Архив онлайн-конференций

Онлайн-конференция с доктором исторических наук, профессором БГТУ Сергеем Рассадиным и кандидатом исторических наук, доцентом Вадимом Лакизой

Онлайн-конференция с доктором исторических наук, профессором БГТУ Сергеем Рассадиным и кандидатом исторических наук, доцентом Вадимом Лакизой

Сколько сокровищ таит в себе белорусская земля? Что дают современному человеку древние раскопки? Чьи останки находятся в неизвестных саркофагах, обнаруженных в мужском монастыре. Загадки прошлого и смелый взгляд в историю.

Гости:

Вадим Лакиза - заместитель директора по научной работе Института истории НАН Беларуси, кандидат исторических наук, доцент;

Сергей Рассадин - доктор исторических наук, профессор истории, археолог, геральдист.

18.08.2016

Фото


Вопросы конференции


При раскопках явно попадает много керамической посуды разных веков. Скажите, верно ли, что каждый черепок ценен для науки? И как вообще определяется ценность артефактов?
Юлия (Минск)

С. Рассадин: Это хороший вопрос. Я рад, что люди интересуются не только древностью, но вообще процессом и методикой, может быть, даже философией науки: как отделить важное от неважного. Есть такое житейское и археологическое понятие - мусор. Дело в том, что археологи ищут не черепки и даже не украшения из драгметалла, они ищут человека, информацию о нем. Поэтому критерием по отношению к обломкам глиняной посуды, керамике является информативность. Вот недавно мои раскопки древнерусского города Горваля, начавшиеся в этом году, принесли очень интересный результат. Я впервые увидел глазурированную поливную древнерусскую керамику. Естественно, я взял каждый черепочек.

Ведущая: То есть это как раз таки представляло ценность?

С. Рассадин: Для меня лично это было любопытно. Я не скрываю, я хочу хорошо рассмотреть эту самую поливную керамику. Но если мы будем каждый черепок забирать, который вобщем-то не несет информации и который такой же, как сотни, а может быть даже тысячи других, так куда же мы это денем? На это не хватит никаких складских помещений, музейных фондов, поэтому рассматривается, фиксируется и считается, конечно, каждый черепок. Но есть понятия "коллекционный материал", который забирается на постоянное хранение, и "неколлекционный материал". Обычно неколлекционный материал по окончании раскопок зарывается где-то в уголке, чтобы он не пропал. Потому что это сейчас не ценно, а вдруг пройдет некоторое время, и этот материал будет представлять какую-то ценность.

В. Лакиза: Заданный вопрос важен. И важен потому, что каждый артефакт, который находится, каждый черепок, важен для науки. Это смысл археологии как науки. Смысл археологических исследований - зафиксировать в культурном слое все, что мы находим. Да, для каждого периода, для каждого исследователя своя методика фиксации и сохранения археологических артефактов, в том числе керамической посуды. Но керамика очень важна как датирующий элемент, как важный материал для понимания, например, развития гончарства в разные исторические периоды. А если мы будем говорить о первобытном времени, например, об эпохе неолита, когда керамика только появляется, о бронзовом веке, то там каждый ее фрагмент - уникальный артефакт. 

Вадим Леонидович, знаю, что вы занимаетесь больше каменным и бронзовым веками. Скажите, почему именно то время? Что может быть интересно во времени, где люди только и делали, что ходили на охоту и старались как-то выживать?
Алина (Неизвестно)

В. Лакиза: Это моя тема, это моя жизнь. Я с 1994 года занимаюсь первобытной археологией (каменным, бронзовым, ранним периодом железного века) и столько интересных открытий было на протяжении этого длительного времени, пока я в археологии. Каждые раскопки, каждые разведки, каждый фрагмент, который я находил и находили мои коллеги из экспедиции, в том числе и студенты, показывали, насколько интересными были люди того времени - 5 тысяч лет тому назад. Сейчас мы с вами сидим перед камерой, разговариваем, нам кто-то задает вопросы, мы отвечаем, мы умеем набирать в телефоне какую-то информацию. И я уверен, что наши далекие предки (к примеру, из эпохи неолита бронзового века) точно так же отвечали на вопросы, смогли бы пользоваться фейсбуком. А вот перенеси современного человека в то время, выжил бы ли он? Смог бы он сделать наконечник стрелы для охоты, чтобы выжить? Конечно, условия были тяжелые, сложные, но люди были на то время очень развиты.

