События

Интервью Президента Республики Беларусь А. Г. Лукашенко информационному агентству "Рейтер" (телеверсия)
Скачать (148, 60 Мб)

5 Мая 2010

Интервью Президента Республики Беларусь А. Г. Лукашенко информационному агентству "Рейтер" (телеверсия)

(публикуется с сокращениями) 

Рейтер. Как Вы расцениваете развитие отношений с Западом за последний год? Вы довольны этим развитием? Или могло бы быть лучше? Если недовольны, то почему?  
Лукашенко А.Г. За последнее время мы немало сделали в выстраивании нормальных, добрососедских отношений с нашими западными партнерами. Немало сделали. 
Что касается дипломатического и политического уровня, то здесь состоялись контакты на всех уровнях, и даже на уровне Президента, которого так не любят и не воспринимают на Западе отдельные политики.  
У нас по линии бизнеса выстраиваются очень хорошие отношения. По линии финансово-кредитных институтов неплохие отношения, я имею в виду Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции развития, различного рода фонды, которые как инвестируют, так и оказывают безвозмездную поддержку нашему государству по многим направлениям. То есть здесь сделано немало.  
Скажу Вам откровенно – я человек прагматичный, экономист, поэтому я больше всего обращаю внимание на экономическую составляющую. И если исходить из этого главного критерия, то, по моему мнению, у нас дела обстоят совсем неплохо. 3,5 миллиарда долларов – поддержка Международного валютного фонда по линии "стэнд-бай". Мы ее уже получили. И Международный валютный фонд выразил заинтересованность с нами сотрудничать. Прежде всего потому, что мы – обязательная страна. И как бы нас не упрекали внутри и за пределами отдельные политики, у нас обязательное Правительство: если мы пообещали – мы обязательно это выполним. А поскольку мы это делали – обещали и выполняли – с нами международные финансовые структуры и сотрудничали. Вы прекрасно знаете: если только обещанное не выполняется хотя бы по одному направлению, какие-то критерии не выдерживаются, то они сотрудничать ни с одной страной не будут. Поэтому факт самого сотрудничества говорит о том, что мы ответственны и мы обязательны.  
Что касается сотрудничества, если его брать в целом, то я бы не сказал, что мы сделали всё, на что рассчитывали, и что Запад пошел нам навстречу. Я не буду долго говорить о причинах. Они тоже известны. Естественно, что какими бы мы хорошими не были, существуют экономические причины, а это – конкуренция. У нас экономики один к одному, что и на Западе: что в Германии, что во Франции, что в Великобритании. Это не сырьевые экономики, это экономики реального сектора, поэтому всё равно эта конкуренция существует. Может быть, Западу хотелось бы здесь побыстрее провести приватизацию. Не только Западу в данном случае, но и Востоку. На что я всегда говорил: "Мы не против, но у нас есть национальные интересы и ничего бесплатно не отдадим". Ну, скажите, кому этот тезис нравится? Наверное, не всем. 
Поэтому сразу хочу сказать (возможно, у Вас будет вопрос по поводу приватизации), что абсолютно мы не против, это нормальный процесс, но за хорошие деньги и на рыночных условиях. Никакого шарлатанства и коррупционной приватизации в Беларуси не было и не будет. Видимо, и этот фактор раздражает наших западных партнеров – они нас упрекают "в медленных темпах реформирования экономики и приватизации государственной собственности". Я четко отвечаю им на это: там, где мы не справляемся, и то, что государству сегодня не важно, то мы можем продавать в первую очередь, а там, где мы справляемся, там, где предприятия эффективно работают, дают хорошую прибыль, мы не торопимся их продавать. Точно так, как в любом другом государстве. 
Что касается недостатков политики и дипломатии. Тоже долго рассуждать не буду. Я уже опытный политик и прекрасно понимаю Запад. Только я не понимаю одного: зачем им, демократам по природе, как они себя позиционируют, врать своим народам, обществу и нам в том числе?.. Все ждут президентских выборов будущего года. Мы это тоже принимаем и воспринимаем. Поэтому на данном этапе, как я догадываюсь, Запад как-то приостановил здесь всякие телодвижения, и будет дожидаться выборов. Меня несколько это удивляет, потому что ситуация в Беларуси абсолютно предсказуемая. И если кто-то думает, что здесь можно, как в каких-то других государствах, перевернуть страну и создать условия для какой-то революции – ну, он просто шарлатан от политики, и он не понимает, в каком направлении движется политический процесс в Беларуси.  
Если кто-то ждет, что произойдет чудо и что-то в Беларуси в интересах Запада, Америки или России случится… Ничего не случится, всё будет в интересах Беларуси!  
Так что, если подводить итог сказанному, есть хорошие подвижки в наших отношениях, есть неплохие результаты, но это процесс несбывшихся надежд как со стороны Запада, если читать то, что ваши политики заявляют, так и с нашей стороны. Мы ждали от Запада большего.  
Единственное чего мы не потерпим, и это я хочу вам со всей определенностью сказать, что нас кто-то будет толкать в спину, будет нами понукать, командовать. Всем придется смириться с тем, что здесь есть суверенное независимое государство, есть народ, героический народ. Это можно сказать в канун Победы. Праздник – это свидетельство героизма нашего народа. Мы каждого третьего потеряли. Каждого третьего мы потеряли в этой войне!  
Я думаю, как Великобритания, Франция, США – наши союзники в этой войне, так и Германия сама должна быть благодарна белорусскому народу. И если Германия повинна в том, что произошло в истории, то она должна знать об этом и компенсировать Беларуси. Я не говорю о финансовой какой-то компенсации, а хотя бы об уважении во взаимоотношениях. И страны коалиции должны не забывать о том, что белорусский народ слишком много положил на алтарь Победы, нашей общей Победы. 
Белорусы – это героический и гордый народ. Я не имею права проводить иной политики, потому что меня избрал этот героический народ. И я буду придерживаться этой линии, чего бы мне это не стоило. Поэтому понукать нами бесполезно. И проводить какую-то абсурдную политику, непонятную не только для нашего общества, но и для вашего, – тоже, наверное, не стоило бы. Если хотите, я приведу пример: хорошая инициатива – "Восточное партнерство". Я думаю, что Европейскому союзу, действительно, на границах, важных границах на востоке, абсолютно не надо иметь нестабильное государство, не нужны непредсказуемые режимы и так далее, и тому подобное. Нужны экономически развитые территории и государства. Что было бы плохого, если бы мы в рамках "Восточного партнерства" смогли и Украину, и Беларусь, и другие страны, которые в этом участвуют, подтянуть до уровня европейских государств? Я имею в виду не наших непосредственных соседей. Мы от них абсолютно не отстаем. А до вашего уровня – Великобритании, Германии, Франции. Это было бы нормально, был бы больший рынок, были бы нормальные отношения между нами. Это и должно было бы произойти в рамках "Восточного партнерства".  
Транзитную политику, дороги бы привели в порядок, по которым европейцы не меньше разъезжают, чем наши граждане. Но этого же не происходит. Уже сколько мы говорим об этом "Восточном партнерстве"…  
Ну что ж, это дело больше всего Европейского союза. Мы подождем. Но это еще непонятное образование "Восточное партнерство", которое еще, образно говоря, и пощупать невозможно руками, уже сегодня нам заявляет: вот будет некая парламентская организация ЕВРОНЕСТ, государства, которые входят в "Восточное партнерство", будут представлены парламентариями, а Беларусь должна быть представлена не только избранным народом парламентом, но еще и некими самозванцами. Почему к нам такое отношение? Что у наших государств-партнеров по европейскому "Восточному партнерству" не такие проблемы как в Беларуси? Да еще побольше есть проблем… Почему вы к нам так подходите, а к ним иначе? Вопрос это? Вопрос.  
А вообще, знаете, я иногда, наблюдая за политикой европейцев по отношению к Беларуси, да и к некоторым другим государствам, убеждаюсь, что им всё до лампочки. Мне кажется, они-то и в своих государствах не совсем знают, что происходит. Так, от выборов до выборов. А когда выборы начинаются, там начинается гвалт, шум, яйцами забрасывают тухлыми друг друга, еще что-то, что, кстати, с нашей точки зрения и России просто неприемлемо. Ну у Запада это – норма, ну и хорошо. У вас такая демократия.  
