Онлайн-конференция

Новый вопрос 07.03.2013 10:00:00

После того, как Вам поступает предложение участвовать в новом спектакле, как строится Ваша работа над партией.
Ольга, Не указано

- Обычно я открываю клавир и сразу приношу его концертмейстеру, потому что я очень не люблю самостоятельную работу, не люблю учить по записям или наигрывать себе самостоятельно на фортепиано, т.к. меня это очень утомляет. Мне необходимо сразу увидеть результат и "впрыгнуть" в него. Роль я всегда делаю крупным мазком, а уже после начинаю разбираться в деталях. Работать именно таким образом мне удобнее и легче.

Добрый день, Оксана. Скажите, а в каких постановках нашего Большого театра Вас можно услышать и увидеть?
Александр, Не указано

- В нашем театре я с удовольствием пою несколько ролей. У меня в репертуаре порядка двадцати партий. Но сейчас ситуация складывается таким образом, что я не могу петь всё и уже не хочу этого делать. Я пою только те роли, которые нравятся мне, и в которых нуждается сечас театр. Это конечно же опера "Кармен", это наш новый спектакль "Аида" (очень красивая партия Амнерис). Свежая премьера нашего сезона - это "Седая легенда" Дмитрия Смольского. Потрясающий спектакль, очень хороший материал. Я лично к нему как-то особенно отношусь, потому что опера на белорусском языке, очень красивая музыка, красивые актеры, замечательные декорации. И вообще этот спектакль очень сильно отличается от того, к чему мы привыкли. Я лично горжусь, что это наш белорусский продукт, поэтому, пользуясь случаем, приглашаю всех на спектакль, который состоится 2 апреля 2013 года.

Оксана, у Вас есть импресарио. Ваш плотный рабочий график - его заслуга.
Без подписи, Не указано

- Да, у меня есть агенты. (Импресарио, это уже немножко старомодное, из прошлого слово). Что касается предложений, то они поступают из разных стран. Вот скажем, одно агентство занимается моей раскруткой в мире. Второй агент работает только с Италией. Предложений очень много, и от российских театров, и от конкурсов, в которых я участвовала. И несмотря на договор с агентством, которое является только посредником, все же, наверное, половина предложений - это мои личные контакты и достижения.

На скольких языках Вы поете, а на скольких разговариваете?
Ириша, Не указано

- Оперный певец - такая трудная профессия, нужно и говорить, и петь, и желательно хорошо, на многих языках. Конечно, итальянский язык - главный оперный язык, а английский язык - язык общения. На английском я не пою, потому что опер на нем не так много написано, а в последнее время прослеживается такая тенденция - исполнять произведение на языке оригинала. И хорошо, что сегодня я могу выбирать, что петь. Вот, например, с немецкой музыкой я не сталкивалась, и у меня нет желания, не мое это на сегодня, и немецкий язык я не знаю. Может быть, когда-нибудь в будущем. Что касается итальянского, французского, то это очень популярные оперные языки, плюс русский язык, еще вот и белорусский добавился. Говорю я по-итальянски, по-английски, плохо, но не стесняюсь, стараюсь преодолеть все барьеры: где-то слово, где-то улыбка, где-то жест... А самое главное - фраза: "Help me, please", заглянуть в глаза - и в принципе все проблемы сразу решаются.

Вы работали со многими известными режиссерами: и у нас, и в Москве, и в Европе, и в Америке. Зависит ли их стиль работы от национальных особенностей характера.
Степан Васильевич, Молодечно

- Мне кажется, что от национальности как раз ничего не зависит. Я работала с итальянцами, которые, как считается, должны быть очень темпераментными и активными, но они очень затягивали процесс, много размышляли над своими действиями. Дело не в национальности, а в том, что если человек становится режиссером, то он уже является очень яркой, творческой и талантливой личностью. Все они разные, но именно в этой разности и есть интерес не только в работе, но и в жизни.Ведущий: - А спорите с режиссерами? Волкова: - Спорю:). Очень трудно спорить с иностранными режиссерами, потому что для этого необходимо владеть огромным словарным запасом. Иногда режиссеры первый раз берутся за оперу и, порой, у них возникают определенные трудности. Вот тогда можно им посоветовать, как лучше что-то сделать.

