Президент
В реабилитации территорий, пострадавших от аварии на ЧАЭС, виден значительный прогресс
Скачать Поделиться

16 Июня 2017 21:00

В реабилитации территорий, пострадавших от аварии на ЧАЭС, виден значительный прогресс

Такое мнение высказал Президент в ходе рабочей поездки на юг Гомельской области. Там расположена крупнейшая в нашей стране природоохранная зона - Полесский радиационно-экологический заповедник. За 30-летнюю эпоху возрождения Беларусь вложила в эти земли десятки миллиардов долларов, чтобы теперь некогда эвакуированные населенные пункты вновь начали участвовать в экономической жизни страны. Сегодня даже прозвучало предложение изменить границы заповедника. На экспериментальных угодьях научились добывать чистый мед, выращивать сельскохозяйственные культуры, производить корма и даже продукты питания, которые полностью соответствуют санитарным нормам. Всего в научных целях используется 700 гектаров бывших сельхозугодий. Важную роль в этом поступательном движении возрождения сыграли поручения Главы государства. Александр Лукашенко часто бывает в пострадавших от аварии районах и сегодня в мельчайших подробностях ознакомился с жизнью на этой сложной земле. Посетил лабораторию, пасеку и конеферму, где выращивают племенных лошадей. Отклонившись от запланированного маршрута, Президент побывал и в заброшенной деревне, которую люди покинули 30 лет назад.

Все подробности - в материале Андрея Кривошеева. С высоты птичьего полета - сказочная красота белорусского Полесья. Так и не скажешь, что три десятилетия назад эта земля получила черно-оранжевую метку чернобыльской беды. Массовое отселение, колючая проволока по периметру, спецпропуска и все меры предосторожности, которые при неопытности науки были даже излишними. Обожглись на Чернобыле страшно, потому дули и на воду - местную Припять и озера, и на лес, на пашни, забросив все, чем жила полесская земля столетиями.

Деревня Бабчин - одна из 429 в Беларуси, прекративших свое будничное существование вскоре после чернобыльской трагедии. Отселена в 86-ом. Напоминание - черный валун, как знак беды всего белорусского Полесья.

Сегодня здесь на месте деревни - КПП и экспериментальная база Полесского заповедника. Меры предосторожности строжайшие, но люди уже привыкли жить и работать с дозиметром в руках.

Мощность дозы сегодня - 0,49 микрозиверта в час. В 2,5 раза выше нормы, и это одна из самых чистых площадок. В заповеднике встречаются участки, где предельная доза выше в 1000 раз, места до сих пор смертельно опасны. Впрочем, Беларусь не отказывается от этой трудной земли, ставшей мировой лабораторией по преодолению ядерных катастроф. Лабораторией, в которую Беларусь уже вложила свыше 25 миллиардов долларов и контролирует на высшем президентском уровне.

Постчернобыльские фобии и страхи – это не о Главе государства. На этой земле он живет и работает регулярно с середины 90-х. Личным примером доказывая, что эта богатейшая земля оставлена незаслуженно, а мифы о катастрофе человека и природы в основном плодят те, кто вырос на асфальте и на возвращенных территориях не был ни разу.

Заложницей чернобыльской трагедии стала огромная площадь – 216 тысяч гектаров, это самая большая природоохранная территория в Беларуси. 65 километров с севера на юг и 72 километра с запада на восток.

От места посадки президентского борта до чернобыльской станции чуть более 50 километров по прямой. Именно об этом первый вопрос лидера – как соседство с аварийным реактором влияет на радиационный фон, как он меняется с течением времени?

Эта территория стала заповедной спустя 2 года после трагедии, но охранять ее и развивать науку стали уже в суверенной Беларуси под пристальным вниманием Александра Лукашенко. Для него это не только государственный долг и ответственность. Это глубоко личное.


Из минских кабинетов и с проспектов не разглядеть, как меняются ландшафты и настроения людей, оттого президентский путь сюда регулярный. Первый километр пешком - настоящий, не бутафорский Чернобыльский шлях.

По дороге подробный экзамен губернатору – как обустраиваются наиболее пострадавшие райцентры и агрогородки, как прошел первый укос, каковы виды на урожай. В целом область не депрессивная. По инвестициям, производству и рентабельности – выше плана. По экспорту и вовсе рост на треть. Но больше гиперцифр Президента интересует ключевая тройка: цены, занятость, зарплата. Жизненные цифры.