В Великобритании конституционная монархия... Вам это нравится – демократия в рамках конституционной монархии,– ну и живите на здоровье. Мы на это спокойно смотрим и реагируем – улыбаемся. Западники почему-то, глядя на нашу действительность, начинают дрожать. Почему? Вот, журналист, приехали в Минск. Ну неужели Вы себя хуже чувствуете, чем в Москве или даже в Лондоне? Убежден, что не хуже. Убежден! С интересом ходите. Спокойный тихий город, где почти пятая часть населения Беларуси живет и где переворачивается огромное количество людей других национальностей. Все-таки это – центр Европы. И вы здесь никакого напряжения не чувствуете. Это дорогого стоит, наверное, для Европы. Но почему-то Европа это не ценит, или не хочет это замечать… 
Просто, я еще раз подчеркиваю, некоторые западные политики увлеклись несвойственными им делами, они просто не видят того, что происходит в Беларуси. Или не хотят видеть. Пользуются информацией из одних рук, а из каких – понятно. Но мы это переживем. Мы только хотели бы полной ясности и внятности: если вам такая Беларусь неприемлема, если вы не хотите сотрудничать с нами, вы нам скажите. Мы подождем или мы будем исходить из этого.  
Но "подвешивать нас на крючок" и обещать что-то невыполнимое с нашей точки зрения или когда-нибудь выполнимое с вашей точки зрения – мы на это не согласны.  
Поэтому, если Европа готова и хочет с нами сотрудничать по всем направлениям, пожалуйста, приезжайте, наша страна открыта. Мы не можем закрыться – у нас экономика открытая: мы 75 – 80 процентов произведенного экспортируем. В силу этого мы не можем закрыться от всего мира. Поэтому мы проводим открытую политику. И об этом честно говорим. И ни под кого "ложиться "мы не собираемся.  
Рейтер. Вы готовы делать какие-то шаги?  
Лукашенко А.Г. Ровно столько шагов сделаем, насколько к этому готов Запад. Но я понял из опыта, что на Западе просто огромное количество безответственных политиков. Они забывают даже то, что говорили вчера. Непоследовательны...  
Поэтому не надо от нас требовать каких-то шагов. Мы делаем очень много шагов – сотни, может быть, тысячи за год. Но шагов, которые устраивают нас и наш народ. В области сельского хозяйства, в области промышленности, социальной политики. У нас хватает проблем. И ценообразование – у нас цены не низкие, и заработная плата еще не высокая, пенсионное обеспечение... Нам много шагов надо делать. И мы их делаем. Но Запад почему-то хочет каких-то других шагов – "отдай за бесплатно предприятие", так называемая приватизация, "рентабельное, высокодоходное предприятие – отдай". Это, кстати, не только Запада касается. Я сказал, как мы будем в этом направлении поступать. Или "сломай конституционный строй Беларуси". Вот если бы мы завтра сделали политическую систему как в Украине, то на Западе нам бы просто аплодировали и, наверное, хвалили бы на всех перекрестках. А мы этого не хотим, потому что мы увидели, что происходило в Украине. А нас хотят по этому пути запустить... Я вообще не понимаю: зачем Западу это нужно? Зачем ему нестабильный центр Европы?  
Если Запад таких шагов хочет, чтобы мы через изменения в избирательном законодательстве всё здесь сломали, то этого не будет никогда. И поверьте, не только при мне не будет. Какой бы здесь ни был Президент, если, конечно, он будет пробелорусский, если он будет радеть за свою страну, за свой народ, он никогда не пойдет на то, что требует от него Запад.  
Вот задумайтесь: а почему бы в Беларуси не выстроить политический строй такой, как в Великобритании? Будет монархия, король будет или королева тут. Ну точно так, как в Великобритании. Запад в аплодисменты это воспримет? Да он опять закричит: "диктатура в кубе!", "диктатура в квадрате!".  
Но в Великобритании ведь монархия, хотя и XXI век на дворе. И мы спокойно на это смотрим. Хорошо вам? Хорошо. Устраивает это англичан? Устраивает. Ну и живите спокойно. Живите в своей системе политических координат, живите с этой политической системой, нас это не напрягает. Почему-то вас за тридевять земель от Беларуси очень это напрягает. Мы что, проблемы создали за полтора десятка лет моего президентства кому-то в Великобритании, Германии, Франции или нашим соседям? Абсолютно никому. Самое дружелюбное государство, с самым дружелюбным народом. Никаких межнациональных конфликтов, межрелигиозных конфликтов. Нигде никого не взрываем, не убиваем и так далее. Почему это напрягает Запад? Непонятно…  
Или кто-то хочет, может быть, чтобы у нас была американская система? Упаси нас Господь от того, как себя вела Америка. Вот этого мы не хотим. Мы не хотим быть империей. И мы не хотим, чтобы наши жизненные интересы, как они говорят, были в каждой точке планеты.  
Жизненные интересы американцев, англичан, белорусов должны, прежде всего, быть в рамках их государств... Я могу как критически отозваться, так и много чего положительного сказать о любой стране, в том числе и об Америке.  
Рейтер. Хотелось бы спросить более конкретно об отношениях с международными финансовыми организациями, МВФ: какие планы на этот год и на будущее по сотрудничеству с этими организациями? Вы будете просить новый кредит у МВФ, например?  
Лукашенко А.Г. Мы неплохо поработали в эти кризисные времена с Международным валютным фондом. Знаете, они всегда были критики нашей системы, нашей политики, и у нас долгое время не складывались отношения с МВФ. Прочтите мое Послание белорусскому народу и Парламенту, где я честно и прямо сказал, что мы очень благодарны Международному валютному фонду и другим финансовым международным институтам за их поддержку в это непростое время для нашей экономики. То есть беда нас толкнула к тому, что мы начали искать взаимопонимание с этими организациями. И они нас поддержали. Мы это будем помнить всегда, мы люди с памятью.  
Что касается дальнейшего сотрудничества с МВФ, с Всемирным банком – они также нам открыли две кредитные линии на сотни миллионов долларов. Спасибо им огромное за это, особенно Всемирному банку за то, что это кредиты под социальные проекты – проекты очень важные для нас, связанные с энергетикой, чтобы обеспечить энергетическую безопасность. Это очень важно, потому что это то, чем мы сейчас занимаемся.  
У МВФ мы кредитов сейчас не просим. МВФ и Всемирный банк заявили, что Беларусь прошла период рецессии и сегодня экономика на подъеме. Мы за это время 5 – 6 процентов по ВВП добавили. На конец года будет рост около 11 процентов. Расчеты есть. По большому счету проблем у нас с бюджетом сегодня нет. Поэтому мы у Международного валютного фонда не запрашиваем дополнительных кредитов. Мы с честью и достоинством сотрудничали в этот период с МФВ. Все условия, которые были поставлены перед нами, и те обязательства, которые мы взяли, мы выполнили. Поэтому мы сотрудничали и будем с ними сотрудничать. Сейчас это сотрудничество переведено в рамки консультативных услуг, рекомендаций и так далее. Разумные рекомендации (там очень крепкие рыночники-экономисты). Нас это устраивает – мы многому у них научились и продолжаем учиться. Но кредиты пока у них не запрашивали.  
Рейтер. Можно спросить более конкретно по поводу приватизации? Вы сказали, что за бесценок не будете отдавать предприятия. А какие вообще планы в этом году насчет приватизации? Есть какие-то конкретные предприятия, которые планируется выставить на приватизацию?  
Лукашенко А.Г. У нас акционированы все предприятия в прошлом году. Закончено акционирование. Все. Поэтому мы не исключаем, что инвестор может придти на любое предприятие. На любое, абсолютно, я даже не хочу их называть, вплоть до трубопроводной системы – это и нефть, и газовые трубы и так далее (мы с "Газпромом", кстати, "Белтрансгаз" 50 на 50 приватизировали, вы это знаете). Кто хорошую предложит цену – мы с большим удовольствием будем с ним вести диалог. Поэтому у нас нет исключения по каким-либо предприятиям, даже по военно-промышленному комплексу.  
Рейтер. А Белорусский калийный комбинат?..  
Лукашенко А.Г. Не исключаю. Если будет хорошая цена за акции, мы посмотрим: сколько процентов акций продать. Но контрольный пакет пока останется у Беларуси.  
Рейтер. А у Вас есть предпочтение или интерес в том, чтобы больше ориентироваться на Запад, на западных инвесторов? Или на белорусских?  