Ведущая: И более приспособлены для выживания, чем сегодня?

В. Лакиза: Для жизни. Для выживания, может, неправильно было бы говорить. Но для жизни в тех условиях они были адаптированы, они совершили огромное количество разнообразных открытий, которые помогали им. К примеру, изобрели каменный топор, кремниевый топор для того, чтобы изготавливать средства передвижения. Например, реки в то время были основными путями передвижения. Как передвигаться? Нужны были лодки. Как сделать теми орудиями труда лодку, чтобы она еще была безопасной, чтобы можно было плавать и захватывать, например, другие территории, как индоевропейское население? А наконечники стрел… В каменном веке были листовидные наконечники стрел для охоты на животных. Попала стрела в оленя, например. Если она не сломалась о кость, ее достали и еще используют. А индоевропейское население придумало треугольные наконечники стрел специально для охоты на человека.

С. Рассадин: Складывается не совсем верное впечатление. В учебных картах, в учебниках, по которым учатся нынешние школьники, скифское государство не отмечено. Город, население которого достигает 80-ти тысяч жителей, специализировался на металлургии, на производстве железных изделий. Индоевропейцы пользовались в основном каменными орудиями. Это никакая не первобытность. Это синхронно древним царствам, с которыми мы знакомы по учебникам. У них были материалы для создания своей цивилизации не такие стойкие, как на Ближнем и Среднем Востоке. Исчезают меха, камни, береста, но это не значит, что этой цивилизации здесь не было. Развитие было примерно синхронно, и уровень, которого достигли наши прямые предки бронзового века, далеко превышал первобытность. Поздняя неолитическая эпоха - эпоха, которая скорее ближе к нам, чем к ним. Это эпоха фермерства, когда хозяйство стало основываться на земледелии и на животноводстве. Генетиками установлено, что предшествующее население не усваивало лактозу и злаковые. Они не могли питаться той пищей, которой питаемся мы и которой питались наши предки в каменном веке.

В. Лакиза: Надо понимать, что это наши далекие предки и наши корни. Приведу пример. Все мы знаем, кто такие шахтеры. А ведь на территории Беларуси первые шахтеры появились 6 тысяч лет тому назад. Шахтер кремневое сырье для изготовления орудий труда добывал на территории Беларуси 6 тысяч лет тому назад. 

В Институте истории НАН мы сделали макет шахты, это один из будущих важных туристических объектов для Республики Беларусь. Надо вложить небольшие средства, и на территории Волковыска сделать археологический комплекс кремнедобывающих шахт.
Бывало ли у вас так, что копаете и ищите одно, а находите совсем другое? Какие сюрпризы бывают при археологических раскопках?
Анастасия (Неизвестно)

С. Рассадин: Конечно. В этом, может, и заключается прелесть археологии. Около месяца назад у меня были другие планы на исследование в Лавришево. Я хотел продолжать, расширять большой основной раскоп, исследовать дальше монастырь, который возник в летописную эпоху - от 13 века. Но так сложились погодные условия, такой ливень хлестал, что пришлось принять предложение отца наместника провести раскопки в храме, под крышей. В результате были открыты те останки, которые являются кандидатами на звание святых мощей, они считались несколько столетий утерянными.

Ведущая: Это случайность?

С. Рассадин: В этом мире случайностей нет, как "Синяя птица" пела. Вы понимаете, на все воля Божья. Нам кажется, что это происходит случайно, на самом деле в этом есть глубокий смысл. Можно это назвать интуицией, можно назвать провидением, как говорил товарищ Воланд: "Дело не в том, как мы вещи называем, от этого их сущность не меняется". Так что судите сами, это факт, который задокументирован. Я заранее составлял программу исследований, которые пришлось корректировать. Сперва рассчитывал, что мы вскроем эту крипту, уже сами стены неизвестного помещения будут археологической находкой, мы что-то узнаем об архитектуре. А там даже вещи из драгоценных металлов, драгоценными камнями инкрустированные нашлись.