По сельскому хозяйству и видам на урожай губернатор, конечно, не хочет сглазить, но пока по прогнозам идут на рекордный по зерновым. И это тоже результат борьбы человека с катастрофой. Гомельчане ежегодно отвоевывают у заброшенной зоны по 15 тысяч гектаров чистой земли. Фантастическое упорство и фантастический результат, на который работает вся республика. В итоге сегодня под запретом около 12 % белорусской земли. В 90-ых было вдвое больше.


Мы то, что мы едим. Народную мудрость в заповеднике воспринимают серьезно. Уникальные не только для Европы, для мира чистые технологии – собственная разработка. Если в 90-х случаев превышения в молоке и мясе было сотни, сегодня – единицы. И то ученые гарантируют: ни одного загрязненного килограмма за пределы заповедника не выйдет.


Как пример качества и безопасности местной продукции – мед с экспериментальной пасеки. Создать ее было поручением Президента, оттого и инспекция придирчивая: от характера - насколько миролюбивые пчелы, до обязательной дегустации.

Хозяев даже несколько обижает постоянные расспросы приезжих о безопасности. Лучшая рекомендация – кушаем сами, а заказывают из райцентра.

Отныне у местного меда будет новый бренд: "Качество проверено Президентом". Но есть и поручение - развивать пчеловодство. Чтобы не 4 тонны, а солидные объемы, так чтобы и людей занять, и зарплаты повысить, и вернуть земли к нормальной жизни.

Тот же подход в деревообработке, рыбном хозяйстве, туризме и охоте. Спрос огромный. Безопасность гарантирована. Но мешает формальные предписания т.н. Чернобыльской программы. Решение передать все полномочия местной власти Глава государства уже принимал, но оно застряло в бюрократии согласований. Поручение немедленное - подготовить проект вместе с учеными и решать все хозяйственные вопросы здесь на месте. Здесь ведь виднее чем из Минска. А порядка и заинтересованности больше.

В заповедной зоне природа полностью восстановила свои права. Животные почти не знакомы с человеком, и людей не боятся. Оставленные избы обживают дикие барсуки. В приусадебных постройках вместо коров мирно пасутся лоси. Можно встретить медведей, рысей, черепах… Популяция зубров за 30 лет выросла в 9 раз. Природное естество портят только потемневшие деревенские хаты. В одну из них, номер 120, ломая маршрут, направляется Президент.


Метровый бурьян у крыльца, разбитая дверь, но изба еще держится. Словно надеясь - хозяева вернутся. В углу плетеная заботливой рукой этажерка. Кто-то вложил душу. Лидер раритет забирает с собой. В его молодости была такая же. Как и простая деревенская печь – кормилица. Ну как после такого не воспринимать чернобыльскую травму Полесья, – как личную травму.

Кстати, полесский заповедник - единственное место в стране, где можно встретить лошадь Пржевальского, хотя с территории Беларуси она исчезла в 18 веке.

За диковинкой уже приезжали ученые из России, просят продать хоть несколько лошадей, для восстановления популяции. Не меньшим спросом, но уже у белорусов, пользуются и обычные тяжеловозы с местного экспериментального центра. Племенное коневодство должно стать брендом района, уверен Президент. И явно под впечатлением от красоты животных просит: продай для личного подворья.


Восстановить коневодство под Хойниками, кстати, изначально была президентская задумка. И она сработала. Сегодня в табуне свыше трех сотен голов. Только за год плюс 40 жеребят.

Полесский заповедник уже стал мировой лабораторией изучения техногенных катастроф. За опытом и технологиями без аналогов, в Беларусь едут из России, Украины, Евросоюза, Штатов и Японии. В планах - создать крупный исследовательский центр, где бы мир постигал науку воскрешения трудных земель.

Впрочем, трудными, они остаются лишь до тех пор, пока не обретают хозяина. А в Беларуси, к счастью, упорство и хозяйский подход - часть национального характера, И его не под силу изменить даже самой страшной техногенной катастрофе в истории человечества.

 

Другие новости

X

Предложи новость





[ Добавить еще ]


(Максимум символов: 3000)
Осталось символов

2+3 =