Лукашенко А.Г. Вы знаете, деньги не пахнут. Евро – не хуже юаня, юань – не хуже евро, рубль российский также подходит для нас, доллар – то же самое, поэтому мы готовы к переговорам с любыми инвесторами: будь-то западные, будь-то восточные. Кто предложит лучшие условия – с тем и будем сотрудничать. Главное, чтобы не были обижены наши люди. И чтобы в результате продажи какого-то пакета акций, это предприятие не стало работать хуже. Вот это главное.  
Рейтер. Как Вы расцениваете состояние отношений с Россией? И каковы перспективы их развития сейчас в связи с некоторыми факторами, включая недавний спор по поводу нефти?  
Лукашенко А.Г. Оценивать вы должны. Это я у Вас должен спросить: как Вы вообще оцениваете состояние наших отношений с Российской Федерацией? Я же эти отношения пытаюсь выстраивать. А оценки, конечно, давать вам. Вам со стороны может быть даже виднее.  
Я должен сказать, что в отношениях с Российской Федерацией мы сделали гигантские шаги навстречу друг другу. Никакие две страны в мире не имеют таких отношений, как мы с Российской Федерацией. Здесь и история, здесь и эмоции, мы один народ. Мы жили в одном государстве, у нас теснейшая экономическая кооперация, у нас общие рынки.  
Предприятия по кооперации на 60 – 70 процентов завязаны. Допустим, если мы производим здесь трактор на Минском тракторном заводе или автомобиль МАЗ, то это не значит, что это чисто белорусская продукция. 60 – 70 процентов комплектующих для этих производств мы покупаем в Российской Федерации. Так чье это производство? Наше совместное производство. Как было когда-то в одной стране, так мы и поддерживаем отношения.  
Мы равные условия для наших граждан создали – русский человек без всяких виз, без всяких проблем приезжает в нашу страну и пользуется теми же услугами и преференциями, что и белорус в Российской Федерации. Это дорогого стоит.  
Но в последнее время российское руководство захотело выстроить с Белоруссией абсолютно прагматичные отношения. Мы к этому готовы. Но этот прагматизм не должен губить всё то, что накоплено на сегодняшний день. А ведь мы сделали немало. И не только с нынешним руководством России, но и с прежним руководством Российской Федерации. И это устраивает и белорусов, и россиян. Если россияне, в бухгалтерии посчитав, увидели, что они уж слишком тут создают большие блага для белорусского народа, то я должен сказать что это – неправильный счет. Это кособокий, однобокий прагматизм. Такого прагматизма быть не должно.  
Я недавно напоминал… После того, как были подписаны соглашения по Черноморскому флоту Украины с Россией, Дмитрий Медведев заявил, что "вот это – уровень отношений, вот, смотрите, подписали Договор о продлении пребывания Черноморского флота". И конечно, намек был на Беларусь (Вы, наверное, знаете эту ремарку Медведева). Я ему как Главнокомандующему Российскими Вооруженными силами, взяв только одну сторону отношений – военно-политическое сотрудничество с Беларусью, напомнил, во что обходятся России базы на территории Беларуси (я говорил: "ноль рублей, ноль копеек"), во что обходится единая ПВО, которую они хотели иметь в своем распоряжении и фактически имеют, и во что обходится белорусская армия на западном направлении для Российской Федерации (тоже ноль рублей). И кроме белорусской армии у России здесь ничего нет.  
В рамках проекта Союзного государства мы честно и добросовестно исполняем свои обязанности. Наверное, это немало стоит. Но за это никто не платит. Поэтому вот такой счет однобокий получается…  
А как насчет введения таможенной пошлины на нефть и нефтепродукты для одного члена Таможенного союза – для Беларуси, и невведение для другого члена Таможенного союза – для Казахстана?..  
Рейтер. Это грозит будущему Таможенного союза?  
Лукашенко А.Г. Ну конечно же. Если мы строим какое-то объединение, то есть классические принципы построения. Таможенный союз это не новость – рядом есть Европейский союз, где более глубокая интеграция, в то числе и вопросах таможенных. У вас есть какие-нибудь в Европейском союзе между европейскими государствами таможенные пошлины? Нет никаких границ ни экономических, ни таможенных, даже и пограничных. Нет их. Всё унифицировано, как в одном государстве. И это правильно. А почему мы, выстраивая Таможенный союз, должны исходить из иных принципов? Не должны. Классический принцип любого построения таможенного союза – отсутствие всяких заградительных и внутренних барьеров для торговли, перемещения рабочей силы, товаров, капиталов и так далее. Здесь решили сделать исключение. Это говорит о чем? Что у нас неравноправные отношения: вот захотело одно государство "наклонить" другое – ввели таможенные пошлины. Вы считаете, что у этого объединения есть перспективы?! Вряд ли, если мы будем отходить от наших договоренностей и если мы будем нарушать фундаментальные принципы построения этого таможенного союза и этой организации.  
Так что вопросы пока остаются.  
Рейтер. Но вы готовы выйти из Таможенного союза?  
Лукашенко А.Г. Зачем? Мы только в начале пути. И, конечно, если там будет дискриминация по отношению к нам, то, конечно, нам такое объединение не нужно, нам эта дискриминация не нужна. Но я думаю, что и Россия, и Казахстан (а им это очень важно и с политической, и с экономической точки зрения, особенно для России) никогда не пойдут на разрушение своего детища. А раз не пойдут, значит, будут строить на равноправных, фундаментальных принципах таможенного союза наши отношения.  
Поэтому выходить в начале пути – вряд ли это будет правильно. Поживем – увидим. Посмотрим, как будет складываться обстановка. Но мы нацелены на то, и приверженцы того, чтобы это был теснейший союз, пока трех государств, но я уверен, что, если это всё нормально пойдет, к нам подключатся и другие.  
Рейтер. Вы также выстраиваете экономические отношения с другими странами: Венесуэла, Китай, например… Есть какие-то дальнейшие планы по поводу поставок нефти из Венесуэлы?  
Лукашенко А.Г. Так нефть уже поставляется из Венесуэлы. Уже она на заводе перерабатывается. Процесс пошел, он запущен. Мы ведь договорились с венесуэльцами. В этом году они готовы нам поставить примерно 4 млн. тонн – мы больше не сможем принять. В будущем году – до 10 млн. тонн венесуэльской нефти переработаем. Это большие объемы. Дальше – посмотрим.  
Мы добываем в Венесуэле свою нефть. Мы начинаем разработку месторождений в Иране. Мы с другими государствами ближними, ближе, чем Венесуэла, ведем переговоры о закупках и поставках нефти. Поэтому всё впереди.  
Сейчас мы принципиально занимаемся окончанием модернизации наших двух нефтеперерабатывающих заводов. Они будут в состоянии переработать сырье до глубины европейского уровня – 95 – 97 процентов 25 млн. тонн нефти. Два завода! Согласитесь, это очень большие объемы.  
Поэтому мы получим из Венесуэлы – 10, покупать будем остальное за пределами, в том числе и в Российской Федерации. Но будем диверсифицировать поставки. Если к нам будет применять Россия заградительные пошлины, неприемлемые для нас, как это сделано, конечно, мы будем искать нефть там, где нам удобнее и где лучше.  
Рейтер. Вопрос по поводу событий в Кыргызстане и Вашего решения принять у себя Президента Кыргызстана. Почему Вы решили это сделать? Как это может отразиться на отношениях с Россией и вообще в СНГ? И еще вопрос, связанный с временным правительством Кыргызстана: они говорят, что хотят экстрадиции Бакиева... Вы получили какую-то формальную просьбу от них об экстрадиции? Если получите, будете рассматривать этот вопрос?  
Лукашенко А.Г. Задам ряд риторических вопросов, чтобы ответить на Ваш вопрос.  
Давайте начнем с временного правительства. Вот Вы оказались в роли временного правительства. Абсолютно незаконным, неконституционным образом, совершив государственный переворот, захватываете власть. Ведь в Кыргызстане так это всё произошло – произошел антигосударственный, антиконституционный переворот. И Вы это знаете. И вы пришли к власти. А там тысяча проблем. И самая главная проблема – надо, чтобы Вас признали, Вы должны быть легитимны. Так или нет? Так. У Вас тысяча проблем, Вам нужна еще тысяча первая проблема? Нет. А что было бы, если бы там появился нынешний Президент Кыргызстана? Да Вы, как временное правительство, должны меня благодарить, что я тысяча первую проблему вашу взял из Кыргызстана… Не дай Бог там появится Бакиев – там ситуация будет развиваться (а она и сейчас малоконтролируемая со стороны временного правительства) для этого временного правительства так называемого в нежелательном направлении. Спрашивается: зачем вам требовать от меня выдачи Президента Кыргызстана?..  
