Онлайн-конференция

Онлайн-конференция на тему: "Блогинг в Беларуси: источник дохода или хобби?"

Онлайн-конференция на тему: "Блогинг в Беларуси: источник дохода или хобби?"

Что сулит лидерство в ЖЖ? Стоит ли развивать Standalone блог? О чем пишут востребованные авторы и кто их читает? Какие бренды сотрудничают с блогерами? 

Авторы блогов Марина КондратьеваДмитрий Волотко и Андрей Романов ответят на эти и другие вопросы пользователей tvr.by.

Фото


Добрый день! Скажите, как вы решили начать вести блог? И какая была ваша первая статья? Помните?)
Анна (Неизвестно):

Марина Кондратьева: Я помню. Моя статья была из путешествия. До сих пор самая любимая рубрика моего блога - путешествие, она странно называется "Путевые писульки", многие меня за нее критикуют, но, мне кажется, то, что звучит весело, не может не обратить на себя внимание. Блог я завела потому, что мне хотелось развиваться, учиться, узнавать что-то новое о мире, что-то изучать. А по мере того, как ты что-то изучаешь сам, тебе хочется делиться этим. Делишься ты уже более вовлеченно, делишься уже проверенной информацией, той, которая будет интересна не только тебе, но и кому-то. И когда я увидела эту обратную связь, что людям интересно то, что ты изучаешь (на тот момент я изучала журналистику во всех ее проявлениях), тогда это включает внутренний азарт, хочется уже соревноваться с самим собой, быть лучше, писать интереснее, узнавать больше и больше делиться этим.

Дмитрий Волотко: У меня все было намного проще. Я общался с ребятами из аниме-тусовки (в то время в Москве в ней было очень много айтишников), и там было модно заводить свои блоги. Мой первый пост был про новую компьютерную мышку от Microsoft. Я просто сделал площадку, несколько фотографий, описал девайс. Понабежали друзья, прокомментировали, и с тех пор мы общаемся. У кого-то блоги уже умерли, у кого-то до сих пор здравствуют, кто-то ушел в другие проекты. В целом - это была мода.

Андрей Романов: С 2008 года на сайте проза.ру ребята выкладывали свои рассказы и миниатюры. Я писал туда, а в 2012 году решил в одно место собрать все свои рассказы, потому что они были и ВКонтакте, и на прозе.ру. В итоге я создал такое место, куда все загрузил. Так что не было у меня изначально цели писать статьи, быть каким-то блогером, журналистом. А через полгода я посмотрел, что люди читают, заходят - значит, это интересно им. И в дальнейшем начал просто выкладывать туда то, что мне понравилось в Интернете.

По какому принципу вы выбирали платформы, где будете писать? Какие плюсы и минусы можете обозначить в них? Часто ли встречаются случаи "переезда" блога на другую платформу?
Иван (Минск):

Дмитрий Волотко: Один из самых популярных вопросов последние года полтора. Не знаю почему, прямо шквал таких вопросов. Я начинал с ЖЖ, а ЖЖ крут тем, что там большая социальная среда, и твой блог имеет возможность сразу вырваться на какие-то читаемые позиции. Но в ЖЖ есть много ограничений в вопросе оформления (по крайней мере, в те годы, когда я заводил свой блог, сейчас, может быть, все полегче), монетизации, рекламы и вообще управления. Я сделал свой блог, у меня есть почта там, т. е. идет именно персонификация при наличии своей отдельной площадки. Переезд встречается, и, более того, например, если говорить про WordPress.com - систему облачных блогов типа ЖЖ, там есть возможность переезжать с этого WordPress.com на WordPress.org, то бишь на свой собственный сайт, установив WordPress себе на сайт, и обратно. В принципе, это можно, иногда это сложно, а иногда это не нужно.

