Главный эфир
Взгляд на войну с памятниками в Польше через личную человеческую судьбу
Скачать Поделиться

23 Июля 2017 21:22

Взгляд на войну с памятниками в Польше через личную человеческую судьбу

Волна негатива по отношению к памятникам и захоронениям советских воинов в современной Польше надвигалась постепенно и давно. Все начиналось с редких и разовых случаев осквернения могил и мелких хулиганских выходок у мемориалов. Уже в 2015-м фиксировались десятки таких случаев. Для кого-то это звучало просто информацией, а вот у родных и близких тех солдат-красноармейцев, которые в 40-ых, защищая Европу, погибли на чужбине, эти новости отзывались личной болью. В августе 2016-го европейские СМИ озвучили: "В Польше - очередной случай осквернения советских захоронений. Жертвой неизвестных вандалов стало кладбище города Кельце. Перевернуты надгробия, разбиты памятники".

В августе 2016 европейские СМИ объявили: в Польше очередной случай осквернения советских захоронений. Жертвой неизвестных вандалов стало кладбище города Кельце. Перевернуты надгробия, разбиты памятники.

Это известие буквально ударило сердце нашего земляка, обычного белоруса Анатолия Красного, чей отец в 45-м героически пал, защищая польский Кельце, и там же был похоронен. Могилу сын навещал дважды, когда еще жила мать, и уже со своими детьми - тогда место было ухожено и отмечено достойным величественным памятником. Что теперь?

Немолодой уже человек, сам военный в отставке, Анатолий Матвеевич давно мог оставаться равнодушным к вестям о нарастающем попрании памяти советских героев. Для него все решила дата 22 июня 2017 - в день начала Великой Отечественной войны весть о решении польского сейма "о ликвидации из общественного пространства монументов, связанных с коммунистическим наследием, а это значит, и Красной армией". Наш телезритель Красный решился обратиться за помощью в Агентство теленовостей и предложил командировку на злобу дня. Мы поддержали тему. Через личную человеческую судьбу взгляд на войну с памятниками у соседки Польши - в журналистском расследовании Натальи Бордиловской.

Макаенка, 9. Белтелерадиокомпания. Рядом со мной супруги Красные. В дорогу. На Польшу. Военное кладбище Кельце. Там вандалы топтали могилы наших героических дедов. У Анатолия Матвеевича там лежит отец.

Направление - Брест. Проезжая по Минску, а потом и по всей Беларуси, привычно, но всегда так гордо видеть отношение нашей родины к памяти героев. От величественных мемориалов, произведений искусства до незатейливых, но таких искренних памятников безымянному солдату. По стране их более 9 000 - знаков, связанных с Великой Отечественной. По обе стороны дороги почти на каждом километре через окно мелькают они - символы уважения к советскому воину и символы скорби по жертвам войны. Белорусы преклоняются перед подвигом не только своих земляков. У нас не делят. В этой земле полный интернационал: павшие из всех союзных республик тогда огромной советской страны и европейцы, те, кого в Беларусь нацисты свозили вагонами, чтобы уничтожать. Уже ближе к Бресту Барановичи и урочище Гай - здесь в 1942 казнено три тысячи чехословацких граждан. Белорусы воздвигли мемориал.

Вот и граница. Автодорожный пункт пропуска "Брест". Здесь 76 лет назад все начиналось. И здесь - знак в память.

Пересекаем Варшавский мост. До Кельце - более трехсот километров, и по пути мы можем видеть красивую ухоженную Польшу, но она не пестрит памятниками воинам-освободителям. По дороге мы не увидели ни одного, хотя в свое время их было воздвигнуто сотни в честь десятков тысяч легших в польской земле наших солдат. Судя по официальной информации польских властей, более четырех с половиной сотен памятников теперь будет демонтировано. А начинался этот процесс демонтажа местного уровня в 2014 году. 14 больших городов и местечек Польши - в перечне отказавшихся от материальной исторической памяти.

Маленький городок, он непримечателен, но два года назад прогремел буквально на весь мир. Примерно в ста километрах от Кельце. Старинный, XV века, городок на юге Польши Мелец. Издревле знаменит как город ремесленников — портных, кузнецов, гончаров. Рядом с типовыми современными застройками - потрясающей красоты костелы. Как и вся Польша, в сентябре 1939 был оккупирован и стал работать на немецкую армию. Здесь находился филиал концерна "Хейнкель", где выпускались самолеты Хе-111. От фашистов Мелец был освобожден в 1944 совместными усилиями, совместной атакой советских войск и Армии Крайовой. В честь советских воинов здесь был воздвигнут монумент - внешне он напоминал памятник в Трептов-парке Берлина: солдат в одной руке держит ребенка, во второй - меч. Но сейчас мы можем только фантазировать на тему памятника.

Его уже нет.

Освобождение Польши войсками Красной армии началось в 1944.

В ходе операции "Багратион" в июле-августе 44-го была занята часть территории страны на восток от Вислы. Решающим этапом в освобождении стала Висло-Одерская операция, которую в 1945 проводили Второй белорусский фронт под командованием маршала Жукова и Первый украинский фронт под командованием маршала Конева.