Ну а по сути Вашего вопроса разговоров ходит много. Но ко мне официально никто не обращался. И сразу хочу через "Рейтер" заявить, что эти обращения будут бесполезны и для самих обращающихся унизительны, потому что они знают, какой будет ответ от Лукашенко. Президент Кыргызстана находится под защитой белорусского государства и Президента! Президент Кыргызстана и сегодня Президент. Его никто не лишил полномочий. Даже если бы он захотел уйти в отставку, то по Конституции некому принимать отставку – Парламент ведь тоже разогнали. Поэтому он сегодня единственный легитимный человек от власти.  
И ведь он не рвется в Кыргызстан, чтобы вернуться и опять стать Президентом там. Он прямо заявляет, переживая за свою страну и за свой народ, что он готов оказать помощь в выходе из юридического тупика, куда попали вся страна и так называемое временное правительство. Только он один сегодня остался из властей, кто может объявить и парламентские выборы, и президентские выборы, и референдум. Вон там заявляют: "Пройдет референдум, Конституцию выработаем, создадим власть…" А кто объявит этот референдум? Кто? Тот, кто вчера стрелял в эту власть? Тот, кто бандитским образом захватил эту власть? Они что ли объявят референдум? Ну, и насколько легитимен будет этот референдум?  
9 месяцев тому назад киргизы избрали своего Президента. За этим наблюдали пристально все: и Запад, и Америка, и СНГ. И все в один голос признали эти выборы. Признали Бакиева законным Президентом. Что случилось через 9 месяцев? Кому он стал неугоден? Короче, произошел государственный переворот антиконституционный, и западные демократы, демократические государства – США, Великобритания, другие страны – должны были, прежде всего, гвалтом кричать о том, что такие действия неприемлемы. И свергать законно избранного Президента неприемлемо. Но где они до сих пор? Почему демократического голоса Запада до сих пор не слышно?  
Рейтер. Они, наверное, считают, что его силы стреляли в людей, которые протестовали…  
Лукашенко А.Г. Какие силы стреляли?.. С NN и "Евроньюс" показывали, как стреляли: толпа шла и в центре ее боевики стреляли. А ведь есть еще видеоматериалы, в том числе у сторонников Бакиева, как снайперы стреляли, как по толпе сами стреляли для того, чтобы были жертвы.  
И когда в тебя стреляют, так что же ты за власть, если ты сама себя защитить не можешь?! Он (К.Бакиев) что, нарушил закон? Нет! Конституцию нарушил? Нет! Плох закон, но он закон. Конституция плоха? Так вы же признали и законы, и Конституцию в Кыргызстане. Вы, Запад, признали это. И они (силовики) действовали в рамках Конституции. Что значит "стреляли", "не стреляли"? Они защищали себя, они защищали власть. Они имели на это полное право. А вот толпа, которая держала оружие в руках, и стреляла, в том числе и по Президенту (стреляли снайперы) – она на это никакого не имела права. У тех, кто совершил переворот, нет законных оснований для таких силовых действий. Или вы что, думаете, если в Америке завтра пойдут на Белый дом и начнут стрелять, то Обама будет сидеть и отстреливаться не будет?.. Да он еще так стрельнет, что кому-то мало не покажется!  
Запад всегда исходил из двойных стандартов. И в данном случае западники придерживаются тех же двойных стандартов: "подумаешь, какой-то Кыргызстан", "ну и постреляли друг друга, ну и ладно", "придут другие, ну и тоже хорошо"... Вот такая принципиальность.  
И с этой точки зрения, что меня упрекать, и тем более, России? Это что В Кыргызстане первый раз произошло? Когда этого же Президента за руки привели к власти, правда, тогда без стрельбы, где оказался предыдущий Президент Кыргызстана, Аскар Акаев? В России. Они спокойно трудоустроили его. А я принял этого Президента. Что здесь не так? Или России можно, а нам нельзя?  
А теперь давайте из чисто человеческих соображений будем исходить. Ведь Курманбек Салиевич не являлся моим другом. Он коллега мой. А у него ведь много друзей было и в Узбекистане, и в Казахстане, и в Таджикистане, и в России. И когда беда произошла, когда началась стрельба, он всем начал звонить. А ему кроме меня никто не ответил. Вы это знаете? И я уже говорил, когда он мне позвонил и попросил "Спаси детей!", то я ему сказал: "Ты – Президент Кыргызстана, ты мой коллега. И не только детей и твою семью приму – если ты решишь прибыть в Беларусь, то я тебя приму как Президента". И он сегодня в Беларуси. Я выполняю свои обещания по-мужски, по-человечески, да и по-государственному. Народ белорусский меня за это не осудит.  
А с кыргызским народом и с той властью, которая будет принята кыргызским народом, поверьте, мы выстроим отношения. Потому что мы для Кыргызстана немало сделали: и производство там совместное организовывали, и у нас еще впереди большой проект. Мы готовы им гуманитарную помощь оказать – она подготовлена, если это надо будет кыргызскому народу. Мы на это пойдем и выстроим эти отношения.  
Только не надо так называемому временному правительству пылить и обращаться к Лукашенко с требованием выдать Бакиева. Кому выдать? Захочу ли я еще общаться с теми, кто сегодня, так сказать, у власти в Кыргызстане?.. Там надо сначала еще определиться, кто будет требовать, то есть это должна быть законная власть.  
А что касается России… Вы, наверное, не слышите в последнее время никаких просьб, требований и заявлений в этом отношении. Думаю, что для России то, что я сегодня приютил семью Курманбека Салиевича Бакиева, это для них тоже в радость. И это отсутствие головной боли. Пусть разберутся там еще, в Кыргызстане.  
А ведь если там дестабилизация обстановки продолжится? Вы знаете, что это за регион, Вы знаете тех людей, которые там вокруг ходят с длинными бородами… И если появится вот этот остров нестабильности, то мало не покажется соседям, а может быть, и самой России, да и США – там у них интересы есть большие.  
Поэтому сегодня задача состоит в том, чтобы стабилизировать обстановку в Кыргызстане, а не требовать "выдачи Бакиева" и еще чего-то там. Он и сам вернется в Кыргызстан, когда он примет решение. Это его будет решение. Не мое, не России и не Америки. И, поверьте, вернется туда на "ура". Помянете мои слова. Там уже протрезвление сегодня наступает.  
Могу привести пример. Несопоставимый почти, но немного похожий. Соединенные Штаты непонятно почему и в силу каких интересов вторглись в Ирак. Саддам Хусейн был им "плохой" – повесили. Что изменилось после этого в Ираке? Очень большие изменения произошли – если там худо-бедно был мир и покой и даже под санкциями иракский народ себя спокойно чувствовал, то сегодня каждый день сотни и тысячи людей гибнут от терактов, взрывов. И мира там не видно…  
Вот чтобы так не произошло в Кыргызстане. Плохой им был Бакиев… Так потом 99 процентов будут его вспоминать как человека, при котором хоть какая-то стабильность была и возможность работать.  
Поэтому давайте не будем торопиться "посыпать пеплом голову", с одной стороны, с другой стороны, упрекать друг друга в нелегитимных действиях. Есть международные нормы, в конце концов. И случилось бы подобное еще с кем-то – я с большим удовольствием оказал бы помощь, если бы был способен оказать человеку поддержку и помощь. Это чисто человеческая моя позиция.  
Рейтер. Вы считаете, что у России было какое-то влияние на этот вопрос, что Россия стояла до какой-то степени за событиями в Кыргызстане? И есть ли опасность, что Россия может пытаться так поступить в других странах, в Беларуси, например?  
Лукашенко А.Г. В Беларуси никто подобным образом поступить не может. Вы прекрасно знаете, что Беларусь – это не Кыргызстан. И любой, кто попытается в Беларуси поступить подобным образом, он будет всегда, взвешивая, думать: насколько это будет вредно для него самого. Это поступить себе во вред. Беларусь – центр Европы. Так что Беларусь совершенно иная страна. Поэтому здесь в силу многих факторов это невозможно. Себе во вред будет.  
