Онлайн-конференция

Онлайн-конференция к Международному дню танца

Онлайн-конференция к Международному дню танца

В преддверии Международного дня танцев -  28 апреля в 12:00  - онлайн-гостиную посетили преподаватели по трем разным танцевальным направлениям: аргентинское танго, современная хореография и pole dance.  Гости -  преподаватель аргентинского танго Константин Лизевич, преподаватель современной хореографии Павел Черный, преподаватели pole dance Ольга Репина, Галина Савицкая. 

Фото


Господа, здравствуйте! Вопрос ко всем. В последнее время количество танцевальных ТВ проектов растет как на дрожжах. Они очень эффектные и поэтому рейтинговые. Но все  же участвуют в них профессиональные танцоры, пройти кастинг любителю практически нереально. Тем не мене, это как-то влияет на популярность танцев среди остальных людей? Вы отмечаете увеличение потока желающих или все предпочитают сидеть на диванах перед телеком?
Карина (Неизвестно):

Ольга: В прошлом году я участвовала в украинском проекте "Танцуют все" и как профессионал не прошла. Это больше телевизионные проекты, и проходят те люди, которые больше нравятся судьям, сидящим там. Субъективно они выбирают себе тех, с кем будут работать на протяжении этого проекта. Остальные проекты тоже довольно серьезные, и там есть хорошие ребята (не обязательно профессионалы). Можно не быть профессионалом, но танцевать очень классно.

Ведущая: А как у нас влияет танцемания на приток людей?

Ольга: Многие ребята из моей студии хотели бы поехать на проект  "Танцы". Но вообще, мне кажется, должно влиять, потому что смотрят, нравится, хотят работать точно так же.

Константин: Мы должны немного разделить, потому что у разных людей разные приоритеты. Кто-то хочет пиариться, быть в телевизоре, а кто-то не хочет быть в телевизоре, а хочет танцевать.

Ольга: Честно говоря, когда я ехала, я не хотела пиариться, я очень хотела танцевать. Я поехала для того, чтобы не я ставила, а на меня поставили номера и я потанцевала. Это мне было гораздо интереснее.

Константин: Но мы должны понимать, что люди разные. Кому-то нужен адреналин: ты выходишь, на тебя много людей смотрят и оценивают, ты видишь, куда расти. А многим это не нужно. Многие просто хотят хорошо проводить время, двигаясь. А кто-то хочет шоу, чтобы он один выступал. Т. е. есть разные уровни, и каждый может выбрать свое.

Ведущая: Павел, Вы тоже участвовали в проекте "Танцуют все". Ради пиара или удовольствия?

Павел: Я не могу сказать, что ради пиара или удовольствия. Скорее, это как одна из ступеней. Я хотел попробовать поработать с другими хореографами, попробовать узнать, что это изнутри. Такие проекты дают очень большой толчок, если, к примеру, становишься финалистом, и имя увеличивается в разы в танцевальной сфере. Что касается таких проектов для простого пользователя, то они очень сильно популяризируют танцевальную сферу среди молодежи, среди населения. Очень многие мои знакомые не знали разделения между стилями, думали, что танец - это какой-то один стиль, многие думали, что стрип пластика и пол денс - это одно и то же. В этом плане такие проекты очень развивают. И пускай это больше телевизионное шоу, но тем не менее это первая ступень к тому, чтобы люди начали разбираться в стилях танца. Да, люди смотрят и им хочется танцевать, они видят, что это даже своего рода ниша в финансовом плане (т. е. можно танцами профессионально заниматься и зарабатывать деньги). Сейчас люди понимают, что танцем можно выбиться, и если это нравится, если есть талант, то в принципе есть все шансы, чтобы выбиться.

Ведущая: Галина, Вы что добавите?

Галина: Я в принципе согласна. Сама я в таких проектах не участвовала, я не артист, я преподаватель, остаюсь за кадром, и мне там больше нравится. Если кто-то из моих учеников пожелает, я с удовольствием поддержу.

