Онлайн-конференция

Новый вопрос 27.10.2011 11:00:00

Когда планируется завершение строительства музея? Что будет с нынешним зданием музея?
Люда, Не указано

- Строительство музея планируется завершить в 2013 году. По всей вероятности, это будет дата, которая будет приурочена либо к 9 Мая, либо к 3 июля. Я думаю, что время покажет. Во всяком случае, то время, которое осталось для строительства музея, обещает быть очень напряженным, потому что в настоящее время можно сказать о том, что сделаны определенные чертежи, наработки, которые позволяют вести строительство, но предстоит еще более грандиозная задача - задача создания интерьеров, задача формирования фасадов из тех или иных строительных отделочных материалов, над которыми мы еще работаем. Это будут уникальные материалы, которые вы не увидите ни на одном здании (я так скажу) не только Минска, но и, может быть, других стран.

Виктор Владимирович, здравствуйте! Я давно хочу узнать: то, что Вы взялись за создание проекта нового здания музея ВОВ как-то связано с Вашей семьей? Может у Вас тоже кто-то воевал? Заранее спасибо.
Анна Сергеевна, Минск

- Я должен сказать о том, что к величайшему счастью в моей семье родители после войны остались живы. Они воевали на Дальнем Востоке, но их борьба была связана с инженерными работами, потому что они у меня инженеры-строители, и они занимались инженерными сооружениями на Дальнем Востоке. С моей семьей и, может быть, со мной лично связано то, что я сам родился ровно через месяц после начала войны, поэтому мое детство связано с Победой. Я помню ту эйфорию, которая была после войны, а эта эйфория была связана с Победой. Может быть, вот эта тема Победы во многом и сказалась на образе здания.

Перед тем, как начать работу над проектом нового здания музея история ВОВ вы обращались к опыту других стран, изучали, как они "воплощают" темы человеческих трагедий?
Сергей, Брест

- Так получилось, что когда я начинал работу над музеем, я еще с этой темой глубоко не был знаком. Может быть, это и хорошо. Почему? Потому что это помогло саккумулировать те идеи, которые не повторяют какие-либо формы уже созданные, какие-либо идеи, которые внедрены в других музеях. Но, естественно, после того как пришлось заняться этой темой, я посетил ряд военных музеев мира, и сейчас до сих пор глубоко изучаю эту тему.

Виктор Владимирович, хотелось бы узнать Ваше мнение. Когда-то в архитектуре был моден советский ампир, а потом все тот же советский минимализм. И все ради экономии. А Вам пришлось сегодня от чего-то отказаться, чтобы сэкономить?
Маруся, Не указано

- Наверное, в жизни каждого действующего архитектора есть моменты, связанные с проектированием того или иного здания. Дело в том, что (это не секрет и это, наверное, понятно и, может быть, даже и нормально) в проектировании, а потом в строительстве здания по кардинальным проблемам принимает решение не только архитектор, но и многие лица, которые по своим должностным обязанностям должны либо разрешить, либо запретить какие-то моменты, связанные с формированием архитектуры, с теми или иными отделочными и строительными материалами и т. д. Не буду приводить многочисленные примеры, но скажу, что по Национальной библиотеке, например, у нас было зеркальное остекление в "алмазе". Но нам не удалось это реализовать с Михаилом Виноградовым. Есть в каждом деле издержки.

Виктор Владимирович, будущее здание музея ВОВ - какой по счету ваш проект? И как пришла к Вам его идея? Спасибо.
Егор, Не указано

- У меня много проектов, которые реализованы, обо всех трудно сказать. Поэтому я скажу о самых последних. Это Железнодорожный вокзал в Минске, который был построен в 2000 году, в начале этого века, Национальная библиотека, построенная в 2006 году, и вот следующий, без перерыва, как говорится, объект - это Музей Великой Отечественной войны. Отличительной особенностью этих объектов является то, что они строятся параллельно с проектированием. Могу сказать, что это очень сложный процесс, потому что строители всегда наступают на пятки и требуют чертежи, которые нужно было сделать еще вчера. Ведущий: - А как пришла к Вам идея. Я даже читала, что какие-то проекты Вам приснились? Крамаренко: - Как всякий творческий человек, я живу буквально каждой темой. Появилась, может быть, она применительно ко мне неслучайно, потому что я являюсь одним из авторов обелиска "Минск - город-герой", и когда было принято решение встроить его в ансамбль обелиска "Минск - город-герой, то, естественно, я с большой ответственностью взялся за решение этой сложнейшей темы. В данном случае проект решается уже как единое целое - это ансамбль обелиска "Минск - город-герой" и сам музей. Это один ансамбль - и в архитектурно-художественном, и в идейном смысле.