Марина Кондратьева: У меня пространство Live journal. Я там начала, там и продолжаю находиться. Каждый человек, который что-то делает, ищет пути развития, и ты можешь двигаться по разным направлениям. Ты уходишь в соцсети… сначала развиваешь связи, делишься постами в соцсетях, но все время думаешь, куда дальше идти… Сегодня очень популярен блог в Instagram. Я вижу, что Youtube очень популярен - за ним преимущество. Я пришла к выводу, что пока больше, чем Standalone блог, я найти не могу, попутно развиваю площадку Youtube. На сегодня мой сайт в разработке. То, что мне дал Live journal - это огромное сообщество вовлеченных активных людей, которые готовы тебя комментировать, тобой интересоваться. Но до того, как уйти в свой блог, я расширила свою аудиторию посредством Facebook, Instagram

Андрей Романов: Я хочу добавить, что каждая платформа, ВКонтакте, Facebook - это совсем разные миры. Мы пробовали раскручиваться изначально в ВКонтакте, за два года было порядка 15 тысяч подписчиков. А когда пришли в Facebook, то за 3-4 месяца было уже порядка 100 тысяч подписчиков.

Ведущая: Сейчас 165 тысяч, это суммарно больше, чем у onliner.by и tut.by.

Андрей Романов: Facebook такой охватный. У тебя может быть 20 тысяч подписчиков, а охват очень большой. Люди расшаривают посты. Фишка в том, что когда человек лайкает, то его друг видит это в ленте.

Здравствуйте! Знаете ли вы примеры создания исключительно коммерческого блога? Если да, в чем его принципиальное отличие от традиционного.
Марина (Неизвестно):

Дмитрий Волотко: Создавать исключительно коммерческий блог силами одного человека сложно, потому что не будет нужного уровня контента, чтобы быстро и качественно захватить аудиторию и заинтересовать потенциальных рекламодателей. Чтобы сделать это, нужна команда.

Ведущая: Сколько в вашей команде человек, Андрей?

Андрей Романов: У нас есть бухгалтер, технический директор. Также есть два копирайтера, которые пишут тексты, что-то редактируют, рирайтят или просто находят какие-то интересные истории и темы, ну и я. Но я не могу назвать точную цифру, потому что, если не хватает людей, то на помощь приходят фрилансеры.

Дмитрий Волотко: Сколько контента в день вы делаете?

Андрей Романов: Если брать "public", то там, наверное, два-три поста в час.

Марина Кондратьева: А сколько часов в день ты работаешь?

Андрей Романов: Да по-разному. Я никогда не считал. Это такой интересный вопрос. Я не знаю, сколько я в день работаю. Я посмотрел все сезоны Lost, сидя за работой. Но это скорее стиль жизни.

Марина Кондратьева: Вот! Блог - это образ жизни. Если меня пригласят на какое-то закрытое мероприятие и скажут, что запрещается брать фотокамеру, диктофон и писать об этом, я не пойду. Для меня в этом не будет смысла, потому что я не смогу увиденным поделиться. 

Считаете ли вы нужным подстраиваться под читателей?
Виктория (Неизвестно):

Марина Кондратьева: Так или иначе, читатель через какой-то промежуток времени, как бы ты не думал, что ты самостоятельный и делаешь, что хочешь, начнет тобой управлять. Если у тебя появляется большая аудитория, ты в долгу перед ней. Они ждут от тебя материала, и ты должен его им предоставить. Это все негласно, подсознательно, это на внутреннем уровне. В любом случае, публичный человек, так или иначе, руководим своей аудиторией. Если ты выпустил пост, который имел огромный резонанс в Facebook, в Instagram, повсюду, и к тебе приходит в сутки 15 000 уникальных пользователей, а назавтра ты выпускаешь обыкновенный пост. Тебя прочитало 500 человек, и всем скучно. Тебе же хочется почувствовать ту энергию, которая была вчера. Это хобби, это увлечение, так же, как и любое другое увлечение.

Дмитрий Волотко: Я давно бросил подстраиваться под аудиторию. Я выработал для себя несколько правил, которые со временем не меняются, и следую им. Я, например, не пишу всякую криминальщину. Я не пишу на личные темы: "Ой, меня бросила девушка и т. д." Я не пишу про политику, которая меня не касается. Если, скажем, решение Минского исполкома коснется лично меня, я могу об этом написать. А если это какое-то решение исполкома какого-либо другого города, то там свои блогеры есть. Поэтому моя аудитория делится на два лагеря. Первая, которая меня читает, а вторая, которая делает вид, что не читает, но все равно обсуждает то, что я пишу. Случайно заходишь в их ленту, а там обсуждают твой пост.