Добрый день! В нашей стране парные танцы среди любителей - это скорее экзотика. А все потому, что в залы приходят, в основном, женщины. Как считаете, можно ли привить нашим мужчинам желание танцевать?
Юлия (Неизвестно):

Константин:  В нашей школе мы соблюдаем гендерный баланс. Аргентинское танго стоит немного обособленно от всех современных танцев, потому как оно изначально настроено на  гендерное взаимодействие: мужчина - лидер и он все определяет. Отчасти это и является определяющим фактором, почему мужчины к нам приходят танцевать. У каждой девушки есть партнер. У нас нет такой практики, чтобы девушка танцевала без партнера или с другой девушкой. Суть аргентинского танго в том, что мужественное гасится женственным.

Есть ли у тренеров какая-то медицинская база, чтобы знать, какую именно нагрузку можно давать человеку? Или тренером может стать любой, закончивший базовые курсы? Просто я ходила на хореографию. Наш преподаватель был строгих нравов и не обращал внимания на наши стоны «не могу». В итоге,  у одной девочки разорвались связки, у меня небольшая травма позвоночника…
Кристина (Неизвестно):

Ольга: Однозначно, преподаватель, тренер быть знаком с анатомией. Надо знать какие есть противопоказания. Многие приходят с артрозами, сколиозами - это распространенное в наш век заболевание. Для саморазвития я, например, оканчивала курсы по кинезиотейпированию, и если вдруг происходит какая-то травма, я могу ее адаптировать, обезболить, чтобы человек мог с ней какое-то время находиться. Надо знать, как ты будешь допускать человека к нагрузкам. Надо знать какая мышца тянется.

Ведущая: А требуются какие-то медицинские справки от посетителей, что у него с сердцем все хорошо? Может, человек приходит к вам заниматься, а у него инсульт, инфаркт?

Константин: Я хочу сказать, что в отличие от серьезных направлений, спортивно-бального, где уже требуется справка, допускающая нагрузки. В социальных танцах, существует мнение, что можно даже без образования преподавать. Это все до первого случая. Несмотря на то, что в аргентинском танго нет нагрузок, бывают ситуации, когда человек перенапрягся. Поэтому я за то, чтобы любой человек, который любые танцы преподает, имел понятие о хореографии, о строении человека, мог каким-то образом анализировать нагрузку, которую он дает.

Ведущая: Павел, а в современной хореографии, травматизма поменьше?

Павел: Если все правильно, тренер – это человек с высшим физкультурным образованием, педагог- это человек с высшим педагогическим образованием, хореограф – это хореографическое образование. Именно высшее. Поэтому, если человек работает тренером или преподавателем, этот человек должен быть с образованием. Я преподаю брейк-данс. В нашей стране по моему направлению образование нельзя получить. Я заканчивал народное отделение. Это-первое. Второе. Мы требуем у всех медицинские справки, даже из кожвенерологии. Мы требуем справки от терапевта, он решает, с какими отклонениями можно заниматься или нельзя. Что касается, современных стилей. Травматизм – тут все зависит от человека, который занимается. И от преподавателя. Я, например, могу оказать медицинскую помощь или консультацию, т.к. сам получал много травм, не было преподавателей. Учились всему сами. Сейчас все делается методично, и сейчас знания позволяют, чтобы подсказать, как лучше сделать, чтобы не было травм и с какими противопоказаниями лучше не заниматься. Но, тем не менее, травмы все равно есть.

Ведущая: Галина, как вы ранжируете девушек, которые приходят заниматься и достичь определенного результата, но по своим физиологическим возможностям не могут, и тех, кто халтурит?

Галина: На сегодняшний день системы в pole dance нет, развивают все, как понимают этот спорт или танец и делают что-то свое. В моей школе мы стараемся увидеть сразу на старте, на первых разминках и простых упражнениях, где есть эффект, где меньше, где больше нужны нагрузки. Халтурящих у нас нет. У меня спортивная школа по пилону. И, соответственно, я исключаю экзотики, разговоры, немножко дисциплины в этом плане не хватает, чтобы сделать более серьезное отношение к этому направлению. Я ставлю основой - дисциплинировать человека, который ко мне приходит, который у меня занимается. Я не ищу преподавателей. Преподавателей делаю я. Они учатся у меня. Они научились, они встают в базу, они ее понимают и теперь экспериментируют, стажируются, также стараются получить практический опыт. Те же медицинские особенности. Справка обязательна. К своему телу должна быть дисциплина. Соответственно, свое тело уважайте, объясняйте, держите меня в курсе, чтобы чуть что, ничего не происходило. Иногда спрашивают, можно ли мне заниматься, если у меня третья степень сколиоза? Я говорю, что нужна справка, как врач к этому относится. Говорят, что допускает. Врачи допускают физические нагрузки, но мы не перегружаем. В моих интересах теперь составить программу, не перегрузить одну сторону, но дать работать и второй. 

