Президент
Белорусской науке необходимы важные решения, движение вперед и развитие
Скачать Поделиться

7 Апреля 2017 21:01

Белорусской науке необходимы важные решения, движение вперед и развитие

С такого требования Глава государства сегодня начал большое профильное совещание с участием правительства, ученых, ректоров и директоров крупных промышленных предприятий. Общение продолжалось более пяти часов. Президент подчеркнул, что в науке накопилось немало проблем, которые предстоит решать. В частности, инертность и громоздкость структуры научной сферы, недостаточная роль Национальной академии в стратегическом планировании и управлении отраслью. В числе названных во время совещания вопросов - отсутствие значимых, крупных государственных контрактов на закупку научно-технической и инновационной продукции. А вот чтобы их решить, должны быть выработаны конкретные предложения по развитию научной сферы – от системы подготовки кадров до внедрения ноу-хау в экономику.

С подробностями Андрей Кривошеев. Как обыватель представляет науку и ученых? Вот центральное здание, колоннада, молчаливые кабинеты и гении теоретики в образе Эйнштейна. В возрасте, конечно, и обязательно оторванные от реальной жизни. Но даже сегодняшний неформатный, а во многом неформальный и искренний диалог Президента с людьми науки показал - наши стереотипы фатально устарели. Академия стала не просто кластером мысли, а кластером дела. Это огромная и прибыльная научно-производственная корпорация. На рубль вложений дает более 100 рублей выручки. Образ седого взъерошенного ученого - тоже гипербола. Средний возраст - чуть более 46 лет. Ученые в самом соку. Да, есть проблемы. Не все хорошо с внедрениями, зарплатами, координацией с вузами, фондами и тендерами. Но все это решаемо. И Глава государства в Год науки приехал к ученым, чтобы начать этот большой диалог о настоящем и будущем белорусской науки.

Многие мифы о белорусской науке разбиваются уже в холле, на выставке. Это для непосвященного зрителя - это космос знания. Для Президента - большинство практически личные детища. Были и прямые заказы разработать, и поддержка авторов, и буквально ведение новаций за руку через кабинеты согласований.

Например, новый план ГОЭЛРО по-белорусски. Электрификация после запуска первой атомной. Колоссальная энергия и новый сектор - электромобили и новый городской электротранспорт. Задачи Президент ставил и на Коммунмаше, и на МАЗе, и на совместном Geely. Сегодня спрашивает, когда поедем?

Премьера белорусского электроминимализма на выставке. Это так по-европейски. Дизайн малышки специально под старые узкие белорусские дворики и рачительных частников.

Научная мегакорпорация знает как и умеет зарабатывать. Объем продаж по разработкам Академии за год - 85 миллионов долларов. Это чистыми. А если суммировать весь научный вклад в экспорт, выйдут миллиарды. Внедрения от земли и глубже от недр до космоса. Хороший пример - новые удобрения. Президенту показывают на выставке. Продажи - более 300 миллионов долларов, в том числе в требовательный Евросоюз.

Эта выставка, безусловно, создает атмосферу встречи. Она готовилась как смотр науки в Год науки и должна была вывести на стратегию все инновационное дело и фундаментальную науку в стране. От крошечных НИИ, вузовских и корпоративных лабораторий до гиганта Академии наук. Но Президент ломает формат, заявляя, что мы хотим глубоко понять проблемы науки и ученых сегодня - выводы делать рано. Поэтому вот зал, вот белорусский лидер, вот правительство и эксперты, вот весь цвет науки в одном зале. Давайте без пафоса и стеснений говорить о наболевшем.

Проблемы науки Президент черпает из самой научной среды. До совещания проведен масштабный мониторинг. Собраны все, даже самые критичные и полярные мнения: от науки в стране нет до мы процветаем и менять ничего не нужно. Из того что озвучивает Президент: структура. Нужно ли ломать вертикаль Академии, разбивая по примеру России на кластеры? Насколько громоздка структура, конкурируют ли вузы с промлабораториями и НИИ или работают сообща? Критики уверяют, что да. Проблема внедрения - насколько хроническая. Решение ведь есть - последнее слово за учеными. Кто тормозит? Два слабых показателя: наукоемкость ВВП - 0,5 %. Нужно 2,5. И невыбранные бюджеты НИОКР. Республиканские - на половину. Региональные - на треть. Парадокс объясним, оказывается, ученые боятся рисковать. Если исследование не дало результат — верни деньги. Берутся за вторичное, но 100-процентное в реализации. Да еще экспертиза проектов подвела. Пока вводили новую методику, потеряли полгода.

Оправдываться за затянутую экспертизу - главе госкомитета. Да, ученые недовольны. Да, на полгода задержали с финансированием. Но проверили в 5 раз больше проектов и отсекли сотни заведомо провальных. Это спасло и бюджет, и репутацию большой науки.

Проблема внедрения - красная нить всего диалога. Ученые хотят работать без конкурентов и тендеров. Мол, мировые корпорации демпингуют и не дают нам поставить свое. Но полностью отменить тендеры - дать пространство для коррупции, переложить все издержки на производителей и бюджет. Да и без конкуренции можем скатиться в позднесоветское "никому даром не нужное шарлатанство" вместо науки. Полемику поддерживают и Президент, и премьер, и ведущие ученые.

Далее не по сценарию жесткий почти допрос с пристрастием двух ключевых госзаказчиков: министра промышленности и сельского хозяйства. Если есть факты отказа от науки — положите их на стол. Министры же рапортуют о полном единении с наукой. Мало того, сами ставят задачи для ученых. Промышленности нужны новые материалы, на старых даже в БелАЗе далеко не уедешь на мировом рынке. АПК нужна классная селекция и генетика. С новыми суровыми белорусскими зимами и стихийными наводнениями урожай погибает в поле.