В. Лакиза: Я добавлю несколько слов. Каждый археолог, который занимается исследованиями, может привести массу примеров, когда занимаешься одним периодом, а находишь какую-то уникальную вещь, которая очень важна для науки. Я занимаюсь первобытным периодом: каменным, бронзовым веками. На территории Гродненской гидроэлектростанции мы проводили спасательные работы и раскопали более 30 памятников археологии. На каждом археологическом объекте мы нашли слои эпохи Средневековья. Они до этого не были известны. Крупный средневековый город в Гродно, но как он выживал, где проживало местное население, там не было известно средневековых поселений, а оказалось, что они располагались на нижней террасе Немана, но в процессе сверху были перекрыты более поздними наслоениями. И когда мы начали проводить исследование на одном памятнике, выяснилось, что под слоем от одного до двух метров наносного стерильного песка оказался мощный культурный слой эпохи Средневековья. 

Еще один момент, тоже связанный с гродненской территорией, с Неманом. Мой приятель, Виктор Обуховский, своих студентов мотивировал на поиск мамонта около деревни Ковальцы. И, представляете, нашли! У нас две стоянки на территории Беларуси - Юровичи и Бердыш - с мамонтовой фауной и археологическими артефактами. Исследования середины двухтысячных годов показали, что и там есть слой с мамонтовой фауной. О стоянке Ковальцы знают в мире.

С. Рассадин: Я пока живой, поэтому расскажу, что было в прошлом году и о чем многие слышали может не в совсем правдивом изложении. Речь идет о знаменитой древнерусской матрице Лавришевской печати, надпись ахиос - по-гречески, "святая пустынь" - по-славянски. Были письменные источники, где Лавришевский монастырь называется пустынью. Когда извлекают эти артефакты (керамика, какие-то изделия из камня), то иногда их трудно отличить, они настолько покрыты культурным слоем, и когда мне подали посмотреть этот кусочек камня, то я подумал, что это на половину переломанное точило. Потом, когда это в полевой лаборатории было помыто и высушено, я обратил внимание, что идет такой бордюрчик по контуру и подумал: "Какое точило необычное, украшенное канавочкой параллельно". И когда домой это было привезено, я осматривал в стационарных кабинетных условиях находку, под углом в освещении увидел буквы. В негативе прочитал пару славянских букв. Дал специалистам. Полностью было прочитана легенда на этой печати. А не будь случайного стечения обстоятельств … понимаете, первое фотографирование, когда корреспонденты приехали, она лежала на ящике картонном сверху совершенно неприметно. Возникает вопрос о закономерности или законности подобных случайностей.

Здравствуйте! Подскажите, остались ли раскопки только сезонной работой? Или же с новыми технологиями, развитием человеческой цивилизации вы стали меньше зависеть от погоды?
Людмила (Неизвестно)
В. Лакиза: Я отвечу на этот вопрос. Сергей Евгеньевич раньше начинал исследования, я с 1994 года, мы как-то были больше привязаны к сезонным исследованиям. Но теперь очень активно развивается новое направление - спасательная или охранная археология. Я, кстати, этим направлением занимаюсь. Это сохранение археологических объектов в зоне новостроек. Мы живем в 21 веке. Жизнь и движение вперед остановить невозможно. Чтобы сохранить археологические объекты, артефакты, проводятся спасательные исследования. Точно такая же методика, как любые фундаментальные археологические исследования, но только на той территории, которая попадает в зону строительства. Вот 2-я Минская кольцевая. Там мы нашли более 20 интереснейших для истории средневековых археологических объектов. Также несколько пунктов с материалами каменного века. До этого мы не знали об их существовании. И 2 объекта мы раскопали. Это Бобли - поселение 10-12 века - и Василевщина. Василевщина - вообще уникальное для страны и Восточно-Центральной Европы поселение или селище 10-12 века - эталонное поселение славянской культуры. Археологические объекты, жилые комплексы, кузницы, хозпостройки и предметы, которые показывают, например, связь этого славянского населения со скандинавскими, южными, западными, восточными странами.

Ведущая: Можно я уточню один момент? Идут строительные работы, возводится 2-я кольцевая, у них там сроки, планы. Они, условно говоря, натыкаются на то, что говорит о необходимости проводить раскопки. Суть спасательной археологии - приезжайте и максимально быстро это обрабатывайте? 

В. Лакиза: Максимально быстро, но и с использованием современной методики для того, чтобы каждый фрагмент и деталь зафиксировать. Археологи никогда не останавливали строительство. Мы находим какие-то компромиссные решения. Ни одно строительство из-за археологии не затягивалось. 