Будут ли летом бесплатные мастер- классы на открытых площадках по танго? Или вообще по парным танцам? Такое часто проводя в Европе, дойдет ли до нас? Было бы здорово!
Мария (Неизвестно):

Константин: Да, мы в этом году планируем открыть целый летний курс. Подробнее пока ничего не могу сказать, потому что пока у нас холодно, мы не можем выйти на площадку. Танцевать, когда на улице 13 градусов, даже если нет ветра, ты вспотел, а потом сел, то вы наверняка простынете. Пока нет стабильно 16 градусов, мы ничего пока не анонсируем. Но у нас это есть в планах. Следующий момент. Мы не Саудовская Аравия, не Казахстан и Таджикистан. Погода у нас довольно переменчивая. Танцевать в дождь могут только особо страстные танцоры. Прошлый год был очень хороший, было много солнечных дней. Если и сейчас будет такая же погода, мы все это будем делать. Все анонсы будут в Интернете, это все можно будет найти.

Ведущая: А примерная локация? Вы знаете, где это будет?

Константин: Да, мы будем в Верхнем городе. Это отель "Монастырский". Там у них есть внутренний дворик. Мы в прошлом году были там. Вся информация будет в Интернете. 

Полденс - это же реально спорт. Те же брусья, только вертикальные. Женщины качаются до квадратных размеров, чтобы трюки крутить. Как это может быть женственно? Ведь это не пластичный танец, а акробатика.
Михаил (Неизвестно):

Галина: Вы видите во мне целую груду мышц? При этом я делаю стойки. Дело в другом, здесь мы не раскачиваемся до больших размеров, чтобы сделать трюк. Мы делаем эти упражнения в динамике, чтобы развить укрепление мышц на подъем и спуск. Мы не растим груду, мы просто умеем это делать. Вы видите гимнастку, разве она качается, чтобы сделать стойку. Вряд ли. При этом она физически вырабатывает в себе силу на перевороты, на стойку, на удержание своего веса. Она остается при этом худенькой, красивенькой.

Ольга: Еще очень много зависит от природы человека. Может быть короткая мышца, соответственно набирает мышечную массу быстрее, она выглядит более рельефно. Галине повезло. У нее длинные руки и ноги. Мне повезло меньше. У меня мышечная масса набирается очень быстро. Я знаю, что я никогда не буду выглядеть утонченной. Специально кто хочет, тот качается, ходит в тренажерку. Многие полденсеры ходят в тренажерку.

Ведущая: Они специально это делают?

Ольга: Я не знаю.

Галина: Им кажется, что если они закачаются, то они будут сильнее.

Ольга: Хотя на самом деле это не так. Я люблю работу с собственным весом. Тут кому что нравится. Но однозначно нет такого, что все перекаченные и здоровые. Очень многие совсем худенькие. Все индивидуально. 

Добрый день! Павел, вопрос к вам. Мне кажется, что направление брейк данса начинает устаревать. На заре 2000-х оно было модным, у нас в школе все парни этим занимались.  Сейчас акцент сместился на какие-то уличные направления (как женские, так мужские). Как по вашему, интерес к брейку не остыл?
Аноним (Неизвестно):

Павел: Брейк есть уличное направление. Из брейк-данса родился хип-хоп и другие. Из всех современных уличных стилей первым появился брейк-данс. Ориентировочно он на 7-8 лет старше хип-хопа. Когда я учился в 5-6 классе (1999-2000 гг.), мальчики и девочки все крутили, что могли. Сейчас гораздо меньше людей этим занимается, но профессионализм вырос. Мода - это мода. Это то, чем занимаются все. Есть немодные направления, новые. Новое всегда притягивает. Многие сейчас записываются в хай-хиллс. Но сам профессионализм и уровень страны на профоснове среди мировой танцевальной сферы сильно вырос. На данный момент брейк-данс в Беларуси очень развит. У нас многие команды выезжают, занимают призовые места и на мировых, и на европейских фестивалях. Их знают, уважают. По сравнению с 2000-м, когда у нас все это было во дворах, то сейчас просто колоссальное отличие. Но количество людей, конечно, меньше.