Марина Кондратьева: Я хочу отметить еще один момент. Ты никогда не будешь в блоге тем, кем ты не являешься. Чтобы не хотела твоя аудитория, ты не выйдешь за рамки того, о чем ты не любишь писать. Это две грани одной медали, и просто их нужно правильно балансировать.

Андрей Романов: Что касается подстраивания под аудиторию. Есть какие-то технические моменты. Например, все перешли на смартфоны. Конечно же, это нужно учитывать. Но если оставить в стороне технические моменты, то когда мы начинали в 2012 году, а в то время все активно менялось, изначально были такие форматы постов: фотограф такой-то и фотография с двумя предложениями. И на данный момент те блоги, которые публикуют тоже самое, что и в 2012 году, потеряли аудиторию, скажем, от 40 тысяч в сутки до 10 тысяч или даже 5. Потом им на смену пришли посты типа "8 невероятных котиков, которые тебя порадуют" или "10 самых нелепых очков Лепса". А потом на смену этим подборкам пришли социальные истории. Например, был пост про пару, которая 70 лет была вместе и умерла в один день. Мы просто пытаемся понять, что может быть интересно аудитории, и это делаем.

По поводу того, что это коммерческий блог, почему нет, можно сразу объявить, что мы на этом будем зарабатывать деньги. В Рунете и Байнете, я не люблю разделять их, это все - русскоязычный Интернет, очень сложно быть маленьким белорусским сайтом и зарабатывать при этом нормальные деньги. В Беларуси очень маленький рекламный рынок сам по себе. В Рунете аудитория значительно больше, и то там могут быть проблемы с монетизацией. Наши люди с нашим менталитетом думают, что для них контент должен быть бесплатным. Они зашли, почитали, не думают, что кто-то потратил время, деньги на создание этого контента. Эта проблема всего Интернета на сегодня. В англоязычном Интернете давно подписки, газеты платные. В Рунете, Байнете по-прежнему все финансовые затраты ложатся на рекламодателей.    

Чем не стоит делиться с читателем? Или для вас нет запретных тем))
Мария (Неизвестно):

Марина Кондратьева: Конечно, есть. Я, например, никогда не выставляю свою семью в блоге. Я открыта, но моя личная жизнь закрыта. Можно узнать, что я ем, но не узнаешь, как выглядит мой муж. Есть собственные рамки по поводу социальных тем, которые интересны или нет. Они определяются лишь внутренней потребностью - делиться или нет.

Дмитрий Волотко: По поводу рамок. Я, например, в письменной речи не матерюсь вообще. Есть внутренняя цензура. В письменной речи у меня хватает слов и времени, чтобы подумать и написать это цензурно. В устной речи всякое бывает.

Андрей Романов: А мы ругаться не можем - нам запретили. В 2014, когда мы были просто блог, было все замечательно и хорошо. В конце августа 2014 в России вышел закон, что если у тебя 3 тысячи посещаемость или подписчиков (так и непонятно что именно), тебе использовать ненормативную лексику нельзя.  Мы одни из первых попали под этот закон, но на самом деле даже больше пиара получили за счет этого... Мы никогда не писали про политику. Один раз написали пост про эксперименты над людьми, информация была взята из открытых источников, никакой крамолы там не было. Нас попросили удалить один пункт.

Марина, вопрос к вам. Мне кажется, что женщины больше любят вести бьюти-блоги, а вы пошли в кулинарию. Почему такой выбор?
Марта (Неизвестно):

Марина Кондратьева: Вроде он и не кулинарный. Просто кулинария - эта та основная нить, на которую все нанизывается. У меня блог позиционируется так: "Блог Марины Кондратьевой о еде и путешествиях". Путешествие - это те репортажи, о которых я говорила, еда - связана с моей работой. Когда я начинала вести блог, была редактором кулинарного сайта в кулинарной школе, мне приходилось много общаться с шеф-поварами. Та работа и мой блог привели меня на очередной уровень: мне предложили новую работу - телевизионный проект "50 рецептов первого", который я веду на "Беларусь 1". Блог - это как образ жизни, как хобби, который дополняет работу, помогает в ней же развиваться. Ни минуты лишней не тратится даром - ни время удовольствия, ни время профессии, ни время работы и чего бы то ни было. Блог - это самопрезентация очень сильная. И он - моя стратегия. Все, что мы говорим о заработках, мне очень интересно слышать, возможно, это какое-то далекое будущее, но сегодня мой блог дает все, что мне нужно от него.