С. Рассадин: Я не хочу, чтобы сложилось впечатление у нашей аудитории, что нет былого романтизма. Романтизм есть, конечно. Тут дело не в сроках и планах, не в современной технологии - дело в человеке. Вот тому доказательство. Несколько лет назад, я приехал в Светлогорск, дело было в декабре. И люди говорят, зима теплая - копай. Я это решительно пресек, потому, что есть ритм в природе. Есть баланс, надо накапать столько, сколько можно обработать, понять, исследовать, извлечь информацию. Поэтому в этом году, я скрепя сердце, согласился на еще один сезон такой короткий. Есть сезонность природная, цикл археологический этой сезонности должен подчиняться.

Ведущая: Обыватели представляют раскопки так: сразу археолог находит что-то такое, все радуются. Но на самом деле это же рутина? 

С. Рассадин: На самом деле я каждый год говорю, слушайте, что я здесь делаю, меня достал этот дождь, эта жара, все проблемы, брошу эту археологию. Но заканчивается эта экспедиция и начинается планирование следующей.

В. Лакиза: Романтика романтикой, но археология это очень тяжело. Палаточные городки, сто человек, и на каждого надо приготовить еду. Этот год был очень сложный для моих коллег. Все приезжают уставшие, но довольные. Если из 20-15 дней 12 - дождь. Или в Бешенковическом районе на Припятском торфянике - жара невыносимая.

С. Рассадин: Нет плохой погоды, есть плохая одежда (смеется). Решаются эти проблемы так или иначе. Но здесь стоит согласиться со следующим. Действительно, археология - это трудно, археология иногда выматывает. Вот в этом году я приехал из экспедиции и в течение почти недели спал. Устал просто и от дождя, и от солнца. Раньше приходилось строить навесы от дождя, а в этом году мы делали навесы от солнца. Поэтому таких "прелестей" хватает. Я еще скажу, чтобы знали, насколько археология интересна и увлекательна. 
Кроме мокрого и сухого сезонов у нас еще бывают сезоны в буквальном смысле слова ядовитые. Приходим мы как-то на раскоп, и рой шершней (смертельно опасных для аллергиков) не нашел ничего лучше, как поселиться прямо у нас на раскопе. Летают вот такие "пули". 
Мы немедленно убрали студентов, в том числе несовершеннолетних, обратились в МЧС и уже средствами химической защиты обрабатывали. На следующий день приходим - летают снова! Я звоню нашим доблестным спасателям, они говорят: "Не бойтесь! Это солдаты, которые охраняли гнездо, они туда не вернулись и поэтому не погибли от наших химикатов. Но они без коллектива жить не могут, поэтому умрут, только вы их не трогайте и не гоняйте". Прошло несколько дней, и действительно количество насекомых уменьшалось и уменьшалось.
Думаю, что каждый из вас сталкивался с "черными копателями". Скажите, за какими ценностями они охотятся? Ведь у нас не было Древнего Египта и Римской империи, что же они ищут? И какой урон несет наша история из-за таких недобросовестных псевдоархеологов?
Никита (Неизвестно)

В. Лакиза: Это вопрос очень болезненный. Мы уже несколько лет, и в СМИ, и на всех уровнях этот вопрос поднимали и добились, что у нас в стране принято законодательство, направленное на пресечение черного копательства. Принят Указ Президента Республики Беларусь, ряд нормативно-правовых и законодательных актов, направленных на выполнение данного указа. Принят Кодекс о культуре, который вступит в силу. 

И очень важно, что 22 августа вступает в силу закон "О внесении изменений в Кодекс административных правонарушений". Там есть две статьи, которые наказывают за незаконный поиск археологических артефактов (черное копательство) и за незаконный оборот археологических артефактов. То есть все материальные предметы, которые признаются археологическими артефактами, это собственность государства. 

А о вреде можно говорить очень много. Это как вырванная страница в книге. Вот мы читаем роман: раз - и ты не знаешь, чем закончилось. И твоя жизнь рушится, ты целую ночь посвятил этому чтению. Черные копатели вырывают страницу нашей с вами истории. Они грабят наших предков. Ну как может относиться к этому здравомыслящий человек, если грабят могилу или погребальный комплекс, срывают украшения и потом продают в Интернете. Таких примеров огромное количество. Необходимо было наводить порядок, и мы теперь живем в совершенно новом правовом поле.