Ведущая: Вы в этой сфере чувствуете себя спокойно, что это направление у нас не угаснет, не перейдет в какие-то другие.

Павел. Мое мнение, что любое направление не угаснет, если есть преподаватели, есть люди, которые им занимаются. Можно, чтобы им занималось 50 тысяч человек в стране и ни одного грамотного преподавателя, и все эти 50 тысяч остались на уровне зачаточного любителя. А можно, чтобы занималось 5 тысяч человек, из них 500 будут ездить по всему миру и представлять страну. Здесь все зависит не от количества, а от качества. 

Константин, вопрос щепетильный. Как можно танцевать столь страстный и красивый танец и оставаться с партнером «только друзьями». Ведь ты проникаешь в другого человека, очень близко чувствуешь его. Когда просто смотришь на танцоров становится жарко, а что говорить про танцоров.
Аноним (Неизвестно):
Константин: Сразу хочу сказать, что в аргентинском танго, последующее развитие не очень приветствуется. Людям достаточно того общения, которое они получают на танцполе. Тут есть большая проблема, она связана с человеком, насколько он может открыться для другого человека здесь и сейчас. Есть и стеснение и неприятие человека – все как в жизни. Есть люди, которые годами на танцполе и никогда к друг другу не подходят. 
Ведущая: А как у вас в школе, как вы подбираете партнеров? 
Константин: Никак не подбираем. "Каленным железом" выжигаю моменты - я с этим не танцую. Мы все равны, все пришли учиться. Вы выполняете то, что я говорю, для того, чтобы вам потом с нормальными ощущениями выйти на танцпол, получить удовольствие от танца. Отличие социальных танцев от спортивно-бальных танцев тем, что здесь смена партнеров и вы за один вечер можете перетанцевать с 20-ю человеками. Танцевальный вечер идет от 4 до 7 часов, а марафон  нон-стопом  с   12 дня до 6-ти часов утра до 7 дней подряд. Я никогда не считал ни   количества танцев, которые я протанцевал,  ни количество партнерш. Мне нравиться танцевать с начинающими, потому, что там естественность. У них есть жажда танца и нет звездности. Происходит обмен. К сожалению, профессионализм убивает естественность.
Павел, современный танец часто ассоциируют со свободой самовыражения. Мол, люди отошли от классического балетного театра, отвергли консервативность и начали двигаться согласно своим творческим порывам. Но так ли уж анархичен контемп или в нем все же есть принятые всеми танцорами правила?
Аноним (Неизвестно):

Павел: Принятые всеми танцорами правила есть, я думаю, в каждом стиле. Даже если постановки хореографические посмотреть, то классический мотив присутствует во всех стилях, где-то больше, где-то меньше, где-то более жестко, где-то нет. Правила какие-то есть. Но здесь я согласен с тем, что они максимально ушли от балета, от классической хореографии. Анархичен ли он? Думаю да. Потому что некоторые люди стремятся идти по пути классического восприятия контемпа, а есть театры танца с очень тяжелым восприятием, куда надо проникать, погружаться.

Ведущая: И все это можно назвать одним музыкальным направлением - контемп?

Павел: Да

Ведущая: Но он многовариантен?

Павел: Он не многовариантен, он расширен, очень разнообразен. Нет такого, что это такой-то вариант контемпа, это такой-то контемп, и это такой-то. Просто есть огромный плацдарм, огромная база, в которой каждый может себя найти.

Ольга: Есть даже такое направление как пол-контемп.

Ведущая: Павел, а какое направление контемпа Вам ближе?

Павел: Тяжело сказать. У меня такое восприятие: мне нравится, я танцую. Идет самовыражение. Я не могу сказать, что я ухожу в какое-то определенное направление, что мне нравится только так танцевать или только так. Мне нравится танцевать. Давайте так скажем. Contemporary dance в переводе означает современный танец. Все современное можно отнести к этому направлению.