Что касается вопроса о том, стояла ли Россия или не стояла за событиями в Кыргызстане… У меня данных нет на этот счет. Но заявления российских политиков в ходе этого государственного переворота и после него настораживают. Точно так, как и Вас.  
Рейтер. Многие говорят, что Россия как бы создала прецедент тем, что поддерживала временное правительство…  
Лукашенко А.Г. Не только Россия, но и Запад создают прецедент, когда поддерживают незаконное формирование и правительство, которое вооруженным путем, на крови, пришло к власти. Это страшный прецедент в мире.  
Рейтер. Как это все может влиять на отношения в бывшем Советском Союзе, в СНГ, в ОДКБ?  
Лукашенко А.Г. Задаю риторический вопрос: Вы заметили, что в СНГ никто не выразил поддержку временному правительству. Кроме России. Вы это заметили? Никто. И к этому относятся не просто сдержанно в Казахстане, Узбекистане, Таджикистане, Туркменистане, других странах, а крайне негативно. Просто молчат, пока не говорят. Но скажут. Им это не надо. Это их регион, это их жизнь. Россия далеко оттуда, тем более Америка. А вот казахи рядом, и это тоже не чужой народ. Поэтому это проблема и для Президента Казахстана, и для других президентов, и для их народов.  
И тот факт что, еще раз подчеркиваю, в СНГ никто не выступил в поддержку так называемого временного правительства в Кыргызстане, я думаю, это о многом говорит.  
Рейтер. А это заставляет Вас самого подумать об отношениях в пределах СНГ, ОДКБ?  
Лукашенко А.Г. Из СНГ и ОДКБ я не собираюсь выходить. Я полтора десятка лет Президент. Всё на моих глазах происходило. И с моим участием. Беларусь была страной, которая всегда выступала за интеграцию на постсоветском пространстве. И когда дезинтеграционные процессы происходят, они нас не просто волнуют, а мы очень переживаем по этому поводу.  
Беларусь может спокойно жить рядом с другими государствами. И существовать, и процветать только в мире, дружбе и в теснейшем сотрудничестве. Такие процессы нам во вред на постсоветском пространстве – на территории того государства, к которому мы недавно принадлежали, к Советскому Союзу. Поэтому это меня очень беспокоит.  
Я уже давно все четко представляю, что из себя представляет и СНГ, и ЕврАзЭС, и ОДКБ.  
Об ОДКБ. Вот представьте, что в какой-то стране НАТО произошло бы такое событие? Это что, осталось бы без внимания организации? Нет! Мгновенно бы отреагировали, в течение нескольких часов. У нас уже прошло несколько недель – тишина… Ну что это за организация?  
Но, я еще раз подчеркиваю, из ее состава выйти просто. А вот остаться там, и делать всё, чтобы это была настоящая организация, гораздо сложнее. Поэтому мы не собираемся стучать дверью. Мы будем работать на то, чтобы все эти организации соответствовали заявленному статусу. Для того чтобы это были реальные, полномасштабные организации, которые бы реагировали на любые события в странах-членах. Но удар сильный, конечно, по этим организациям нанесен.  
Рейтер. Какие у Вас надежды, с чем Вы связываете предстоящие президентские выборы в Беларуси? Они должны ведь состояться до февраля следующего года? Как Вы видите эту кампанию? Вы сами собираетесь баллотироваться? Можно назвать конкретную дату выборов?  
Лукашенко А.Г. Да, февралем заканчиваются полномочия Президента. Но конкретную дату назвать не могу, потому что мы еще об этом не думали. У нас было много других проблем. Время еще есть. И я Вам честно говорю, что мы не думали над конкретной датой проведения: я до сих пор склонен к тому, что они, эти выборы, должны пройти, наверное, в начале будущего года. И это будет нормально вписываться в нашу политику. Мы должны сначала провести Всебелорусское народное собрание, принять на пятилетку очередную Программу. Подвести итог выполнения этой пятилетней Программы. У нас есть много обязательств перед государством, обществом и народом.  
Проводить выборы досрочно по Конституции можно. Можно, наверное, и осенью их провести. Но ведь нет такой необходимости. Я считаю, что надо здесь пройти весь этот путь, подвести итог на конец этого года. Как раз, если нормально всё пойдет, наверное, и кризис закончится в мире, и мы как-то будем выходить из этого страшного положения, которое сложилось в результате этого кризиса. Поэтому по дате мы еще не определялись.  
Что касается моего участия, то я решения этого не принял. И честно Вам скажу, что я не сижу и взвешиваю "за" и "против", то есть у меня нет никаких колебаний, я просто об этом не думаю. Но прямо скажу, что сейчас таких факторов, которые бы заставили меня отказаться от участия в этих выборах, нет. Нет таких факторов, которые бы, знаете, всему народу давали сигнал, что Лукашенко не должен участвовать в этих выборах. Наверное, наоборот, если бы я отказался, то народ бы меня не понял. Это была бы какая-то трусость... Иди на выборы: проиграешь – проиграешь, выиграешь – выиграешь.  
Поэтому я спокойно к этому отношусь.  
Рейтер. А какие-то планы оставить, ну если вдруг Вы решите уходить с президентства, не баллотироваться, этот пост в семье есть у Вас?  
Лукашенко А.Г. Как это – оставить?..  
Рейтер. Ну, чтобы Ваш сын стал президентом.  
Лукашенко А.Г. Чтобы мой сын стал президентом?! Я как-то говорил, что мои дети наелись моего Президентства, что вряд ли они захотят быть Президентами когда-то после меня. И у меня таких планов, поверьте, нет. Кстати, у нас пост Президента по наследству не передается.  
Рейтер. Еще в связи с выборами вопрос: как Вы видите вообще состояние оппозиции? В прошлом году Вы рассказывали…  
Лукашенко А.Г. Вы хотели мне задать вопрос: это вот было тогда, а как теперь? Отвечаю: ничего с того времени не изменилось. Абсолютно ничего. И скоро вы в этом убедитесь. Какая была оппозиция – такая она и осталась.  
Рейтер. Недавно Вы говорили, что на Западе и на Востоке есть люди или силы, которые хотят вмешаться в выборы. Как Вы думаете, есть такое желание со стороны Запада и со стороны России, то есть чтобы через выборы или каким-то другим образом сделать так, чтобы Вы уже не были Президентом?  
Лукашенко А.Г. Вы знаете, я не думаю, что это происходит. Если о России говорить, то там, может, кто-то и хотел бы, чтобы здесь был другой Президент. Но с точки зрения России чем плох Лукашенко? Только тем, что он не кланяется, не сидит под Кремлем, не просит подачки, имеет свою позицию, отстаивает независимость своего государства. Но всё остальное же здесь пророссийское! У нас государственные языки белорусский и русский. А россияне всегда настаивают, чтобы русский язык культивировался в тех или иных государствах. Очень болезненно реагируют, как в Украине, когда ущемляется русский язык. У нас есть подобная проблема? Нет. Права русского человека у нас ущемляются? Нет. Да у нас половина Правительства – русские. У нас Службу Безопасности Президента возглавляет русский человек. И это меня не напрягает. Русские люди, как и белорусы, это достойные люди, это один народ. Это что, для России плохо? Плохая это идеология? Нет. У нас что, криминальная страна, бандитская, коррумпированная? Нет. Дай Бог, чтобы Россия такая была. Мы что, не выполняем свои обязательства, взятые перед Россией по обороне, по другим вопросам? Нет. Мы что, российские природные ресурсы не транспортируем через свою территорию на Запад? Да нет, нормально всё. Тогда что надо? "От добра добра не ищут" – у нас есть такая поговорка. Поэтому, "да, Лукашенко вот такой, он, знаете, его нельзя наклонить, его нельзя, как котенка, за шиворот взять и так далее". Но, с другой стороны, ведь та политика, которую проводит Лукашенко, –это же благо для России. Так что тут прыгать, метаться и чего-то искать нового?  
Поэтому, как говорил один российский политик, хочется и колется.  
Но я не думаю, что в России политическая элита и даже руководство страны, для которого я не очень удобен, что они будут кого-то искать здесь. На каком поле они будут искать? На оппозиционном? Так оппозиция уже, как меня проинформировали, недавно выдвинула первых кандидатов в Президенты. За что ратуют эти люди? За западный вектор пути. Мы их все знаем в Беларуси. Так что, россияне западного человека хотят к власти привести? Нет.  