Много ли поправок Вы вносили в первоначальный вариант проекта будущего здания музея? Может, сейчас в ходе работы что-то корректируете? И что у Вас вызвало большую сложность: обдумать внешний вид или то, как музей будет выглядеть изнутри? Спасибо.
Наташа, Минск

- Это военный музей. Это тяжелейшая задача. Нужно сказать, что в моей практике это уже третий музей. Первый музей - это древнее Берестье, музей над раскопом 12-го века в Бресте. Этот же музей должен говорить о тяжести войны, о той величайшей трагедии, которая произошла в 41-45-ых годах, но этот же музей, его здание, должно говорить архитектурными средствами и о той великой Победе, которая была достигнута в результате мужественной борьбы наших народов. Первоначальная идея, схема будущего здания пришла буквально за несколько дней, но дальнейшая работа - раскрытие этой темы - потребовала уже титанического труда всего многочисленного коллектива. Нам нужно раскрыть сложнейшую тему на фасадах, потому что музей задуман не как здание, в котором будут экспонаты, а как здание-мемориал, как здание-скульптура - громадная, гигантская скульптура, которая будет говорить о войне, о трагедии и о победе. И то же самое касается интерьеров. В интерьерах есть общепринятая схема, которой часто пользуются архитекторы, это "белый куб" - нейтральное здание, в котором экспонаты на фоне белых интерьеров отличаются и светятся. Но мы задались целью создать здание, которое в интерьерах будет помогать представить в выгодном свете экспонаты, интерьеры будут дополнением этих экспонатов.

Ваши любимые города мира в плане архитектуры.
Евгений, Не указано

- Из современных мега-городов мне очень нравится Англия, город Лондон. Чем он мне нравится? Тем, что там есть контрастное сочетание очень старой архитектуры, которая оказывает на человека одно воздействие, и суперсовременная архитектура, которая вызывает совершенно другие эмоциональные чувства, положительные чувства. И вместе с тем, все это выполнено таким образом, что старое и новое не только сочетаются друг с другом, но и дополняют друг друга. Вот это та разнообразная среда, которая лично мне очень приятна. В Нью-Йорке, центр Нью-Йорка, Манхеттен, впечатляет своими достижениями, скорее техническими. Говорит о том, что возможности человека не ограничены. Нравится город Дубаи, в котором мне понравились произведения архитектуры, которые говорят о том, что архитектура - бесконечный процесс. Если кто-то из архитекторов изобрел что-то, то обязательно найдется тот, который сделает и лучше, и больше, и выше. И это очень радует. Мне глубоко симпатичен и мой родной город Гродно. Та среда старого города, двух- и трехэтажного, в которую я приезжаю, когда навещаю своих родственников, она меня всегда потрясает своим масштабом, человечностью. Пример - Ошмяны, Лида. У нас много интересных городов, которые органично сочетаются с нашей природой.

Туристический центр, который будет создан рядом с музеем - тоже Ваш проект? Что это будет и когда он появится?
Елена, Не указано

- Нет, это не мой проект. И я не могу ничего о нем сказать.

Здравствуйте! Вот такой у меня вопрос к Вам: успевают ли технологические и строительные новации за Вашей архитектурной мыслью?
Петр, Минск

- Я думаю, что не все идеально, потому что строительство – это очень сложный процесс. Но те формы, которые были изначально заложены в проект - реализовываются, при чем не простым образом. Приходится очень много доказывать, переживать за те или иные решения, спорить с теми, кто может эти решения нейтрализовать. Пока удается. Я должен сказать, что еще колоссальная работа нам предстоит по формированию интерьера, в наших умах это все уже сформировалось, но все надо переводить в конкретные чертежи и материалы, создавать конкретные образы, которые отражают эту великую тему.