С. Рассадин: Я по существу вопроса, с вашего позволения, добавлю. Когда вор лезет в дом, он же не знает, что там украдет. Он хватает все, что попадается под его лапы. Поэтому судите сами, какой они вред наносят. Кто пережил подобное нежелательное посещение, тот знает, как это не только обидно, а просто гадко. Второе, я хотел бы отметить заслугу моего коллеги, который активно участвовал в разработке этого очень нужного законодательного акта. Надеюсь, удастся свести практически на нет это черное копательство. Как уже прекратилась продажа металлодетекторов. Это уже не бизнес. Уже действует запрет, и на этом не сделаешь деньги. 

Я уже упомянул древнерусский город Горвальд. Мне было обидно, как тому хозяину дачи, к которому наведались бомжи. Туда, оказывается, в прошлом году приезжали копатели с Украины. Пошарить, пока никто не видит, что есть у нас в Горвальдском замке.

В. Лакиза: В России, Украине, Литве жесткое законодательство относительно черных копателей, и из соседних стран приезжали к нам. Надо было поставить заслон. Сегодня он появился. Помониторим ситуацию до конца года, будем видеть. Идеология черного копательства практически одинаковая. В РФ пару лет назад ввели более жесткое наказание и законы, направленные на борьбу с черным копательством, и посыпались обращения и в правительство, и Администрацию президента, что нарушены права людей, что это хобби, что они так любят нашу историю. Но, простите, хобби копать курганы и продавать найденное в Интернет... Настоящим любителям истории можно участвовать и в археологических исследованиях. Есть возможность принять участие в экспедициях у любого археолога. Своими руками достать эти предметы, они будут полезны науке, государству, обществу, потому что эти предметы будут выставлены в музеях.

Ведущая: Правильно ли я понимаю, что черные копатели в основном охотятся за какими-то ценностями, за тем, что потом можно перепродать?

С. Рассадин: Совершенно верно, что имеет денежное выражение, что можно быстро продать. Это как воровство мобильников на вокзале. Принципиальных отличий здесь нет.
Добрый день! История изучается, в том числе, и по захоронениям. Скажите, как на территории Беларуси менялся обряд прощания и погребения? Насколько он одинаков по всей Беларуси и какие есть отличия от других славян, проживающих на территории современных Словакии, Чехии, Сербии и т.д.
Валерия (Неизвестно)

В. Лакиза: Если коротко, то обряды, конечно, менялись. Для эпохи неолита по территории Беларуси обрядность практически неизвестна. Есть разные версии: может, тела хоронили в реке, в дуплах деревьев. Но в конце неолита, когда появляется индоевропейское население, появляется возможность для изучения погребальной обрядности. Это курганные захоронения, обряды трупоположения или ингумации (сжигание). Бронзовый век - это классическая ситуация, когда мы на территории Беларуси тоже находим погребальные комплексы по обряду трупоположения ингумации или кремации. С железным веком ситуация чуть-чуть посложнее. Например, культура штрихованой кермики также сложна для изучения погребальных комплексов. Ну а Сергей Евгеньевич Рассадин пару слов скажет по периоду конца железного века.

С. Рассадин: Я копал в этом году памятник XI-XII века, по-моему, городского типа, как я считаю, согласно письменным источникам. И найденое захоронение (если это так можно назвать)  - примерно десяток отрезанных голов.

Ведущая: У нас?

С. Рассадин: У нас, в Речицком районе. Эти находки попались в комплексе с оружием, там есть большой наконечник стрелы. Может быть, монгольское захоронение. Может быть, это 1240 год, когда произошло известное Батыево нашествие, или почти такой же трагический 1214-й, когда новгородцы и смоляне междуусобно воевали с черниговцами и киевлянами на теперешней белорусской земле, и озверение тогда достигало высоких степеней. 

С другой стороны, я как христианин, должен на другие вещи обратить внимание. Людей, захороненных по определенному обряду, считали закоренелыми язычниками. Я занялся этой проблемой, и оказалось, что эти люди погребены по христианскому обряду в деревянных гробах. Сейчас хорошо известно, что необязательно следующее поколение крещеных, родители которых стали христианами, надевали на себя крестики, клали их в могилы. Получилось, что тех людей, которых археологи не признавали за единоверцев, оказывается, исповедовали то же, что сейчас есть православие. Для меня было очень важно установить этот археологический факт.