Андрей Романов: Мне кажется, от блога можно получить больше, чем деньги - это связи, знакомства и опыт.

Марина Кондратьева: Социальная вовлеченность, новые друзья.

Андрей Романов: Я понял, что 95% моего нынешнего окружения каким-то образом были притянуты сайтом.

Марина Кондратьева: Я приехала в Минск 8-7 лет назад, это был город, в котором я никого не знала.

Дмитрий Волотко: И я.

Марина Кондратьева: И только благодаря блогу я стала счастливым гражданином этого города, окружена друзьями, знакомыми. Встречаю друзей в любом магазине, любом кафе, теперь Минск для меня - большая деревня и мне здесь комфортно.

Любой журналист может стать блогером, но не всякий блогер может стать журналистом. Согласны?)
Екатерина (Неизвестно):

Дмитрий Волотко: Любому журналисту дает задание что-то написать редактор. Блогер сам сидит, придумывает что-то интересное. Если неинтересно, его не читают, а если интересно - читают. А журналист… Если бы мне давали готовые темы, возможно, мне было бы легче. Информационный  повод для журналиста скорее всего ищет редактор или хотя бы задает направление.

Марина Кондратьева: А еще момент, который я наблюдаю, работая среди журналистов, не каждый журналист решится стать блогером, выпустить себя на растерзание всех... Не каждый человек готов это делать от себя, ответить за свои слова от и до. Наверное, может, но не каждый готов.

Дмитрий Волотко: Если мы пишем что-то неправильное, то это персональная ответственность блогера. Если журналист ошибся, за это отвечает редакция. И там юристы, поправить что-то можно. А у нас нет.

Андрей Романов: На данный момент, если брать ту же тележурналистику, то телевидение нуждается в блогерах. Мы видим, как сейчас Youtube-блогеров регулярно зовут на телевидение вести какие-то передачи. Сама по себе журналистика изменилась. Она стала менее сухой, более взрывной. Но есть и минусы, очень много желтухи появляется.

Человек, который стоит дома перед камерой и что-то вещает, и у него миллионы подписчиков… Дайте ему комфортные условия: студию, свет, звук, работать ему будет гораздо проще. Человек отговорил и пошел домой, а за него все остальное сделали.  Получается, блогер сам по себе, это гораздо сложнее, чем просто журналист.

Дмитрий Волотко: И при этом не исключено, что журналисты могут быть прекрасными блогерами, а блогеры могут быть отличными журналистами.

Андрей Романов: Блогинг уже стал частью журналистики.

Скажите, приходилось ли вам отставить свое доброе имя блогера?
Вадим (Неизвестно):

Дмитрий Волотко: Да каждый день приходится доказывать. Тут важно поделить свою аудиторию из недовольных на несколько лагерей. Часть недовольных просто зашли, назвали тебя козлом и ушли. Человек высказался. Я им говорю: "Спасибо за мнение. Ты делаешь меня лучше". Закрываю его сообщение, практически никогда не удаляю. Что-то доказывать бесполезно, потому что он не включится никогда в разговор. А есть другие люди, которые заходят, пишут два листа, где по пунктам доказывают, что ты неправ. Вот с этой аудиторией надо работать.

Марина Кондратьева: Есть люди, которые специально заводят блоги в ЖЖ, чтобы цеплять кого-то, они называются тролли. Не то, что от них нужно защищать свое доброе имя, нужно к ним иногда прислушиваться, иногда игнорировать.

Андрей Романов: Личный блог для обширной аудитории я никогда не вел. Но мы сами любим разогревать аудиторию, в том же Facebook. Вот недавно выложили пост с самой примитивной логической задачей. Зашли, стали писать другие ответы, спорить с читателями, в какой-то момент мы удалились, обсуждение продолжалось, получили больше 1000 комментариев.

Россия знает немало примеров недобросовестного блогинга. Некоторые товарищи до сих пор в розыске. Как вы воспринимаете эту "обратную сторону медали"? Личное мнение - это одно, а введение в заблуждение массы - другое.
Евгений (Неизвестно):

Дмитрий Волотко: Недобросовестный блогинг - это так же, как недобросовестные водители, садящиеся за руль пьяными, недобросовестные врачи, которые забывают тампон в теле человека, недобросовестные ветеринары, которые неправильно усыпляют животных, и так далее. Гады есть - вопросов нету. Их читают, они на этом зарабатывают, они востребованы. А это уже моральное право человека определить, хочет он этим заниматься или нет.