Здравствуйте! Как Вы думаете, телемарафон, который пройдет 29 октября, он реально может помочь? Если не секрет, сколько уже собрано из 160-170 млн., которые требуются на строительство здания? Как в нынешней ситуации обстоят дела с финансированием. Большое спасибо.
Алла Вячеславовна, Молодечно

- Я, к сожалению, не могу Вам назвать сумму, которая уже собрана. Эту информацию Вам скажут те люди, которые непосредственно видят поступление средств, но необходимость в финансировании этого непростого и ответственного объекта есть. Я ощущаю это, когда у нас проходят штабы на стройках, слышу жалобы строителей о том, что финансирование заметно отстает от темпов строительства. Хотелось бы, конечно, чтобы все шло параллельно. В этом и есть задача, которая стоит перед нашим народом – оказать посильную помощь, потому что это вклад не просто в здание, это вклад в историю, вклад в наше будущее, которое должно быть связано с миром.

Что должно быть помимо таланта в архитекторе, чтобы добиться успеха.
Саша, Не указано

- Вспоминаю такую фразу, что талант - это 5 того, что влияет на успех, а 95 - это труд. Ни для кого не секрет, что те архитекторы, которые хотят чего-то добиться, которые хотят выполнить здание в каких-то новых архитектурных формах, всегда обречены на интенсивный труд. Мысли об этом здании, формирование образа здания, формирование его внутренней среды постоянно продолжаются с утра до позднего вечера, и иногда даже во снах. Бывает так, что во сне возникают те формы, которые потом ложатся на бумагу.

Я постоянно слежу за ходом строительства нового здания музея. Вам не кажется, что из-за всяких там 3D, 4D, туманных экранов будущее здание музея утратит свое предназначение – хранителя памяти, а станет культурно-развлекательным объектом, куда люди будут приходить расслабиться? Спасибо.
Мария Петровна, Минск

- Думаю, что этого не произойдет. Потому что в данном случае все эти эффектные туманные экраны, многочисленная медиа-техника, которая будет там присутствовать активнейшим образом в интерьерах и, я надеюсь, в экстерьерах, позволит современными средствами более полно раскрыть тему. Приведу небольшой пример. Представьте себе, что вы зашли в музей, идете по огромному, очень интересному залу "Дорога войны", который следует рельефу парка. Вы идете среди техники: танки, пушки, самолеты, воспроизведены какие-то военные эпизоды. Приглушается свет, и на монументальных стенах музея появляется изображение боя, все это сопровождается звуком. Эта медиа-техника позволит посетителю воспринять информацию более полно, более ярко, более эмоционально. И я уверен, что эта информация дойдет до душ посетителей и до их сердец. А в этом и есть предназначение музея. И если этот музей с помощью современных средств еще и "заманит" наших совсем маленьких посетителей, которые смогут сесть, скажем, за танковый тренажер, почувствовать себя бойцами, как это было во время войны, то будет здорово - средства достигнут цели. А цель музея - это хранить историю, хранить те ценности, которые у нас есть. Эти ценности будут достоянием нашего поколения и достоянием будущего поколения. В этом и есть предназначение музея. Музей должен работать. Музей не должен быть "застывшей музыкой". Музей должен быть динамичным, развивающимся. Он должен быть укомплектован современнейшими средствами, которые будут решать те цели и задачи, для которых музей и предназначен.

Виктор Владимирович, сейчас Вы заняты только музеем ВОВ или работаете еще над каким-нибудь проектом? Если да, то каким будет Ваше новое творение?
Мария, Не указано

- Есть перспективные объекты. В силу различных причин в данный момент над ними работа не идет, потому что один из объектов находится на экспертизе, а все силы сконцентрированы на музее. Должен сказать, что есть еще одна такая тема, над которой мы, по всей вероятности, будем работать - это тема детского музея. Сейчас идет поиск площадки для него. Правда, поиск длится уже больше года - проект инвестиционный - это немножко настораживает. Но детский музей, по-моему, глубоко символичная тема. В контексте той темы музея войны, которую мы обсуждаем. Вспомните скульптуру Вучетича - воин, который стоит с мечом и ребенком на руках. Мы мечтаем о том, что все организационные вопросы, связанные с этим музеем, решаться, что мы сделаем детский музей, который будет посвящен нашему будущему поколению.