Ну и вообще, это досужие разговоры, гипотетичные. Никому, как бы ни сложилась здесь ситуация, не будет позволено (и у него не будет никакой малейшей возможности) сменить здесь власть и поставить свою, даже у американцев. Это невозможно! Белорусы же образованные, нормальные люди. И если только вы попробуете им навязать волю – они сделают наоборот. Поэтому ни России, ни Америке, ни Евросоюзу не позволено вмешиваться чрезмерно и открыто в наши выборы.  
Поэтому я абсолютно не напрягаюсь, что где-то в России или в Евросоюзе, или в Америке уже кто-то начал шевеление, чтобы сместить действующего Президента и поставить своего.  
С точки зрения России, я Вам сказал. Теперь с точки зрения Запада. Запад бы аплодировал, если бы завтра здесь не было Лукашенко. Россия – нет, а Запад бы аплодировал. И особенно, если бы вместо него пришел один из тех, кого Запад кормит, поит, поддерживает, гранты дает и прочее (я это называю "инвестиции в наше белорусское общество"). Ну даете – давайте. Мы знаем кому эти деньги идут. Они особняки здесь строят, автомобили покупают. Тоже неплохо – вкладывают деньги в страну, а так бы их не было. А вас Запад "кидают" на 100 процентов. Да им, наверное, и власть не нужна. Вот поучаствуют в выборах – получат долю, какую-то порцию денег от Запада, и будут довольны.  
Но Западу было бы выгодно, если бы здесь не было Лукашенко. И я это прекрасно понимаю. Но выгодно было бы в том только в том случае, если бы пришел их человек. Все, кто борется против Лукашенко, они западно-ориентированы. А с Россией они просто пытаются заигрывать. Но в России ж дураков нет, они же прекрасно понимают и нормально оценивают здесь ситуацию. Насколько, конечно, они посвящены в процессы, которые происходят в Беларуси.  
Рейтер. На прошлых президентских выборах в 2006 году, западные наблюдатели говорили, что это были несправедливые выборы, что были задержаны люди, не было создано справедливых условий для выборов…  
Лукашенко А.Г. Запад уже приехал сюда с готовым заключением, подготовленным еще до выборов. С готовым заключением, которое у меня на столе лежало за неделю примерно до выборов. Почему? Запад уже еще до выборов решил не признать их. Еще до выборов было сделано заключение, что они не по стандартам каким-то проведены… Правда, не знаю, кто выработал эти стандарты, что это за стандарты?  
Стандарты по выборам в Америке – свои, а у нас – свои. К примеру: у нас недопустимо, чтобы по почте голосовали. А в США можно по почте проголосовать. А вот если бы у нас по почте голосовали, то западники бы нас "перемололи на фарш". А в Америке это возможно. Буш победил, не набрав даже большинства голосов. Что, не так? Какая это цивилизованность? К власти пришел человек, который набрал меньше голосов, чем альтернативный кандидат. Но мы же не напрягали Запад по этому поводу… Ну избрали – у вас такая система, избирайте.  
Системы и стандарты выборные определяют законы – внутренние законы той или иной страны. У нас они определены. И они не хуже, чем в США.  
Гаттерман С. Вы не будете менять законы под эти выборы? Евросоюз хочет больше свободы собраний, больше свободы прессы, чтобы здесь не было смертной казни. Вы готовы рассматривать это?  
Лукашенко А.Г. У нас 2/3 негосударственных средств массовой информации! Что еще надо? И притом при наличии Интернета. Какая еще свобода нужна? Пожалуйста, входи в Интернет, открывай любую страницу любого сайта и читай. Там столько дерьма выливается на действующую власть и действующего Президента… Я еще Программу свою не опубликовал и не выдвинулся кандидатом в Президенты, а уже оппозиционеры заявили и программы свои опубликовали. Ну разве это не демократия? Идите на первый этаж Администрации Президента и купите любую оппозиционную газету. Какая еще большая свобода нужна СМИ?  
Мы не закрываем возможности создавать СМИ. И мы не можем закрыться. В нынешнем мире невозможно ничего закрыть.  
Что касается демонстраций. Оппозиционеры провели демонстрацию в день Чернобыльской трагедии. Я был в Чернобыльской зоне, а они, как обычно, провели демонстрацию в Минске. Народ смотрит на них и думает: так вы бы поехали с Президентом в ту Чернобыльскую зону на загрязненные земли к людям и там провели эту демонстрацию, чего вы в чистом Минске проводите демонстрацию? Это уже осточертело народу. И они этого понять не могут. Хотя они это понимают, но туда же ехать надо. А этого же не хочется, а вдруг вредно для здоровья вождей будущих нации? Вот они и топчутся в Минске. Несколько сот человек вместе с людьми, которые охраняют эту толпу, чтобы там чего-то не произошло. Какая это оппозиция? 10-миллионный народ – несколько сотен человек оппозиция. И я часто говорю: мы же их знаем по именам, по спискам. Но там же еще много и тех, кому деньги дали – "идите, транспаранты подержите". Ну, подержали... Даже оппозиционные лидеры, им стыдно появляться на этих митингах, они из-за угла посмотрят, посмотрят и бегут оттуда.  
Четко определено: собрались, вот маршрут – идите по этому маршруту. Пошли по маршруту. Дошли до цели человек 150.  
Так это Чернобыльская трагедия, это такой больной для народа вопрос. Под этим флагом еще можно 400 человек собрать. А если какая-то другая проблема политическая или выборы, так они и этого не соберут. Какая еще свобода? Или Вы хотите сказать, что я должен взять заводы, остановить и приказать людям идти на оппозиционную демонстрацию?! Вот это была бы свобода... Скажите, кому мы запрещаем собираться? Они в центре Минска – Академия наук – на площади собираются и шествуют в Парк "Дружбы народов". Хороший маршрут. Никто не запрещает. "Рейтер", "БелаПАН", "БелТА", "Советская Белоруссия", "Народная воля" и прочие издания рядом идут, фотографируют. Все послы там. Какая свобода нужна больше?  
Да не в этом дело… Западу не нравится в какой-то степени наш курс и нынешний Президент. Вот и всё. Давайте будем честны. Но, Президента избирает народ белорусский, а не Запад, и он определяет курс вместе с той властью и правительством и органами власти, которые он формирует. И так будет всегда! И чем раньше Запад это поймет, тем быстрее мы выстроим нормальные отношения. Мы проблем Западу никогда не создавали и создавать не будем.  
Поэтому то, что Евросоюз хочет, то, чего у них у самих нет… Лукашенко – "диктатор", но за 15 лет, даже против "отмороженных" оппозиционеров, которые приезжали к нам со стороны (и из Украины, и часть из России – бесчинствовали, переворачивали автомобили), он никогда не применил слезоточивый газ. А Запад? Пример последний привести европейский? Посмотрите, что делается в Греции... А недавно, 1 Мая, в Германии что происходило. В других странах... Вот тоже разница нашей демократии и западной.  
Рейтер. Вы сказали, что Вы делаете много шагов, но Запад не реагирует...  
Лукашенко А.Г. Свежий пример. Мы перекроили свое законодательство по выборам – пожалуйста, регистрируем всех, всем равные условия. Даже людей в Минске собирали, я команду давал – соберите людей и пригласите всех кандидатов в депутаты – на встречу. Только от оппозиции депутаты не пришли. Так как же они победят, если к народу боятся идти? Им сказать нечего.  
Мы модернизировали свое законодательство, насколько это мы могли сегодня сделать. И даже при этих условиях из двадцати с лишним тысяч депутатов разного уровня единицы избраны от оппозиции… Но разве это нормальная оппозиция?  
Гаттерман С. Вы сказали, что Вы ожидали большего от Запада, от ЕС. Как они могли бы реагировать на те шаги, которые вы сделали?  
Лукашенко А.Г. По крайней мере, диалог должен по линии дипломатических каналов, по политическим каналам полностью идти. Не так, что вот "Лукашенко пригласим, не пригласим", "давайте пригласим, но посоветуем, чтобы не ехал" и прочее. Да не поеду я к вам, чего вы так пугаетесь.  