Каково это, быть известной не только у себя в стране, но и покорить заокеанскую публику?
Владимир, Не указано

- Я не особо это ощущаю. Не могу сказать, что я чувствую какое-то особое внимание или отношение. На Западе, например, зрители ждут артистов после спектакля у дверей служебного выхода, приносят распечатанные фотографии, просят расписаться на программках, сфотографироваться. Это очень приятно, когда в твой адрес говорят теплые слова. Ты видишь, что люди не поленились, распечатали твои фото, тем самым, оказав тебе, путь небольшое, но все же внимание. Это очень здорово. Но с другой стороны там не принято в театре дарить цветы. А у нас цветы дарят, и это, безусловно, очень приятно. К сожалению, сегодня в Большом зритель не может сам подняться на сцену и подарить цветы артистам, только передать их через работников театра. Это связано, наверное, в первую очередь с техникой безопасности.

Оксана, Вас называют одной из самых успешных оперных солисток Беларуси. Но все же, этот жанр искусства не так популярен как, скажем, эстрада. Вам, никогда не хотелось, с Вашими-то вокальными данными, перебраться в цех эстрадников. Популярность выше все-таки?
Люся, Не указано

- Хотелось, не скрою. Не так чтобы перебраться, но хотя бы наступить одной пяткой. Но очень мало авторов, которую пишут достойную эстрадную музыку - с ней дефицит. Вроде и исполнители какие-то есть, но что они исполняют... В опере все-таки материал очень богатый, на любой вкус и очень высокого качества. Эстрада, к сожалению, таким похвастаться не может. Если у меня появляется возможность, если меня приглашают, то я с удовольствием исполняю европейскую эстраду, арии из мюзиклов, песни в стиле классикал кроссовер. Но такое исполнение почему-то не очень популярно среди организаторов концертов, это меня всегда поражало. Когда артист такого плана в правительственном либо сборном концерте поет оперным голосом какую-то потрясающую музыку, это всегда вызывает уважение и восторг публики, он всегда имеет большой успех. Всегда, это я вам без ложной скромности говорю.

В чем заключается феномен Оксаны Волковой. Ведь в нашем театре сегодня поют десятки актрис. Чем Оксана Волкова отличается от остальных? Не скромничайте только, пожалуйста.
Мария, Не указано

- Такое громкое слово – феномен. Даже не скромничая, какое-то оно такое странное. Ничем не отличается. У нас очень много ярких исполнителей, не похожих друг на друга. И, наверно, вот этот самый феномен или не феномен - как раз в этой индивидуальности и непохожести. Вот и все. Наверно, моя активность неуемная, которая меня все время куда-то выносит, и то, что мне повезло, что меня поддерживает семья, что меня не приковывают наручниками к кухне, к плите, к детской площадке. У нас все в свободном режиме, мы занимаемся тем, что нам нравится, и помогаем друг другу во всем. Поэтому, может быть, в этом мне очень повезло. Не всем так повезло актрисам и певицам и певцам.

Оксана, Вы как исполнитель довольны новой сценой, новым звуком и новой акустикой в отремонтированном Большом. Слышала мнение зрителей, которые ностальгируют по старому Большому...
Людмила Владимировна, Минск

- Честно вам скажу, не всем я довольна в наших новых условиях, но поностальгировать у меня как-то не получается, потому что я мало пела на той сцене, была еще студенткой и не помню, как там все было. Просто я пою на других площадках и есть с чем сравнивать. Конечно, кое-что следовало бы исправить теми же жесткими декорациями или ракушкой, которую используют многие театры. Все мы, оперные певцы, без исключения дружно не любим громкие оркестры, мы все на них обижаемся, когда они играют очень громко, потому что петь громко не у всех получается. Если нас не слышно – говорят, что певцы виноваты - тихо поют, а мы виним дирижера за то, что дает оркестру громко играть. Все друг друга обвиняют, все довольны (смеется).