У нас много задумано грандиозных проектов с участием капитала инвесторов других стран. Дает ли это новые возможности для развития нашей архитектурной мысли?
Катерина, Минск

- Должен сказать, что любые проекты, которые внедряются в целях развития города, в целях создания новых рабочих мест, более комфортных условий для работы, проживания и т.д. - это благородная и понятная задача. Тот поток инвестиций, который идет в республику, дает возможность и нашим архитекторам внедрять новые идеи. Но у нас здесь происходит такой неизбежный момент, что мы выходим на полосу острой конкуренции между появляющимися на нашем рынке зарубежными специалистами и нашими специалистами. Но, должен сказать, наши специалисты, архитекторы, проектировщики чувствуют себя в этой стихии рынка довольно уверенно.

Есть ли у Вас еще несбывшаяся архитектурная мечта.
Анна, Минск

- Архитекторы всегда находятся в развитии. Это профессия, в которой невозможно отложить карандаш или отойти от компьютера. Постоянно рождаются мысли. Если мы в городе или на отдыхе, мы всегда находимся в стадии изобретения какой-то новой среды, каких-то новых зданий. И когда появляется та или иная тема, здесь можно сказать так: должна появиться искра, чтобы это здание родилось. Но для того, чтобы эта искра появилась, надо впитать море света. И это море света впитывается всю жизнь со дня рождения.

Здравствуйте! Хочу выразить свое восхищение проектом нового музея ВОВ. Ежедневно проезжаю мимо места строительства, можно сказать, захватывает дух, когда вижу стеллу и за ней - плакат с будущим музеем. Очень красиво, особенно в вечернем освещении. Спасибо за такой проект. Успехов и удачи!
Наталья, Минск

- Хоть это и не вопрос, я, тем не менее, немного разовью эту тему. Одно дело - здание днем, а другое - здание вечером. В данном случае нами задуманы (и мы очень надеемся, что нам помогут в реализации этой идеи те лица, от которых многое зависит) Лучи Славы. Дело в том, что вечером эти Лучи Славы будут по задумке продолжаться лазерными прожекторами, которые могут создать эффект военных прожекторов и подчеркнуть этот объект уже на фоне городской панорамы. Это будет зрелище очень впечатляющее, очень знаковое для Беларуси, которая потеряла каждого третьего в войне. И хотелось бы, чтобы эта идея была реализована. Более того, есть проработки по лазерной проекции на Лучи Славы изображений, кадров кинохроники, которые можно будет демонстрировать во время, скажем, больших праздников. Это будет эффектнейшее зрелище. Но это зрелище, которое требует определенных средств, усилий. В реализации этой идеи должны, конечно, принять участие не только те, от кого это зависит, но и те люди, которые могут внести посильные суммы для того, чтобы реализовать эту идею.

Виктор Владимирович, Вы как архитектор, все же больше акцент делаете на классику или собираетесь строить ультрамодносовременное здание музея ВОВ?
Гена, Не указано

- Я очень люблю современную архитектуру, потому что она впитывает все, чего достигло человечество. В современной архитектуре много средств для создания той среды, которая комфортна для человека. Но как архитектор я приемлю и другие стили. Сейчас мы параллельно работаем над одним торговым центром. Этот центр проектируется нами в виде швейцарской деревни. Посетитель, который попадет в эту деревню, попадет в маленькую Швейцарию - XVI, XVII век, в ту прекрасную атмосферу архитектуры, которая была создана предыдущими поколениями. Поэтому я за ту архитектуру, которая разнообразит наш мир. Должен сказать, что стандартная архитектура не соответствует требованиям народа, потому что нет стандартных людей. Каждый человек - это индивидуум, поэтому каждое здание должно быть в принципе индивидуальным.

На каком этапе сейчас находится строительство здания музея ВОВ? Что уже сделано и что в ближайшем времени появится?
Константин , Не указано

- Сейчас те, кто проезжает мимо стройки музея, видят, что уже идет строительство четвертого этажа. Это последний этаж, правда, есть еще один, но его этажом я бы не назвал - это купол Зала Победы. Скоро похолодает, и строители занимаются т.н. теплым контуром, изолируют определенный блок музея от наступающих холодов. Затем они перейдут к отделке. Параллельно в многочисленных проектных организациях, которые работают над этой темой под эгидой генпроектировщика "Минскграда", ведется работа по всем направлениям. Строительство и проектирование идут параллельно. Если кратко, наш посетитель пройдет через девять экспозиционных залов, отображающих все важнейшие этапы войны. Первый - Зал начала войны. С помощью мультимедийных средств он иногда будет участвовать в этих этапах. И весь поход завершится сильной, эмоциональной кульминацией - посещением Зала Победы. И в этом торжественном зале он увидит Героев Советского Союза, которые освобождали Беларусь. Он увидит художественные витражи в виде знамен. Это будет знамя борьбы, знамя Победы. Кульминацией восхождения к Залу Победы, к Победе, будет посещение площадки под куполом, с которой посетитель увидит панораму мирного города. Это, пожалуй, самое важное.