Андрей Романов: У нас недавно был случай, что наш паблик на Facebook заблокировали. Мы связывались с американским представительством. Была названа причина - введение в заблуждение пользователя. То есть - что произошло? Человек какой-то пожаловался или это было массово, можно же запросто на каком-нибудь фрилансе дать задание, и за 2 цента люди будут жаловаться. В итоге сработала спам-система, паблик был заблокирован. Только через 3 недели мы его отстояли и блокировку сняли. А вторая история - если вернуться к закону 2014 года. Создавался закон, чтобы можно было без разбора кого-то блокировать. Например, я высказал где-то свое мнение, а меня, ссылаясь на этот закон, могут заблокировать, закрыть. Причем сейчас, чтобы закрыть мой сайт, достаточно суток. Раньше нужно было подать в суд, а сейчас до суда - сразу же закрывают. То есть, дают какое-то время на устранение проблемы, но если проблема серьезная, то не церемонятся. Это я к тому, что существуют возможности для манипулирования. 
Конкуренция есть везде. В том числе и в блогах. Как выделяете себя среди остальных, пишущих на схожую тематику?
Олеся (Неизвестно):

Дмитрий Волотко: Да не такая уже большая конкуренция в блогах, если честно.

Марина Кондратьева: Да, что касается Беларуси, то вообще небольшая.

Дмитрий Волотко: Я могу сказать, что регулярно - это 5-6-7 раз в год - писать о новых автомобилях в Беларуси в блоге могут всего несколько человек. Потому что, во-первых, взять новый автомобиль на тест-драйв не на час, а на 2-3 дня это довольно сложно, нужно иметь какие-то определенные договоренности и знакомства, а во-вторых, не у всех получится доступно написать о новом автомобиле. Таких людей не так уж много. Если брать какие-то узкие специализации, то конкуренции, в общем-то, никакой нет.

Марина Кондратьева: Дело в индивидуальности. Он такой один, он тратит на это все свое свободное время. Я со своим блогом тоже такая одна. Телеведущая, которая ведет кулинарный проект, рассказывает о внутренней телевизионной кухне и делится проверенными рецептами от шеф-поваров.

Андрей Романов: Если у ребят особой конкуренции нет, то у нас история немножко другая. Мы боремся за ленту всякими способами во всех социальных сетях. В последнее время сам ресурс очень сильно интегрирован в социальные сети, очень сильно интегрирован в push-уведомления - эта фишка классно работает. Я уверен, что в ближайшее время еще появятся какие-то новые каналы, новые возможности. Что сейчас делает, например, Facebook. Он старается делать свой Интернет. Они даже производителям контента предлагают не отправлять людей на сайт, а открывать твою статью прямо в Facebook. Она открывается гораздо быстрее, и что самое интересное - они платят за нее хорошо. Вставляют свои баннеры туда, и я получаю денег гораздо больше, чем, если бы я прокручивал их у себя на сайте. То есть Facebook приводит рекламодателей сам. С одной стороны, это хорошо, но с другой, отпадает надобность в сайтах. В какой-то момент соцсеть может стать монополистом, например, сказать, что этот сайт мне не нравится и его закрыть. А ты теряешь свой контент, отдаешь его кому-то. Многие крупные сайты полностью перешли на эту систему. Мы пока попробовали и отказались от нее, потому что нам дорог наш ресурс. Пока Facebook друг, с ним надо дружить. 
ТОП-10 тем белорусских блогеров в ЖЖ: путешествия, музыка, фотография, книга, Беларусь, кино, психология, история, литература, Минск. Радует, что белорусы читающие и любящие свою страну) Я так понимаю, на серьезные темы писать не любят? Остро-социальные вопросы на своих страницах поднимаете?
Дмитрий (Неизвестно):