Что касается экономики… Обобщенная система преференций, почему нас оттуда исключили? Наше участие в ней кому-то в ущерб было? Евросоюз должен был допустить нас на равных условиях без дискриминации на свои рынки. Мы же ЕС не дискриминируем в Беларуси. Но этого не было сделано. И всё нам выдвигают какие-то условия... Я еще раз подчеркиваю, я знаю, к чему сводятся эти условия: им не нравится Лукашенко. Придется потерпеть – выбор сделает белорусский народ.  
Рейтер. То есть не должно быть никаких санкций?  
Лукашенко А.Г. Обязательно. Всякие санкции должны быть сняты. Это, во-первых. Во-вторых, визы для наших граждан должны быть такими, как для наших соседей. Евросоюз же богатый, чего ж он белорусам по 60 евро визы сделал? Мы же для граждан ЕС 60 евро, для людей более богатых, не ввели. Почему наших граждан ограничивают, особенно американцы? Боитесь? Но мы же нормальные люди. Вот мы с вами (вы – американец, я – белорус) сидим и разговариваем, и вроде, понимаем друг друга. Вы знаете наш язык, выучили его, молодец, и вполне свободно общаетесь. Не понимаю, что это за политика?  
Взяли бы да откровенно сказали, чего от нас хотят. Смертная казнь? Вы знаете, она у нас введена референдумом. Референдумом! Конституционное большинство на референдуме проголосовало против отмены смертной казни. Как я ее могу отменить? Но мы ввели пожизненное заключение. И те, кто раньше подпадал под смертную казнь, как исключительное наказание, теперь в подавляющем большинстве получают, как и у вас, пожизненное заключение. Если только хоть малейшая зацепка где-то у суда есть, что может быть допущена ошибка, то у нас есть альтернатива – пожизненное заключение, как и у вас.  
Но, извините, если негодяй и подонок издевается над вашими детьми и убивает их… Все мы герои, когда это нас не касается. А когда коснется… Вот россияне ввели мораторий на смертную казнь. Спросите честно у руководства России и у россиян: они в восторге от этого? Да нет.  
А в США? В некоторых штатах сейчас вводят расстрел. Так что от нас требовать? Я говорю: вы же сами на себя посмотрите? Почему Европейский союз не рванет Обаму за грудки и не скажет: "Отмени смертную казнь!" Почему?  
Так у нас же народ проголосовал на референдуме. И отменить можно только референдумом. Так что, я сейчас выйду к народу на референдум? Так я же получу еще больше голосов против отмены, чем было раньше. Я же знаю настроения людей, мы же социологические опросы проводим. Больше 80 процентов сегодня категорически за то, чтобы смертная казнь была сохранена.  
Гаттерман С. В прошлый раз после выборов оппозиция заявила, что выборы прошли несправедливо, и собралась на площади. Они сказали, что до выборов и после было задержано много людей, которые хотели участвовать в выборах или участвовать в протестах. Будет ли другая реакция государства в этот раз?  
Лукашенко А.Г. Приезжайте, посмотрите. Считайте, что я Вас уже пригласил на будущие президентские выборы. Всё, что Вы сказали, это не правда. Совершенно была иная тактика. Накануне произошли революции: "тюльпановая" – в Кыргызстане, "гвоздик" – в Грузии, "оранжевая" – в Украине (такая была обстановка). И все вокруг руки потирали: сейчас грохнет и в Беларуси…  
Я предупредил, что никаких революций в Беларуси не будет, как и сейчас предупреждаю. Но оппозиция рассчитывала, что она в нарушение законов придет сюда, на центральную площадь, и начнется эта неразбериха. Мы заранее знали, сколько придет человек. Те 400 человек и пришли. И я правоохранительные органы вывел с площади, категорически запретил хоть кого-либо трогать, потому что был расчет на то, что где-то там потасовка завяжется, и тогда это на весь мир покажут: как протестуют против выборов белорусские граждане.  
Я это знал, поэтому я все правоохранительные органы убрал с площади и сказал: "Ни на что они не способны. Никакой там революции не будет. И выйдет туда только 400 человек". Так и произошло! Поэтому мы никого не задерживали. Но задерживали ли мы вообще за нарушение закона граждан Беларуси? Задерживали. И будем задерживать, если они будут нарушать наши законы и будут создавать неприемлемую обстановку в спокойном, миролюбивом, красивом и уютном городе-герое Минске.  
Я что-то не так делаю, как в США? Точно так. Но там еще пожестче поступают, не церемонятся.  
Рейтер. Говорят, людей, которые хотели собраться на площади, задерживали, не давая попасть туда. Оппозиция говорит, что были задержаны по пути…  
Лукашенко А.Г. А Вы что хотите, чтобы оппозиция сказала, что "всё было честно", "никого не задерживали", "все голосовали, как надо". Вот когда Вы приедете на выборы и увидите сами, что кого-то задержали незаконно, да даже законно, вот тогда Вы мне зададите этот вопрос. Мы никого не задерживали, потому что в этом не было никакой необходимости, потому что наша оппозиция – это "импотенты". Они, если что-то могут, так сотворить какую-то пакость втихую. А по-человечески, по-настоящему, чисто по-мужски, они не могут выступить. Вот и всё. И я это твердо знаю, это мое твердое мнение и убеждение!  
Если только они попробуют тронуть хоть одного белоруса, хоть одного минчанина, гомельчанина, или брестчанина где-то, мало им не покажется. Я для того и Президент, чтобы защищать народ, чтобы не было как в Кыргызстане. А если это по закону приемлемо – ради Бога, идите. Идите, я не против, митингуйте, высказывайте свою точку зрения.  
Рейтер. Другая тема. Сейчас будет 9 Мая…  
Лукашенко А.Г. Оппозицию задерживать не будем.  
Рейтер. Нет, это уже по другому поводу. Ваши планы: Вы поедете в Москву, планируете быть в Москве 8 мая?  
Лукашенко А.Г. Честно говоря, у меня пока еще нет четкого мнения. Но, наверное, придется ехать. Я не хочу туда ехать сейчас. Но придется ехать, потому что все-таки это демонстрация нашего единства, это дань уважения нашей истории. Это самое дорогое – Победа, которую мы когда-то завоевали вместе.  
Поэтому я как Президент обязан чтить это.  
Ну а в силу складывающихся отношений и в силу того, что здесь у нас много мероприятий, конечно, мне не к месту ехать. Но поеду, наверное. Больше "за", чем "нет".  
Рейтер. Но, в принципе, Вы бы не хотели, потому что отношения сейчас не слишком хорошие?  
Лукашенко А.Г. Не только в силу отношений. А в силу того, что у меня здесь очень много мероприятий. И мы даже торжественное собрание перенесли с 8-го на 7 мая. Обычно у нас 8-го вечером торжественное мероприятие, людей чествуем, а на утро – Парад. А сейчас, видите, приходится делать разрыв. Это тоже не очень правильно.  
Рейтер. У Вас большой опыт работы, отношений и с нынешним Президентом России, и еще больше – с Премьер-министром. Как Вы оцените их работу: они хорошо работают вместе? И какую Вы видите разницу между ними? Как Вы оцениваете Медведева как Президента? Он показал себя как Президент, или еще как бы в тени Путина? Как Вы можете прокомментировать такой "тандем" в России?  
Лукашенко А.Г. Я не стану отвечать на этот вопрос, давая оценки, Вы уж меня извините. Это, во-первых.  
Во-вторых, я не признаю никаких "тандемов". Это, наверное, журналистское изобретение. Есть между двумя политиками в России – Президентом и Премьером – определенное разделение полномочий. Это их выбор. Вы, наверное, заметили: внешняя политика, оборона, представительские функции и прочее – это Президент. Стратегия по определенным вопросам, главным вопросам – это Президент. Экономика, внутренние проблемы – это Премьер. Это в основном. Но Вы, наверное, замечаете, что и тот, и другой иногда переходят эти границы и занимается Путин политикой, допустим, а Медведев занимается внутриэкономической жизнью. Вы это видите, потому что конституционно ведь не распределены четко полномочия. Это просто были договоренности, наверное, определенные. И они выдерживаются. Это их выбор.  