Меня интересует такой вопрос: сколько надо электроэнергии, чтобы будущее здание музея функционировало? Ведь все эти технологии, экраны, 3D не на воздухе работают?
Серега, Не указано

- Я сейчас затрудняюсь преобразовать все в киловатты и точную цифру не назову. С точки зрения энергозатрат это здание не будет затратным. Музей работает в дневное время, вся эта многочисленная техника требует не особо много электроэнергии. В плане подсветки, прожекторы, которые будут в темное время суток светиться и представлять определенный архитектурный эффект, как показывает практика освещения города Минска, достаточно экономны.

Вам свойственно сомневаться в уже построенном или корить себя, что надо было больше продумать проект, когда, к примеру, Вы видите свое творение? И вообще, реально ли ВСЕ просчитать и учесть?
Паша, Не указано

- Каждый проект для архитектора - это достижение чего-то нового. И есть много нереализованного в силу различных причин. Или мысль пришла позже того момента, когда начался процесс строительства и все это отливается в железобетоне, создается в металле, и уже невозможно переделать. Или возможности заказчика, инвестора ограничены, и он в процессе проектирования начинает лихорадочно упрощать идею, и потихонечку вытряхивать душу из здания. Я глубоко уверен, что в каждом здании есть душа. Для каждого архитектора каждое здание - это часть его души. Иногда бывает радостно, когда видишь, что тебе удалось реализовать. А иногда бывает очень печально о том, что те мысли, которые были заложены в проект, реализованы не очень качественно. Бывает очень по-разному. И всегда за каждый объект переживаешь.

Добрый день! Скажите, пожалуйста, что будет распологаться в стеклянном здании шарообразной формы? Очень красивый проект.
Без подписи, Не указано

- В моем творческом арсенале есть стеклянное высотное здание с шарообразной формой наверху. Это здание получило название "Футурис". Строится оно возле станции метрополитена "Борисовский тракт". Это суперсовременное здание, которое будет встречать нас, когда мы въезжаем в Минск со стороны московского направления. Сама форма шара - извечная форма, проверенная временем. Она в данном случае символизирует планету Земля, символизирует будущее. Вместе с тем форма шара - это форма купола. Вот помните купола церквей, они выполнены в форме приближенной к шару. Возвращаясь к предыдущим вопросам, должен сказать, что еще предстоит эту форму реализовать, потому что эта форма сопрежена с определенными капиталовложениями со стороны инвестора. В одно время он (инвестор) говорит, что эту форму мы не будем трогать, это свято, в другое время задумывается и говорит, что может это дорого, может не надо. Если этот шар не сделать, то здание престает иметь свой стиль. И самое главное, что это здание перестает быть городской достопримечательностью. Мы гордимся нашими достопримечательностями. Туристы приезжают, ищут их в городе, фотографируют. Архитектурные достопримечательности создают облик города, привлекают туристов. Архитектура - это достояние города. Такие объекты веками работают на имидж города. Приведу пример Эйфелевой башни в Париже. Говорили, что это страшная такая железяка, которую скорее надо уничтожить. Прошло много лет. Эта башня превратилась в умах и сознании людей в достопримечательность, принесла Парижу неисчислимые денежные средства. Поэтому вкладывание денег в архитектуру - это очень благородное занятие. Это правильно.