Дмитрий Волотко: Да, бывает. Но в моей повседневной жизни их не так много и случается. Бегать и искать специально - не вижу смысла. К тому же, не всегда эти темы хорошо воспринимает публика. Например, пару лет назад был вброс в соцсеть, что в одном торговом центре в вентиляции потерялся котенок. Он там мяукает. МЧС вызывали, не помогло. Магазин ничего сделать не может. В итоге эта новость собрала около 150 тысячи репостов в соцсетях, кучу комментариев, магазин начали бойкотировать. Я позвонил в магазин, узнал их позицию, узнал позицию ТЦ, МЧС. Дозвонился женщине в Испанию, которая подняла эту бучу. Собрал всю информацию, выяснилось, что либо котенка там не было, либо там живет кошачья семья и замечательно себя чувствует. И эту интересную информацию перепостило все несколько ресурсов, в том числе профильные форумы, которые сказали, что вот там нас обманули, а здесь человек сделал хорошо. Материал получился великолепный. Я им горжусь до сих пор, это кусочек журналистской работы. Но оказалось, что бучу подняла информация про умирающего котенка, а информация о том, что с животным все хорошо, заинтересовала намного меньше людей.

Марина Кондратьева: Мы пишем о том, что касается нас. У меня во дворе поселилась собака. Я знаю, что скоро ее наверняка заберут на Гурского. Мы с мужем купили ей ошейник, чтобы она как можно дольше производила впечатление, будто у нее есть хозяин. Купили корм, миску, все ее полюбили. Мне захотелось поделиться этой историей, чтобы собаку кто-нибудь забрал. Я написала пост. Обязательно затрагиваю социальную тему, которая касается меня. А собака, кстати, до сих пор живет у меня во дворе.

Дмитрий Волотко: Получается, что либо ты хочешь трафик сделать, либо классный материал. Ты честен перед собой, ты разобрался в ситуации, можешь собой гордиться, но трафик получишь меньше.

Марина Кондратьева: Либо когда у тебя есть трафик и ты используешь его для того, чтобы сделать мир лучше.

Андрей Романов: Я уже говорил, что есть социальные истории и на нашем ресурсе. Вот такие истории про котят, о которых Дмитрий упомянул, хорошо заходят. С другой стороны, мы не стараемся бороться с остросоциальными проблемами, не стараемся переубеждать людей, что хорошо, что плохо. Мы стараемся не навредить: не публиковать то, что у нас вызывает отторжение. Без внутреннего цензора вообще работать было бы бессмысленно. Бизнес ради бизнеса, наверно, неинтересно. Модная фишка - обращаются компании, которые рассылают вирус. Они устанавливают тебе на сайт код, человек заходит на твой сайт и получает уведомление, что у него устарела Opera, обновляет, у него сразу вирус. Это плохо. Но там хорошо платят - порядка 50 долларов за 100 установок. Мы стараемся хотя бы не навредить.

Дмитрий Волотко: Тут возможна только прямая потеря аудитории. Если я зашел на сайт и схватил какую-нибудь гадость, я туда не вернусь.  

Бытует мнение, что блогеры постепенно "вымирают". Мол, интересных и адекватных авторов все меньше, темы все банальнее, читатели все ленивее. Согласны или нет?)
Ольга (Неизвестно):

Марина Кондратьева: Читатели ленивее стали, их соцсети разбаловали.

Андрей Романов: По поводу авторов адекватных, то их не становится меньше. Авторов как таковых становится меньше. Блогерство идет волнами, на каждом пике появляются блогеры, которые хотят рассказать, как они попробовали новое пиво. Спустя некоторое время и бренды, и блогеры устают и прекращают вести дневники.

Марина Кондратьева: На самом деле это естественный процесс развития. Три года назад, когда я завела свой блог, было одно сообщество блогеров. Сегодня - совсем другое. Если я захочу устроить какое-нибудь мероприятие и приглашу блогеров, то это будет уже совсем другая компания. Это нормально, естественно. Вообще блог - это определенный этап в жизни человека. Или он трансформируется во что-то, как у Андрея - это полноценный сайт, или он трансформируется в какую-нибудь профессию, как у меня (блог привел меня к работе на телевидении), либо ты, как Дима, просто пишешь. Да, сейчас есть момент в Беларуси, когда блогерское сообщество потерялось. Это факт. И люди ленятся. И блогерам не хочется лишнее делать, когда видят, что нет внимания. 

Дмитрий Волотко: И страна у нас стабильная. 