Ведущая: И все это по большому счету можно рассматривать с точки зрения: нравится - не нравится?

Павел: Нет, в любом случае надо понимать, что там есть база, в контемпе есть классическая база, есть классические элементы. Пускай некоторые из них будут в сокращенном виде. Но смысл в том, что присутствует тот же шаг, присутствует выворотность, партерная составляющая очень сильно развита. Контемп может танцевать любой человек.

Галина: Но красиво будет, когда это будет с базой.

Павел: Вот, правильно сказано. Для того, чтобы это было профессионально, нужна база. Школа должна быть в любом случае. А чтобы танцевать, можно просто выйти и делать красивые движения. И можно тогда спорить и говорить, что это был контемп. Но я все-таки придерживаюсь мнения, что все должно идти от канонов, от классического танца. База должна быть. 

Часто вижу объявления о наборе в группы по занятию экзотик пол дэнс. Чем он отличается от обычного? Или танцевать у шеста – это уже дело вполне обыденное?)
Надежда (Минск):

Галина: В моей школе нет экзотики. Но чтобы понять, что  этот стиль мне не нужен, я должна была попробовать.

Ведущая: Давайте сначала расскажем, что это значит.

Галина: Чтобы понимать, из чего он (экзотик) состоит, это опять техника на пилоне, база. Есть база - можно стилизовать танец. Могу в экзотик, могу в танец, могу спортивненько потанцевать, могу просто фитнесом закачаться. Все, что дальше называется пол данс, пол спорт, пол экзотик - это всего лишь стиль исполнения этой же техники на пилоне. Экзотик - это та же стрип-пластика без раздевания.

Павел: Стрип данс - это с раздеванием, стрип пластика идет без раздевания, она на каблуке.

Галина: Экзотик пол данс - это та же манерность, девушки двигаются очень плавно, женственно. Развернутые шпагатные ракурсы. Меньше трюков, больше по полу покачаться.

Ольга: Экзотик - 80 % партерной техники и только 20 %, когда вы можете на пилоне  делать что-то. А стрип пластика - все можно оформить вокруг танца.

Ведущая: Какая у нас сейчас тенденция? Больше классическая спортивная, танцы на пилоне?

Галина: Не знаю, у нас больше к экзотику. Спорта у нас очень мало, мало студий, которые держат именно спорт.

Ольга: Сейчас женская пластика так рекламируется, что если экзотик, то ты будешь пластичная, красивая, изящная. Я считаю, что это неправда. Без экзотик можно научиться быть женственной, пластичной и красивой. В экзотике проще это все выразить. Он более вульгарный, это какой-то ночной танец, оставьте его там. Это интимный танец. Если хочется получить удовольствие от себя, своего тела - там можно. Но экзотик - это не просто, там такие бывают тяжелые связки, но много ума не надо.  

Здравствуйте! У меня 2 вопроса: чем мажут тела девушки, чтобы не было синяков от ударов на пилоне  и как это тело не скользит, когда танцовщицы зависают на высоте в сумасшедших позах? У меня все)
Женя (Неизвестно):

Ольга: Я, например, ничем не мажу. У меня практически нет синяков. Все зависит от индивидуальных показателей тела человека и от техники: кто-то больше работает на руках, а кто-то - на вис.

Галина: В моей методике преподавания мы идем от простого к сложному, чтобы исключить синяки, ссадины и ушибы. Когда Вы усваиваете простую программу, то мы движемся дальше. Что касается скольжения по пилону, то все это моральная составляющая. Когда Вы волнуетесь, у Вас мокрые руки даже сидя на стуле. Чем увереннее Вы будете себя чувствовать, тем послушнее будет Ваше тело. На разогретом пилоне тело залипает довольно крепко.