Знаю, что много интересных атрибутов - монет и мелких железных вещей - находят в полях. Иногда они представляют историческую ценность. Скажите, есть ли такие полевые находки, которые как-то повлияли на археологию или вообще на конкретизацию каких-то событий в истории?
Михаил (Неизвестно)

В. Лакиза: Конечно, есть. Мы не занимаемся целенаправленным поиском археологических артефактов. Во время разведок попадаются такие предметы, в том числе найденные с помощью металлодетекторов или других технических средств. Этот вопрос завязан на идеологии черных копателей, которые считают, раз мало археологов, то надо в полях копать. Важно понимать, что просто такой предмет в поле не лежит. Скорее всего это площадь археологического объекта с наличием культурного слоя. Возможно, верхний слой разрушен распашкой, и под ним находятся эти предметы. А случаев, когда мы находили таким образом важные археологические источники - много. Это и на территории Белорусской АЭС, и гродненской ГЭС, по Неману, Щаре, Днепру, Припяти…

С. Рассадин: Классический такой случай. Черное копательство началось не у нас. В Египте оно бурно развилось с конца 19-го века. Одна египетская селянка нашла в ямке в поле какие-то глиняные толи пластинки, толи черепки с какими-то значками. Хотела было выкинуть их, но ее муж решил, что, возможно, это какие-то антикварные вещи и их кто-то купит. А чтобы их было больше, он разбил эти таблички на мелкие кусочки. И вот когда эту случайную полевую находку увидели специалисты, то оказалось, что это дипломатический архив египетских фараонов. Фараоны вели переписку с Месопотамией, где глиняные таблички клинописные были в ходу. А там над иероглифами месопотамскими краской был нарисован египетский, построчный перевод. Эль-Амарнский архив - один из важнейших по дипломатической истории Древнего Востока. 

А старорязанский клад, который был оценен государем-императором Николаем I в 40 тысяч тогдашних серебряных рублей... Тоже мужик пахал, вывернул толи ведро, толи еще что-то, а это оказалось княжеским шлемом, куда во время татаро-монгольского нашествия украшения княжеской семьи были запрятаны. Так что, господа, смотрите под ноги!

В. Лакиза: И приносите, и сотрудничайте с археологами. К нам много приходит людей, приносят какие-то предметы или фотографии. На сайте института истории есть электронные адреса, телефоны. И мы открыты для сотрудничества. Вот буквально недавно нам прислали кремневые и каменные изделия. Очень важно, чтобы эти вещи были доступны, находились в музее. Лишний доллар может и нужен, но иногда важнее, увидеть в музее благодарственную табличку вам за то, что передали этот предмет. Потом приведете своего внука и покажете, вот смотри - это я нашел.

Знаю, что в археологических раскопках выделяют исторические слои. Скажите, зачем это и как вы понимаете по грунту, где какой слой?
Ольга (Неизвестно)
В. Лакиза: Это очень длинный вопрос, мы будем долго рассказывать. Сергей Евгеньевич приводил в пример инструкцию. Вышла "Археология Беларуси" в 4 томах, где все четко прописано. Есть инструкция "Полевые исследования". Мы в этом году разработали инструкцию по проведению полевых археологических исследований. Она опубликована в Интернете на правовом портале. Там очень четко расписано, как проводить археологические исследования, какие слои, фотофиксация, как готовить отчет. Раскопки - это одно, но тут и камеральная обработка, и подготовка научного отчета. Кстати, все археологические отчеты, начиная с первых исследований и до современных, хранятся в Институте истории в центральном научном архиве НАН в фонде археологической научной документации. А их более 3 тысяч. Вся археология, история нашей страны собрана. 

С. Рассадин: Не положено - инструкция. Я сошлюсь на конкретное правоприменение. Когда была найдена вышеупомянутая матрица Лавришевской печати, даже из-за границы стали поступать многочисленные публикации клеветнического характера. Якобы Рассадин нашел ее в одном месте и подбросил в другое.  Наши парни, которые участвовали в раскопках, вот этот точильный брусочек  достали из-под ненарушенной глиняной прослойки. Это они хорошо помнили, и это было задокументировано. Если прослойка не нарушена, то, скорее всего, это пол какого-то жилища. Она ниже. Выше залегает тонкая, но достаточна отчетливая прослойка - золисто-угольная, так по инструкции. Попросту это горелый слой пожара, когда крымские татары наш монастырь в 1601 году сожгли. 