Свой взгляд на науку и своя порция конструктивной критики – от министра природных ресурсов и главного контролера страны. Министр делает акцент: в реальный сектор приносят сырые идеи, их невозможно реализовать вне кабинета ученого. Леонид Анфимов, напротив, приводит факты, когда ученые сделали свою работу, но в промышленности ее завалили. Мало того - фальсифицировали документы и отметились приписками. Как на такое не реагировать?

Впрочем, это частности, абсолютное большинство ученых - фанатики своего дела и люди порядочные. Об этом, в том числе, фундаментальный анализ Михаила Мясниковича. Он в этих стенах свой. Возглавлял академию и начинал ее модернизацию. Как ученый и государственник отмечает и позитивы, и негатив.

Из хорошего: выход на 30% экспорта научных результатов. Уже скоро. Индекс знаний Беларуси – сколько новаций способен дать научный мир страны миру глобальной экономики. У нас 45 позиция из 170 стран. Высоко! Но нужно выше. Для этого предложен проект Белбиограда в рамках индустриального парка. В один кластер планируют объединить био- и нанотехнологии, плюс фармацевтику. Непрофильные области знаний, где нет ни школ, ни наработок, Михаил Мясникович предлагает отрезать. Президент не согласен. Ученый должен творить в любой сфере. Мало ли какая разработка станет завтра мировым бестселлером. Просто концентрация ресурсов – на главные проекты экономики.

Практически крик души ученого – ставки младших научных сотрудников. Тяжело прожить, не то, что насобирать на квартиру с ремонтом. Президент напоминает: среднюю зарплату по стране в 1000 рублей никто не отменял. Это и прожиточный минимум для молодого ученого. Глава правительства уточняет: решение выполним, но и научный мир должен крутиться. Во всем мире так – внебюджет и грантовые исследования должны быть системным подспорьем науки.

Наука в Беларуси концентрируется не только в академии. Вузы должны быть 3-го уровня, с собственными лабораториями и научными школами. В подтверждение мировые цифры: в Штатах переход на коммерческую вузовскую науку совершили в 40-ые годы, в Европе – в 70-ые. Сегодня 3/4 науки на Западе концентрируются именно в высшей школе. В белорусских вузах даже ставки на науку нет, все забивает преподавание.

Отдельный разговор по гуманитарным наукам. Мало того, что опыт ученых слабо востребован чиновниками, так еще стратегическую задачу – новые качественные и понятные учебники никак не рождаются. Мучаются и дети, и преподаватели. Хотя, по мнению ученых, подготовить учебники можно за 2 года. Год на написание. Год на редактуру и издание. Сроки услышаны – плата будет за качество.

Гуманитарная наука – не только учебники. Особая белорусская самость. Как без науки понять, что написано в букваре Соболя, в Полоцком или Слуцком евангелиях. В Год науки закончили уникальный фолиант. 37-й том фундаментального издания "Исторический словарь белорусского языка". Первый том вышел в 1982-м. За 35 лет благодаря кропотливой работе возродили 37 тысяч слов.

Отвечать на всю критику – главе Академии наук. На его взгляд, красить все в черное несправедливо. Академия – живой слаженный организм, компактный и управляемый. Зачем рубить? Ведется 12 центральных программ НИИ. Каждая окупается. В том числе за счет экспорта. Это 60 стран. Новые партнеры - Индия, Египет и Пакистан. Наука как отрасль не падала ни одного года – росла быстрее экономики страны в целом, хоть порой и в тепличных условиях.

Тезисно о претензиях в адрес правительства – глава Кабинета министров. Экспертиза будет, за вечные двигатели правительство не заплатит, венчурные фонды заработают в ближайшее время, тогда и риск, как и сверхприбыль, бюджет ученый смогут разделить с инвестором.

Кроме зарплаты, имидж и репутация ученого. Белтелерадиокомпания подготовила уже дюжину фильмов о наших светилах и их вкладе в науку. Президент поручает поставить цикл на поток – страна должна знать своих героев. Плюс это лучшая реклама для тех молодых людей, которые решили сделать свет знаний и совершенство технологий делом своей жизни.

Подводить итоги научных "вершин и впадин" сегодня рано – уверен Президент. Само научное сообщество должно переварить диалог на высшем уровне и выработать системные подходы. Но Президент настаивает: науке в Беларуси быть – большой, фундаментальной и прикладной на нужды страны. Разговор сегодня – с многоточием. Финал будет в сентябре. Поручено готовить послание Президента научному сообществу. Чтобы подстегнуть людей науки, ювелирно заточить финансы на прорывные исследования, поставить экономику на инновационные рельсы и ввести диктатуру… не человека, а технологии. Эти мотивы большого разговора с учеными не скрывает Президент.

Нынешний год – Год науки – решающий. От него будет зависеть весь последующий запал модернизации и развития. К стратегии Президент просит подключиться не только ученых и чиновников, но и законодателей. Законом должна стать научная проработка решений власти и научная высота в экономике. Получится? Альтернативы у современной Беларуси нет. Иначе – сырьевой придаток и темное пятно Европы. Это не для нас. А времени до сентября не так уж много. На этом пока ставим многоточие…

 

Другие новости

X

Предложи новость





[ Добавить еще ]


(Максимум символов: 3000)
Осталось символов

2+3 =