Возле Национальной библиотеки задуманы новые уникальные комплексы строений "Магнит" и "Маяк". С вами консультировались по поводу стиля? И как Вам они нравятся?
Василина, Минск

- На "Маяк" был организован международный конкурс, в котором я был членом жюри. Тот проект, который нам, как членам жюри, показывали, был достаточно интересным. К сожалению, пока я вижу здание, которое не соответствует в архитектурном плане этому святому месту, не знаю, что будет потом. Что касается "Магнита"... Ко мне приходил известный немецкий архитектор Хади Тегерани и просил работать над зданием совместно, учитывая то, что я один из авторов Национальной библиотеки. Идея, которую он принес, мне показалась интересной. Он рассуждал так: если шар, форма концентрическая, то магнит эту форму подчеркивает и выявляет, и библиотека в таком виде действительно была бы как бриллиант. Это очень глубокая, очень интересная идея. Я видел недавно тот проект, который уже, по-моему, на выходе, к сожалению, он значительно упростился. Наверное, на это есть какие-то объективные причины, и я не могу никак это прокомментировать. Одно понятно - к застройке в центре города, в месте рядом с Национальной библиотекой требования должны быть просто высочайшие.

Кому принадлежит идея строить новые дома в центре города под старину со стилизацией исторических фасадов? Это замечальная идея - показать и современным горожана, и гостям, каким красивым был город в прежние века! Благодарна этим людям. Спасибо.
Валенитна Ивановна, Не указано

- Я тоже хочу сказать спасибо этим людям. Один из них - Сергей Багласов, который вкладывает колоссальные силы и весь свой опыт в строительство и воссоздание зданий, некогда здесь расположенных. Если вы возьмете Верхний город, то там появляются здания, которые восполняют старую среду. Я помню ту старую Немигу, которая меня радовала, потому что это был стиль и масштаб города Гродно. Вернуть городу утраченное - это благородная и светлая задача, которую выполняют и архитекторы, и заказчики, и все те, кто участвуют в этом процессе. Я помню и другие времена, когда Верхний Город сносился. Я помню такой момент, когда меня, писателя Владимира Короткевича, архитекторов Заневского и Чантурия пригласил к себе Петр Миронович Машеров. Он советовался с нами по вопросам Верхнего города, хотел знать разные точки зрения по поводу его сноса. Там было очень старое жилье, в котором было невозможно жить. Жалобы от жильцов были постоянно. Все сносилось ради идеи раскрытия центральной площади, сейчас она называется Октябрьская площадь, в сторону Зелёного диаметра. Площадь получила новое качество, но какой ценой! Оставлялись, естественно, церкви, как наиболее ценные здания. Сейчас, когда старинные постройки возрождаются, когда разрушенная ткань города восполняется новыми зданиями, когда создаётся та среда, в которой жили наши предки, когда создается та среда, в которой комфортно жить и работать, это не может не радовать.

Насколько широко стали применяться новые материалы в строительстве и новой архитектуре? И как ускорить процесс?
Андрей, Не указано

- Материал для архитектуры - это чрезвычайно важная составляющая, потому что стеклом, металлом, керамикой, гранитом, штукатуркой можно здание сделать очень эффектным, а можно сделать серым и безликим. Но так водится, что хороший материал всегда дорогой. Дешевый материал он потому дешевый, что на него затрачено мало средств и, как правило, он потом недолго служит во времени. Поэтому архитектура любит хорошие материалы. Это гранит, это металл, это прекрасное стекло, которое имеет эффектные архитектурные внешние параметры плюс высокую энергоэффективность. И сейчас такая пора, когда палитра этих отделочных материалов у архитектора довольно широкая. Я вспоминаю времена работы в Советском Союзе... Мы начинали проектировать Железнодорожный вокзал, и было буквально несколько материалов, которым архитектор мог оперировать. Такие возможности ограничивали, сковывали по рукам и ногам. Когда мы приезжали за границу, то с восхищением вперемешку с сожалением смотрели на их строения. И что вы думаете, когда мы проектировали вокзал и его начали строить, произошло знаковое событие - Республика Беларусь получила независимость. Страна открылась для интерграции. И те прекрасные материалы, которые были в других странах, потоками пошли к нам. Мы получили просто великолепное французское стекло, получили металлокерамику, которую невозможно поцарапать (сам пробовал). Мы получили стеклоалюминиевые энергоэффективные витражи. Все новые мировые технологии были внедрены на вокзале - здание стоит, как новенькое, и по сей день.