Эти этажи или этапы культурного слоя - 1, 10, 222. Есть документы, фотографии. и осуществляется, согласно инструкции, тщательная фиксация. Слои фотографируются, измеряются, зарисовываются. Иногда даже точнее чем до сантиметра. Это та документация, которая относится к категории постоянного хранения. Отчеты хранятся вечно. 

В. Лакиза: Есть еще и контролирующие структуры, потому что каждый отчет проходит лицензирование, экспертизу специалистов в отделе. Потом у нас есть полевой комитет, где самые лучшие представители археологии. Неправильная методика проведения археологических исследований - никогда не учитывается, она приводит к разрушению памятника археологии и потере информации. 

Ведущая: Как глубоко могут копать археологи?

С. Рассадин: На десятки метров. У нас в Беларуси городские слои в некоторых местах достигают большой глубины. И раскопки глубоких слоев иногда сопряжены с большими трудностями.

Ведущая: А технику вы можете использовать?

В. Лакиза: Используется и техника. Для археологических исследований необходимо достаточно серьезное финансирование. Археология - дорогая наука.

С. Рассадин: Так абстрактно спрашивают про слои, когда с ними не сталкивался - все легко и приятно. А когда на глубине полутора метров вы вдруг попадаете на водоносный слой.. Копали - было сухо, а через десять минут начинает сочиться вода. И тогда вычерпываешь эту воду, а слой превращается в грязь. Был случай - мы копали колодец древний, в нем даже обработанные деревянные предметы сохранились. Жара 30 градусов, а в колодце грунтовая вода - в результате вечером температура сорок.

В. Лакиза: Когда строили в Уручье метро в 2006 году, нам позвонили строители и сказали, что на глубине 20 метров обнаружили кость. Это было очень важное для Минска открытие. Мы достали кости - оказалось, что это лесной слон, а точнее слониха. А возраст лесного слона приблизительно сто пять тысяч лет назад.
Здравствуйте, на ваш взгляд много ли осталось в истории Беларуси пробелов, которые еще предстоит закрыть при помощи археологии или большая часть уже изучена. Спасибо.
Екатерина (Неизвестно)

С. Рассадин: Да она вся в пятнах, как шкура леопарда.

В. Лакиза: Мы не стоим на месте. Как бы нас ни критиковали, что мало археологов в Беларуси… Да мало, да, надо решать вопросы с подготовкой кадров. И в университетах мы эти вопросы постоянно ставим, и работаем совместно с Министерством образования, как выйти из этой ситуации. У нас в государственном списке историко-культурных ценностей более двух тысяч памятников археологии, более десяти тысяч объектов археологии, включенных в реестр, который ведет Национальная академия наук Беларуси. Археологов практикующих, которые имеют право на проведение археологических исследований, около 60-70 в Беларуси. Но это не значит, что мы должны раскопать все. Надо оставить потомкам.

С. Рассадин: Помните, как у Булгакова задается вопрос: "Какое главное событие в вашей жизни?" Подсказывается ответ: "Оно еще впереди". Я открыл неизвестный ранее город 17 века Казимир. Казалось бы, все, хватит. Но все равно я считаю, что главное событие в моей жизни впереди. Может быть, тот скруток бересты, о котором, вроде бы, что-то или написано, или нарисовано, а вдруг это берестяная грамота? Ну не в этом году, так в следующем… Считать, что все уже сделано, все узлы развязаны не стоит. 70 человек были, а появится 71-ый, который поднимется на следующую, более высокую ступень. Для школьников, которые любят историю своей страны, для студентов, которые захотят прийти в археологию, памятников археологии и открытий хватит, это стопроцентно.

Ведущая: Если человек не археолог, и не занимается археологией, но он хочет на волонтерских началах стать членом какой-либо экспедиции, это возможно?

В. Лакиза: Это возможно. У нас и на сайте института истории есть информация, социальные сети дают возможность для такого сотрудничества. Мы открыты.

Например, по этому году волонтерами уже были и студенты, и школьники, и представители органов исполнительной власти и даже прокурорские работники. Это люди, которые любят свою страну. Они свой отпуск посвящают тому, что принимают участие в археологических исследованиях.