Павел, когда вы участвовали в проекте «Танцуют все», то часто сочетали два направления: контемп и брейк данс. Не приводит ли это к постепенному смешению танцевальных стилей, когда размываются границы и уже тяжело определить где что.
Алина (Неизвестно):

Здесь надо понимать, что я хочу танцевать, работать на брейк-данс-фестивалях, на чемпионатах, на баттлах. Я хочу танцевать в своем стиле. Я должен понимать от начала до конца все правила, откуда взялся брейк, всю базу и т. д. Если я иду на телевизионный проект, то здесь надо показывать универсальность, показывать все красиво. Мое мнение такое: если правильно совмещать стили, то это будет выгоднее для простого зрителя, который не занимается танцами или разбирается в других стилях.

Ведущая: Эта политика выигрышная, Ваша ставка сыграла.

Павел: Да, дальше я прошел. Я не думаю, что смешение стилей может чем-то навредить и смешать их полностью. Никогда они полностью не смешаются. Если в контемпе проходит очень мало соревнований, то брейк-данс сразу был построен на баттлах. Т. е. с первых годов его возникновения сразу начались соревнования. Поэтому что касается брейк-данса, то в профессиональной сцене он никак не совместится с другими стилями, только если для проектов или публичных выступлений. Любой судья сразу скажет, что не тот стиль. Хотя сейчас в Европе, в мире очень развиваются такие баттлы, как all styles, т. е. можно в любых абсолютно стилях выходить и танцевать.

Добрый день! Так получилось, что с детства танцевала, закончила хореографическую школу. Хотела идти дальше заниматься, но как-то не сложись. Сейчас думаю, что буду успевать, но пока не решила, куда идти. Расскажите, пожалуйста, каждый про плюсы ваших направлений и почему именно выбрали вы их. Я девушка, 25 лет.
Аноним (Неизвестно):

Ольга: У меня так сложилось. После того как я закончила танцевать в театре, так получилось, что я попала на такое направление, как pole dance. Сама начала с нуля, никто меня не обучал, развивалась, дошла до приличного уровня на данный момент. Pole dance мне нравится тем, что это соединение хореографии, силы и женственности. Это красиво, если это аккуратно, если это вытянуто, если это грамотно.

Павел: На брейк-данс я бы не советовал пойти, девушке я бы мог посоветовать контемп, если у нее есть хореографическая школа. Для меня лично контемп - это очень красивый стиль и он хорош тем, что можно себя очень хорошо выразить. Хореография с точки зрения искусства - это самовыражение, то контемп, наверное, из всех стилей, которые я пробовал, - это самое подходящее для самовыражения, потому что рамок мало, танец очень чувственный, можно выражать абсолютно все эмоции. Из практик, которые я танцевал, не все стили могут это позволить.

Галина: У меня же армия, соответственно, танец у нас только в конце. Я делаю спортивную постановку, но мы видим только на результате ее танцевальную составляющую. Четыре минуты у нас музыкальная композиция, и мы потанцуем с Вами, но до этого мы трудимся с Вами, чтобы каждый трюк был чистым, красивым, чтобы связались один с другим, чтобы были переходы, поскольку наше направление универсально тем, что мы можем использовать и контемп, и брейк-данс, и аргентинское танго. Таким образом, мы будем ярко выделяться, выполняя какие-то трюки, но на манер какого-то национального танца, либо не национального. Танцевать сразу мы Вас не учим, мы Вас учим технике исполнения трюков, в соответствии с которой в будущем, растанцовываясь, становится танцем. Это сложно.

Ведущая: Но вы к пилону-то сразу подпускаете человека?

Галина: Конечно, сразу! Первые занятие нацелены на то, что Вы ставите осанку, понимаете, как оно работает, если там нет трюков. Есть только Вы и пилон. Сделайте простые упражнения: походки, оттяжки. Большое внимание нужно уделить осанке, очень мало людей обращают внимание на то, как они выглядят, когда просто сидят.

Константин: Самое сложное - определить, что конкретно человек хочет. Даже в парном танце Вы четко должны понимать, что Вы хотите. Есть социальное составляющее: я прихожу, получаю удовольствие и хорошо провожу время. Есть спортивная составляющая: я работаю на результат, соревнуюсь и получаю какой-то рейтинг. Есть творческая составляющая: я делаю красивые номера, я вкладываю свою душу в музыкальное произведение, которое написано 50-100 лет назад. Поэтому в первую очередь человек должен понять, чего же он хочет: удовольствия для себя, результата или творчества.