Что является модным в архитектуре городов на сегодняшний день? И кто диктует архитектурную моду?
Валерий Михайлович, Минск

- В последнее время модным является поиск самых различных стилистических направлений, которые дает нам современная техника, современные материалы, позволяющие воплотить любую задумку архитектора. Я, например, недавно в Дубае был в 800-метровом здании. Это фантастическое просто здание. Здание, работая в котором ты будешь являться владельцем всей панорамы города. Это очень эффектно! Но в конечном итоге это говорит о том, что достижения человечества велики, и о том, что они неограниченны. Идет постоянное движение вперед, которое позволяет открывать все новые и новые стили, в которых работают архитекторы. Высшим пилотажем для архитектора, конечно, является проект здания с совершенно новыми формами, которых еще ни у кого не было. Но на пути такого изобретения всегда много препятствий. В этом и искусство архитектора - убеждать инвесторов, согласующие инстанции, убеждать тех людей, которые активно влияют на архитектуру. Есть такое выражение: архитектура - это искусство королей. И архитектор должен работать с королями (это условно сказано), с теми людьми, которые могут помочь реализовать его замысел, либо эта идея умрет.

Работают ли с Вами фрилансеры, вольнонаемные творческие и инженерные сотрудники, или только штатные? Хотелось бы с Вами посотрудничать. Очень нравится Ваш характер и Ваши взгляды... Я сейчас уже на пенсии, но мы с Вами уже имели опыт работы.
Александра, Не указано

- Спасибо громадное за такие слова. Со мной работают постоянные архитекторы, временно работающих у меня практически не было. Творческой мастерской я руковожу после долгих лет работы в разных должностях в институте "Минскпроект". Но потом я ступил на тропу частного творческого бизнеса. Это очень трудно, когда ты один за все отвечаешь - это колоссальная ответственность. У меня всегда был более-менее постоянный коллектив, нас поддерживала творческая работа, которой все были увлечены. Правда, в последнее время наблюдается какой-то отток кадров. Почему? Потому что работа над музеем чрезвычайно сложная. Это очень сложный объект, который проходит в ситуации параллельного проектирования и строительства. И не каждый специалист это выдерживает в силу самых различных обстоятельств.

Какие конкурсы проводятся сейчас для архитекторов с целью улучшения облика Минска?
Григорий, Не указано

- Конкурсная борьба среди архитекторов приводит к неординарным решениям. К сожалению, в последнее время, практики конкурсного проектирования почти нет. А ее обязательно надо продолжить. Я с коллегами, которым чрезвычайно благодарен за совместную работу, активно участвовал в конкурсах. Построены по конкурсам такие мои объекты как кинотеатр "Москва", Железнодорожный вокзал. Конкурс по вокзалу был сложнейшим, проходил в три этапа. Это был конкурс союзного значения. Мы с Михаилом Виноградовым победили в сложнейшей борьбе с асами-архитекторами, сами будучи неизвестными молодыми архитекторами. Одним из наших конкурентов был Московский институт железнодорожного транспорта, где люди проектировали вокзалы десятками по всему Союзу. "Ну, куда вы лезете", - нам так говорили, - "Вы же только потратите время". Но дело в том, что в конкурсах трудно что-то прогнозировать. Не всегда выигрывает тот, кто много знает в той или иной отрасли. Мы ничего практически не знали про железнодорожные вокзалы, или про национальные библиотеки. Мы никогда их не проектировали. Но архитектура - это образ мысли. Иногда бывает так, если у тебя нет творческих ограничений, ты не находишься под грузом тех проектов, которые тобой выполнены, а перед тобой чистый лист бумаги, то рождаются совершенно новые идеи.

За внешний вид будущего здания музея можно не беспокоиться, а как быть с внутренним наполнением? Вы приблизительно знаете, что где должно располагаться или специально изучали экспозицию? Спасибо и огромной удачи!
Василий Николаевич, Орша

- Я не совсем разделяю спокойствие этого человека по поводу внешнего вида здания музея. Рождены определенные формы, они переведены на язык чертежей, но все это нужно довести до ума в строительстве. Формирование главного фасада из стали (сталь – это материал войны) связано с определенными сложностями. На стальных пилонах, символических стальных лучах, должны быть художественные барельефы, которые отражают тему знаковых событий войны. Чтобы все воплотить, остается мало времени, и это вызывает у нас, архитекторов, скульпторов, определенную тревогу. Мы надеемся, что все войдет в нужную колею и нормализуется. Тоже самое и по другим фасадам – есть идея, но ее нужно реализовать. Буквально вчера я был на нашем заводе, разрабатывающем металлизированную керамику, которой будут облицованы фасады. Насколько эффектным получится этот материал – вопрос. Работы еще очень много.