В драматическом театре актер выходит на сцену и даже если забыл роль, может выкрутиться паузами, импровизацией. Вы же в связке не только с партнером, но и с оркестром. Как при столь высоком напряжении не только вокально блестяще исполнить свою партию, но и драматически сыграть роль?
Светлана, Борисов

- В опере выкрутиться намного проще – зритель и так не понимает 60 процентов того, что поет артист, и очень известный прием в такой ситуации - петь свой домашний адрес (смеется). Другое дело, чтобы эта ситуация не выбила из равновесия, но меня лично не выбивает – я продолжаю смело врать и идти дальше. В театре случаются интересные партнеры, которые специально подкалывают, говорят на ухо смешные вещи, когда ты лежишь и играешь томную сцену. Вот тут, конечно, трудно сохранить самообладание. Но это очень весело. Нас спасает большое расстояние от сцены до зрителя. Чтобы пробить акустику, мы очень громко поем, а если что-то случается, то мы это делаем тихо и никто не замечает.

Добрый день, Оксана. Узнала, что Вы будете отвечать на вопросы своих поклонников, и вот - не смогла упустить такую возможность. Меня интересует следующее. Ведь голос и слух – понятия, не всегда взаимодополняющие. Слух можно развить, голос, при желании, - поставить. Ваш голос и слух - это данные природы или все же результат колоссального труда?
Александра, Гродно

- Слух и музыкальный слух – это разные вещи. Музыкальный слух, безусловно, развивается в работе, когда много слушаешь, поешь. Точно так же и голос. Все мы приходим учиться детьми, а потом уже превращаемся в певцов. Я иногда себя слышу и думаю: "Боже мой, неужели это я, такая молодая еще, а голос уже прямо аяяяй". Конечно, это колоссальный труд. Главное - трудится в правильном направлении и не ошибаться на свой счет.

Сегодня в мире столь элитарное искусство как опера тоже поставлено на коммерческие рельсы. Чтобы выжить в профессии, достаточно ли одного голоса?
Игорь, Не указано

- Конечно, не достаточно. Сейчас голос – уже ничто. Особенно это чувствуется в Европе, где не так много по природе красивых, настоящих голосов. Все-таки славяне этим качеством значительно выделяются, и сейчас на ведущих оперных сценах поют именно они. Но просто голоса, чтобы выйти и петь, не понимая для чего, для кого, не понимая стиля, не зная сюжета, не проживая эту историю - мало. Таких людей даже на конкурсах отсеивают сразу, они и не доходят до профессиональной сцены. Есть исполнители, которые не обладают высокими качествами голоса, но от них глаз невозможно оторвать – настолько они завораживают, потрясают своим мастерством, что забываешь обо всем и о том, что в спектакле работаешь на фоне серой стенки. Их исполнение находит колоссальный отклик в душе.

Оксана, над какой партией работаете сейчас? Есть ли партия-мечта? Спасибо.
Инна Васильевна, Не указано

- Дайте вспомнить. Обычно я одновременно делаю несколько дел. Работать над одной партией мне не очень удается, потому что всегда много каких-то параллельных проектов. Из последних моих работ - партия Шарлотты в опере "Вертер" Массне. Она интересна тем, что у меня нет ни одного приглашения на эту роль. Но я считаю, что это то, что я могу и что мне будет приятно петь, но неприятно выучить, потому что роль большая, и на французском языке. Трудно она мне дается, я ее учу для себя, а когда сделаю, буду готова куда-нибудь с ней поехать или исполнить здесь. Что касается других ролей, то так получается, что я для своего голоса практически все сделала, теперь надо совершенствоваться.