Стремительное наступление: за 20 суток наша армия сумела выровнять линию фронта, овладеть дальними подступами к Берлину, разгромить 35 дивизий противника.

15 января в ходе Сандомирско-Силезской операции у немцев был отбит Кельце. Войскам, освобождавшим город, из Москвы была объявлена благодарность. И был салют из 20 артиллерийских залпов в память о погибших.

Томаш Доманьский, сотрудник Института национальной памяти (г.Кельце, Польша): "Кельце был столицей большого региона и очень пострадал в годы немецкой оккупации. Шесть лет. Погибла элита. Мы - в списке городов с еврейским населением. У нас было гетто. Около двух тысяч людей было замучено, угнано в фашистские концлагеря. Местные жители - учителя, врачи, священники - стали жертвами массовой расправы 42-го. Людей сжигали живьем - мстили местным партизанам. У нас в районе Свентокшицких гор действовали освободительные отряды. Работало подполье. Безусловно, решающим стало вступление советских войск в Польшу и, в частности, в Кельце - это было освобождение. Это исторический подвиг Красной армии, который мы уважаем. Но не все так однозначно. Поляки до сих пор не могут забыть пакт Молотова-Риббентропа - соглашение между Германией и Советским Союзом. Ведь под раздел сфер влияния тогда подпадал и наш Кельце".

В Институте национальной памяти Анатолий Красный показывает письмо из Красного Креста - нет конкретики. Показывает фото местной жительницы - Хелены, с ней несколько лет назад поддерживал связь, женщина из Кельце ухаживала за отцовской могилой, но потом потерялась. Слова утешения, и нас убеждают: на кладбище теперь порядок, все последствия варварских нападок устранены.

Дорота Кочваньска-Калита, начальник представительства Института национальной памяти (г.Кельце, Польша): "Война разрушила судьбы многих народов, и это трагедия не только для тех, кто погиб, а прежде всего для их семей, потомков. Виной всему машина тоталитаризма, давшая начало агрессии и милитаризму. Каждая страна, каждый народ должен не забывать свою историю и исследовать ее. Но говоря простым человеческим языком, не углубляясь в политику и какие-то современные претензии, хочется помогать тем, у кого близкие погибли вне родной земли, помогать тем, кто ищет своих родных. Чтобы люди могли облегчить свой траур. Чтобы могли зажечь свечи на могилах своих предков, положить цветы".

В Кельце два кладбища, упокоивших жертв Второй мировой войны. Самое большое и старинное - военное по улице Зигмунта Кваса, 25-960.

В 1954 году сюда перенесли прах более трех с половиной тысяч советских воинов. Из них только пятьсот известны. Остальные - безымянные.

На 74 гектарах земли расположились могильные каменные плиты. На них каркасная пятиконечная звезда и имена известных погибших. Все утопает в зелени. Но главное украшение (если можно так сказать) места - это архитектурная композиция в центре кладбища. Четырехугольная каменная плита, на ней женщины - мать держит за руку ребенка, над ними голубь - символ мира. А на плите надпись: "Вечная слава и память героям, воинам Красной армии, освободителям города Кельце".

Слева от входа Красные находят родную могилу. Никаких признаков повреждений. Если что-то когда-то и было нарушено, все исправлено.

Красный-младший чуть помнит отца живым - в последний раз видел в освобожденном Гомеле (папа на несколько дней приехал в отпуск). Радио не выключалось. Когда замкомандира батальона связист Матвей Анатольевич Красный услышал, как Сталин призывает всех перейти к решающему наступлению Красной армии, прервал отдых и рванул на фронт.

Всех четверых похоронили в одной могиле. Таких - братских - здесь целое кладбище. Оно действительно ухожено. Чувствуется заботливая небезразличная рука. Здесь не безлюдно - приходят и уходят местные, чтобы помолиться, прибраться. Мы встречаем двух местных жительниц.

Такая разная Польша. Продолжая путь, мы не можем не заехать в Освенцим. Концлагерь Аушвиц-Биркенау. Место смерти - теперь музей, в котором всегда людно. По лицам, говору и номерам машин очевидно: сюда приезжают со всего мира. Кажется, лучшего урока мира, чем посещение Освенцима, трудно придумать. Странно только, что сама официальная Польша начинает забывать, кто открыл ворота этого и других концентрационных лагерей, спасая узников и все человечество от фашизма. Советский солдат.

Из Польши мы проехали дальше по Европе. Готовим большой проект. Кинотрилогия об исторической памяти и памятниках солдату-победителю. 

 

Другие новости

5 или 10 баллов? 5 або 10 балаў? 20.08.2017 21:40 / Главный эфир 5 или 10 баллов?
Сегодняшний день венчает страду-2017 Сённяшні дзень вянчае гарачую пару-2017 Harvesting campaign-2017 finishes today 20.08.2017 21:05 / Главный эфир Сегодняшний день венчает страду-2017
Тайны Несвижской крипты  Таямніцы Нясвіжскай крыпты  Secrets of Nesvizh crypt studied 13.08.2017 21:41 / Главный эфир Тайны Несвижской крипты
X

Предложи новость





[ Добавить еще ]


(Максимум символов: 3000)
Осталось символов

2+3 =