С. Рассадин: Великий Слиман тоже был любитель. Это профессиональный бизнесмен, если не сказать, профессиональный аферист. А для археологии он сделал очень много, и деньги, нажитые не совсем честным путем, потратил на археологию. 

Здравствуйте! Сегодня есть ресурсы, где можно заказать личный, фамильный, семейный герб, заказать родословное дерево и генеалогическое исследование. По генеалогии вопросов нет, архивные справки разложат все по полочкам. Но вот по поводу герба - на основании чего он будет создаваться и какая в нем ценность? Насколько это вообще востребовано в Беларуси? Мне кажется, это блажь какая-то.
Надежда (Неизвестно)

С. Рассадин:  Почти всю жизнь занимаюсь геральдикой, и, конечно, должен был обратиться к этой юридической части. Можно нарисовать любой диплом или купить что-то похожее возле метро в одной из столиц, но это не будет настоящим документом. Точно также с гербом. Есть определение герба классическое - знак, сложенный по законам геральдики и утвержденный верховной властью. Дело в том, что у нас у всех одно и то же звание - гражданин Республики Беларусь. У нас нет дворянства, признаком которого иногда (я подчеркиваю) был герб - не все дворяне обладали фамильными гербами. Можно нарисовать себе любой - герцогский, баронский, хоть королевский герб, поместить его на свою визитку, но от этого данный рисунок гербом не станет. 

Лично я оказался немножко в другом положении. После революции 1917 года новая власть как-то прохлопала один момент. Как-то пропустили отменить наши дворянские гербы. А то, что не запрещено, то разрешено. Хотя ленинским указом были отменены не только аристократические титулы, дворянские звания, но даже звания профессоров и доцентов. Таким образом, юридически я, являясь наследником соответствующего рода, являюсь и наследником этого герба. В данном случае, если имеются документы, есть смысл пользоваться этим гербом. А выдумывать себе что-то - ради бога. Это одна сторона. Другая - во мне так борются достаточно часто археолог и генеалог. Что больше всего людей интересует по жизни? Клады и происхождение, то есть генеалогия. Это вещь не только интересная, но и очень нужная. В Коране сказано, что правоверный должен знать 7 колен своих предков. 

Я в свое время поразился, что у бесписьменных полинезийцев генеалогия достигает 10-12 веков. Представьте, сколько поколений предков знают они поименно. А у нас, когда мы сталкиваемся с практической генеалогией, человек с трудом вспоминает отчество своего деда. 

Для чего это все нужно было? Наши предки не дураки были. Никогда не выдавали девушку замуж за хлопца из дурного рода. Ведь все знали, кто прадед. И я сам сталкивался со случаем, когда препятствием браку стала информация, что прапрадед сильно дружил с зеленым змием и в результате повесился. Наши предки понимали опасность генетических изменений, поэтому строго отслеживалось происхождение. Люди с практической генетикой имели дело, занимаясь животноводством. Они прекрасно понимали, что человек такое же биологическое существо. Так вот генеалогия - это та часть истории, которая, наверное, максимально персонализирована. Это даже интимная такая вещь. Мои личные предки. Мои мама с папой, деды, бабки и так далее. И все эти люди, которые давно ушли, мы и могил их не знаем. А вот когда они нам становятся известны по именам, когда вписываешь поминание в церкви, возникают совершенно другие чувства. 

Добрый день! В последнее время все чаще говорят по поводу Креста Ефросинии Полоцкой, несколько раз всплывали сенсационные слухи о том, что он якобы находится в частных коллекциях Германии или США... Ваше мнение по данному вопросу?
александр (минск)

В. Лакиза: Мы все знакомимся с материалами СМИ, поэтому аналогичный вопрос мы могли бы задать и нашим зрителям. Мы ученые, и нам хотелось бы давать научную информацию, а не неподтвержденные факты.

С. Рассадин: Знаменитое Слуцкое Евангелие считалось утраченным в годы гражданской войны, революции. Мы сожалели об этом до конца 90-х годов прошлого века, пока в одну из церквей к попу не пришла бабушка, которая принесла книгу, бережно завернутую в платок. Эту книгу она захотела передать в дар церкви. Эта книга оказалась Слуцким Евангелием. 

Считались утраченными мощи Елисея Лавришевского, но я лично смог их лицезреть.

Смотреть еще