Чтобы играть сильных женщин на сцене, ведь и в жизни нужно обладать стойкостью. Тем более что ведущие партии чаще достаются артисткам не только талантливым, но и со "стальным" характером? Это все про Вас?..
Анна, Не указано

- Не знаю, как стальной, но характер есть. Он, конечно, имеет очень большое значение. Я думаю, что мой - как раз не в силе, а в том, чтобы быть легкой. Для меня самое важное - легко на все смотреть. Я никогда не переживаю, если у меня что-то не получается, я знаю, что завтра все будет совсем по-другому, а послезавтра вообще все будет шикарно. Я большой оптимист. Конечно, в жизни я не такая, как на сцене, абсолютно другой человек. Я даже не такая, как на своих фотографиях (смеется). Многие этому удивляются, а меня это радует, мы все-таки играем не себя, а персонажей.

Оксана, слышала, что недавно Вы вернулись из Америки. Выступали на сцене одного из самых известных театров мира. Как вам удалось туда попасть? Ведь никто не пришел и не принес на блюдечке с голубой каемочкой приглашение в Метрополитен-Опера?
Елена Сергеевна, Минск

- К сожалению, никто артистам ничего не приносит ни на каком блюдечке. Мы сами должны делать свою карьеру, делать какие-то шаги для того, чтобы состояться. И это начинается с юных лет, с учебы. Я помню, в консерватории сразу поняла, что мне скучно просто учиться, мне нужно было участвовать в каких-то концертах. В то время у нас была концертная агитбригада, которая делала бесплатные концерты для больниц, каких-то учреждений. Я сама пришла и попросила: "Возьмите меня. Что я пою у рояля? Кому это надо, кроме меня и рояля?" Все-таки мы должны общаться с публикой, нарабатывать опыт, тогда пропадает страх, пропадают комплексы. Это очень важно. И сколько я себя помню, мне все время надо было где-то прослушиваться, надо было что-то делать. Одной из таких авантюр было даже участие в команде КВН, которую я нашла просто в Интернете. На игре спела оперным голосом и получила массу удовольствия. И в Метрополитен-опера я попала приблизительно так же (смеется). Путь, конечно, был длиннее. Сейчас можно прослушаться в любом театре, кастинги проходят на каждую постановку. Другое дело, что ты должен соответствовать каким-то критериям, чтобы тебя пригласили или хотя бы не отказались послушать. Меня послушали и пригласили. Конечно, моя карьера в Белорусском оперном театре дала мне опыт и стремление к развитию.

Оксана, насколько важно для молодых талантов уже в самом начале творческого пути быть отмеченым на государственном уровне: президентские стипендии, премии и т.д.
Паша, Минск

- Вы знаете, конечно, это важно, это приятно. Я могу сказать, что ни одно звание я не получила просто так. Я все это заслужила. Первую Президентскую стипендию, вторую, третью – они же давалиось не за то, что вышел на сцену и спел одну песню. Это все серьезные достижения на высоком уровне. Конечно, приятно, что молодых отмечают и поддерживают.

Как Вы бережете свой голос. Чего избегаете. Что вам запрещено из повседневных радостей жизни?
Полина, Минск

- Вот с этим у меня всегда были проблемы. Не могу я беречь голос и чего-то избегать. Запретить себе тоже ничего не могу, к сожалению. Все я делаю, как обычный человек: ем мороженое, пью воду, семечки очень люблю. И всем этим злоупотребляю, признаюсь. Но когда у меня очень серьезные выступления, я ограничиваю себя в разговорах, в напряжении голосового аппарата. Хотя мне это трудно – и тогда я начинаю писать.

Если у Оксаны Волковой свой фан-клуб? Поклонники не утомляют...
Без подписи, Не указано

- У меня нет фан-клуба. И это как-то странно, наверное, мне иметь фан-клуб. Поклонники совершенно не утомляют. Если какой-нибудь человек мне пишет, например, в Facebook или на электронную почту (несколько человек делают это постоянно), я всегда отвечаю и с удовольствием общаюсь. Мне приятно.