Какие тематические семинары или форумы вы посещаете? Много ли блогеров хотят делиться секретами успеха с коллегами?
Аноним (Неизвестно):

Дмитрий Волотко: Очень редко посещаю, мне неинтересно. Зачастую такие мероприятия для начинающих блогеров. Например, рассказывают, в какое удачное время выпустить материал, как его подать, что там должны быть картинки, лит и т. д.

Марина Кондратьева: Я продолжу. Никто на самом деле не рассказывает обо всех тонкостях и ньюансах.

Андрей Романов: Я говорю! Я был на одном таком семинаре в качестве выступающего. В итоге пять часов рассказывал про то, как мы постим котиков. Мы прямо на месте там делали проводили эксперименты: брали три поста, какой "выстрелит" лучше; или брали пост и разбирали, как его лучше обыграть. Я не понимаю, почему многие пытаются умолчать о чем-то, о каких-то своих наработках, секретах. В том пятичасовом семинаре мне было интересно поучаствовать и помочь. Там у меня появилось много новых знакомых, друзей, которые начали меня куда-то звать. Мне это интересно, как и сегодняшняя онлайн-конференция. Но в то же время тот семинар, после которого прошло всего полгода, сейчас уже не актуален, процентов 50 информации уже устарело. Информационный рынок и те вещи, про которые я тогда рассказывал, сейчас, скорее, принесут вред, чем какую-то пользу. (За клик-бейтинг, о котором я тогда  рассказывал как о перспективном направлении, сейчас Фейсбук снижает оплату. Недавно соцсеть официально анонсировала, что подобные посты будут набирать гораздо меньший охват.) 

В чем вообще феномен блога, на ваш взгляд? Почему несколько лет назад произошел бум, и блогинг начали воспринимать как профессию? Доверие к конкретному человеку? Каково должно быть соотношение объективного и субъективного в блоге?
Маргарита (Минск):

Дмитрий Волотко: В блоге главное не врать. Это очень важно. Если ты начинаешь врать, тебя ловят моментально. Люди в социальных сетях начнут это обсуждать. Субъективность должна быть. Например, если мне очень понравился какой-то продукт, о его очевидных минусах я расскажу, о некоторых шероховатостях, к которым я, скорее всего, просто придираюсь, я могу умолчать, потому что это действительно мелочь. Но врать не надо. Доверие к конкретному человеку как раз таки и зарабатывается тем, что ты можешь писать вещи непопулярные и с которыми не будут согласны, но то, что тебя на откровенном вранье не ловили - это очень важно.

Марина Кондратьева: Люди любят общаться, люди любят слушать друг друга. И когда человек, к которому некая степень доверия существует, презентует какой-то материал, продукт, какую-то услугу или просто времяпрепровождение, естественно, этот материал усваивается лучше. Время от времени я даже могу в Инстаграме задать вопрос: "Что вы сейчас читаете, друзья? Посоветуйте что-нибудь!" И потом в течение года я возвращаюсь к комментариям, потому что людям, с которыми общаешься, с которыми знаком хотя бы в онлайн-формате, доверяешь. Люди хотят слышать людей, и главное - оставаться собой, писать то, что тебе близко. Я не люблю писать негативное, вся информация, которую я даю людям, для меня объективна (для них, возможно, она субъективна).

Ведущая: Мое мнение (вы можете быть с ним не согласны), что полезность блога заключается не только в позитивном взгляде на жизнь. Негативные посты могут быть не менее полезными для вашего читателя.

Марина Кондратьева: Согласна!

Дмитрий Волотко: Они должны как-то соотноситься, должен быть баланс.

Марина Кондратьева: Допустим пост-обзор о путешествии. Я пишу, как я планировала свое путешествие, и пишу про все кочки, на которых каждый может споткнуться, если пойдет таким же путем.

Андрей Романов: Но бывает, что обращается компания с просьбой написать положительный отзыв. Такие компании пытаются с помощью блогов свою репутацию поднять.

Дмитрий Волотко: Я таким говорю: если продукт хороший, будет позитивный отзыв. А если он плохой, значит, не выставляй его на рынок.

Андрей Романов: Мне кажется, врать не стоит, но в то же время плюс меняется на минус, а минус на плюс. А ноль ни на что не меняется. Вызываешь эмоции - получаешь отклик какой-то.