Что касается оценок, эффективности работы Президента и Премьера… Вы, знаете, они никогда, хоть им и хотелось, может быть, не давали оценок мне. Никогда! Да, они могли отреагировать на какое-то мое выступление, или что-то сказать по какому-то поводу… Так что не стану и я этого делать. Оценивать их должен российский народ. Но, поверьте, когда у тебя есть нефтяная и газовая труба, тогда положительных оценок можно иметь больше, чем, когда этих труб нет. И особенно тогда, когда цены, как сегодня на нефть, как принято говорить, "достигли какого-то исторического максимума" за последний год – аж 84 доллара, по-моему, была цена за баррель нефти. Тогда получить положительные оценки легче.  
А вообще, они абсолютно вменяемые люди, и неслабые политики.  
А что касается тени… "Медведев в тени Путина" – так это опять же, вы придумали, журналисты. Никакой там тени не было. Надо какое-то время, чтобы в такой гигантской стране человек, впервые пришедший к верховной власти, освоился... Ядерная страна – надо быть аккуратным, осторожным. Он и аккуратно, и осторожно работал Президентом. Как видите, в последнее время Медведев совершенно другой, нежели год – два тому назад. Он действует как Президент. Возьмите Соглашение с Украиной по Черноморскому флоту. Посмотрите по отношениям с Норвегией, по этому политическому вектору. Ведь он очень много кардинальных решений принял, тех, что раньше не были приняты. Да и внутри страны он себя позиционирует всё больше и больше как сильный Президент, как и положено по Конституции.  
Но если кто-то думает (и меня, кстати, к этому приписывали, к этим людям), что у них есть какие-то противоречия, что можно сыграть на противоречиях… Конечно, у них есть противоречия. Конечно, свои точки зрения есть. Но они не антагонистические, я это знаю лучше, чем кто-либо. И не советую Западу или Америке искать эти противоречия. Абсолютно. Я думаю, к выборам они договорятся, как будут действовать. У кого будет выше доверие народа, тот и пойдет на выборы. Уверен. Если будет не так, значит, есть определенное давление со стороны одного из них. То есть у них другого пути нет, они должны очень цивилизованно подойти к своим выборам. И этот "тандем" должен как-то отстроиться. Один из них должен пойти на выборы. Они об этом заявляли. И они так сделают. Я так думаю. Есть нюансы, но я не хочу в них вдаваться, потому что это не мои вопросы.  
Но если Вы думаете, что у нас настолько плохие отношения с Путиным и Медведевым, Вы ошибаетесь. Да, у нас еще со времен Бориса Николаевича Ельцина такой порядок – мы очень близки были: и наши страны, и народы, и мы. Мы с Ельциным "сталкивались лбами" публично, еще и не так. Но мы никогда не ссорились, чтобы над нами не смеялись наши народы. И когда мы встречались, мы всегда принимали решения, глобальные решения. И Союзное государство было задумано тогда, и мы прошли очень большой путь. И не было таких серьезных экономических столкновений у нас с Российской Федерацией. И Ельцин всегда меня поддерживал и белорусский народ. Всегда! России тогда было очень тяжело. Но он поддерживал.  
А с Путиным и Медведевым мы вообще одного уровня политики, я имею в виду и по возрасту, да и по мышлению и так далее, у нас нет никаких антагонистических противоречий. То, что есть, это преодолимо. Поэтому тоже не надо рассчитывать, что вот, разругавшись с Россией, Лукашенко попадет в "опалу" какую-то. Это не нужно руководству России.  
Для России потерять Беларусь– это будет невосполнимая потеря и невосполнимый ущерб, прежде всего моральный ущерб. Русский человек этого не потерпит. Народ не обманешь...  
Рейтер. Говорят, что у Вас есть ностальгия по Советскому Союзу, еще писали, что поэтому Вы строите Союзное государство с Россией. Какое у Вас видение на будущее? Какие перспективы у Союзного государства? И считаете ли Вы, что в будущем будет одна страна – Россия и Беларусь, и еще, может быть, какие-то государства из бывшего Советского Союза?  
Лукашенко А.Г. Что касается Советского Союза. Только идиот не может сожалеть о распаде Советского Союза. Ну, может быть, только американцы или политики американские, журналисты, могут не сожалеть, потому что у Запада сегодня нет конкурента, нет той силы, которая может Западу противостоять. Отсюда вот эти столкновения в Ираке и прочие войны. Да и для американского народа, я точно знаю, это не на пользу. Американцы – неглупые люди, цивилизованные, они не поддерживает свое правительство, когда оно воюет непонятно где и зачем. Влезли в Афганистан и увязли там… В Ираке увязли. Разбили страну, а сейчас надо выводить войска… Что там будет? Как только американцы уйдут – будет не лучше. Хотя там и сейчас плохо, но будет не лучше. Ну что от этого получили?  
Американцы получили однополярный мир. Надо это Америке? Вроде бы, с одной стороны, хорошо, а с другой, если так подумать, это плохо – нет сдерживающего фактора, которым был Советский Союз.  
Ну и дело не только в этом. У нас были большие возможности, как было много и недостатков. Но для мира в глобальном плане, то, что нет баланса – не на пользу. Но так дальше продолжаться не может. Вы же понимаете, что растет сила на Востоке. И Индия сегодня, и Китай, да и Россия, и Бразилия, и Евросоюз – с ними Америка не может не считаться, они набирают силы. Это нормально – когда мир сбалансирован, он долговечен. В такой ситуации мир существовать не может, как сейчас.  
Поэтому я и сожалению в связи с этим по поводу распада СССР. И я такой не один.  
Кстати, вот Вам пример небольшой. Была Австро-Венгерская империя когда-то. Я, будучи и в Венгрии, и потом в Австрии, обнаружил, что у них есть ностальгия по тем временам – они, оказывается, ценят свою империю. И я, помню, у экскурсовода спросил: "Слушайте, вы нас упрекаете в том, что у нас ностальгия по Советскому Союзу, но у вас такая же ностальгия жуткая". И мне экскурсовод, не политик, говорит: "В нашем обществе большинство ценят Австро-Венгерскую империю". И в этот период, имперский, было создано максимум богатств, которые сохраняются и сейчас – начиная от строительства замков, дворцов, домов красивых, которыми сейчас восхищаются, и заканчивая многими военными победами, которые одержаны были Австро-Венгерской империей.  
Так почему мы не должны, допустим, гордиться нашим прошлым, победой над фашизмом? Почему? Ведь мы главную роль сыграли в разгроме гитлеровской Германии. Если бы не Советский Союз, то карта мира была бы перекрашена в коричневый цвет. Мы их здесь, прежде всего, разбили и остановили!  
Но мы сейчас не делим эту Победу с Западом. Хотите – пусть это будет наша общая Победа. Но ведь это достояние нашего народа в советский период. В космос мы ведь первыми вышли, а потом уж американцы.  
Не всё плохо было в Советском Союзе. Мы и достойно защищали свои границы и наших друзей, и достойно противостояли некоторым устремлениям "побряцать" оружием. Были в мире сдерживающие факторы. И это было полезно.  
Мы не собираемся воссоздавать Советский Союз, создавая Союзное государство. Это невозможно. Мы перед собой такой цели не ставили. Советский Союз – это было многонациональное, но унитарное государство, несмотря на то, что было там 15 республик.  
Главный принцип, который мы заявляем, но Россия, видимо, не приемлет и не понимает тут нас, – что мы не откажемся от своего суверенитета и независимости. Поэтому Союзное государство, союз наш, надо строить на принципах равноправия. И если Россия в этом направлении будет продолжать двигаться, создавать наш Союз на этих принципах, то мы с большим удовольствием будем продолжать это строительство. Да, оно как-то притормозилось в последнее время. Но, уверен, что мы в состоянии преодолеть тот вакуум, который образовался, и нагнать быстрыми темпами свое отставание.  
Рейтер. А если российское руководство неготово?  
Лукашенко А.Г. Неготово, значит, мы на это не пойдем. На других принципах мы Союзное государство строить не будем – в ущерб нашему народу и нашему государству. Нам было предложено при строительстве Союзного государства войти в состав России. Для Беларуси это неприемлемо.  
Рейтер. Но как выйти сейчас из Союзного государства?  
Лукашенко А.Г. Нет, стучать дверью мы не будем. Мы очень много сделали для того, чтобы создать этот процесс, оформить, чтобы его направить. Поэтому обрадовать своих противников и врагов я не могу. Стучать дверью, выходить из Союзного государства Беларусь не намерена. Наоборот.  
Рейтер. Александр Григорьевич, большое спасибо за интервью!