Сегодня Вас приглашают выступать на сцены известных и ведущих театров мира. Понятно, что за этими достижениями, стоит каждодневный труд. Как все начиналось?
Петр, Могилев

- Я училась в школе с музыкальным уклоном, посещала занятия вокалом и почему-то решила, что отлично пою. Мне никто этого не говорил, но я сразу поняла, что все ошибаются, все меня просто не видят, а я способна на большее. В старших классах решила поступать в консерваторию, хотя параллельно готовилась в другой институт. Экзамен в консерваторию у меня был на следующий день после выпускного вечера. И пока все мои одноклассники веселились, из-под полы наливая запрещенное шампанское, я в 11 часов вечера шла пешком с папой домой, почему-то с бананом в руке с этого банкета. Я понимала, что мне надо лечь спать, чтобы завтра быть в форме и спеть на экзамене. К счастью, меня сразу взяли, и не пришлось больше никуда экзамены сдавать. Ведущий: - А куда вы готовились параллельно? Волкова: - В технологический университет. Почему-то на факультет сертификации. Что у меня могло быть общего с этим институтом, я не понимаю.

Голос - инструмент. Как такой тонкий инструмент настраивает Оксана Волкова? Всегда ли получается...
интересующийся, Не указано

- В основном не получается, я всегда недовольна, как это выходит. Мне всегда кажется, что если бы я была чуть-чуть более здорова или если бы у меня был голос шире, или выше, или ниже, было бы лучше. Все время я недовольна тем, что слышу, особенно если я себя записываю. Тогда вообще чуть ли не депрессия... Но потом я себя успокаиваю: "Вот, я же услышала свои недостатки, сейчас буду над ними работать". А как настраиваю? Распевками специальными, а то и вовсе без них. -Дома распеваетесь? Соседи не жалуются?-Дома я не распеваюсь, дома я просто пою в свое удовольствие, когда мою посуду или когда в голове мелодия какая-то крутится. Пою, пока домашние не скажут: "Мама, все, прекрати, невозможно это слушать".

Оксана, ваши домочадцы уже привыкли к частрым отъездам мамы и жены. А, может, это только на пользу семейным отношениям?
Любаша, Не указано

- Дети, конечно, очень скучают, переживают, плачут. Хватают меня за руки, за ноги, за чемодан, и дочка обещает, что разберется с этими дядями, которые постоянно зовут маму куда-то. "Они что, не понимают, - говорит она мне. - "Что у тебя двое детей, что их воспитывать надо?"

Оксана, известно, что кроме Беларуси Вы часто выходите на сцену Большого театра России. Как вам все удается, как Вы все успеваете?
Без подписи, Не указано

- А мне не все удается, я не все успеваю. Не стараюсь сесть сразу на все стулья. В прошлом году был очень плотный график в Большом театре России, а в этом сезоне так сложилось, поступили другие предложения. Сегодня в Москве на сцене Большого у меня не так много работы, потому что я должна быть здесь и еще в нескольких местах. Я сейчас очень избирательно подхожу к тому, куда поеду. Ведущий: - А с какими партиями вы выходите на сцену Большого театра? Волкова: - У меня там 5 ролей, которые я исполняю постоянно, в "Кармен", "Царской невесте", "Евгении Онегине", "Набукко" и в "Сказание о невидимом граде Китеже и деве Феврони". Я давно не участвую в новых постановках, потому что это занимает много времени, два месяца и дольше, а у меня столько свободного времени нет.

Радует ли Вас восстанавливаемая в стране традиция балов... Вы имеете на них явное преимущество, их атмосфера схожа с театральной обстановкой.
Александр, Не указано

- Конечно, меня это радует. Единственное, явно не хватает площадей, чтобы вместить всех желающих. Сама идея очень красивая. У нас в театре три года подряд проходит бал на Старый Новый год. Я с большим удовольствием принимаю в нем участие и устраивала бы их и по другим праздникам: в Новый год, на 8-ое Марта. Столько красивых женщин. И есть повод надеть красивое платье, а мужчинамы научиться танцевать вальс. Это очень хорошо. Ведущий: - А сами Вы учились танцевать вальс или навыки еще со времени обучения в консерватории остались? Волкова: - Когда-то училась. Не уверена, что я это делаю хорошо, но как-то не падаю - и слава Богу.