Онлайн-конференция

Новый вопрос 26.03.2010 11:00:00

Почему Вы выбрали реализм?
Кристина, Минск

- Мне не пришлось выбирать. У меня и отец, и брат были художниками. Они работали в реализме. Вся советская школа работала в это время только в реализме. Поэтому и не пришлось выбирать: все художники, все школы, все мои учителя, все мои знакомые работали в данном направлении. Это ложилось в русло школы.

У Вас потрясающе красивые пейзажи, в них столько солнца, такие живые. Как Вам удается передавать солнце?
Катерина, Минск

- Сложный вопрос. Я постоянно нахожусь на природе. Все свои работы я пишу с натуры. Я пишу не только солнце. Если я проснулся утром, а за окном туман, то пишу туман. Если солнце, то хочется передать свое ощущение от увиденного. Главное в работе - передать не какое-то подобие, а чувство от того, что увидел. Например, ты видишь удивительное солнечное утро, а все сидят в городе и не видят его. Поэтому пытаешься уловить и передать нежные краски этого утра. Если человек - профессионал, то солнечный день у него и должен получаться солнечным, а ночь - ночью.

Есть ли у Вас своя школа можно ли у Вас поучиться живописи? Или взять уроки?
Алена, Минск

- К сожалению, ни школы, ни учеников у меня нет. В свое время, когда я учился в институте, у меня было много последователей, один из них - Роман Заслонов, который сейчас живет в Париже. Это был прямой мой ученик. Потом он изменил свое отношение к живописи, стал более современным художником, "модерновым". И отошел от реализма. Школа сама умерла не только в Беларуси. Русская реалистическая школа - то, чему мы поклонялись, любили, - она пришла в упадок в конце ХХ века. Сейчас ее практически нет. Последователей этой школы остались единицы и в Москве, и в Петербурге. Наступает время, когда нужно что-то другое.

Есть ли у Вас подмастерья? Раньше у великих художников они выполняли черновую работу, или Вы все делаете сами?
Денис, Минск

- Это было бы здорово. Когда, например, моему отцу было 85 лет, он просил меня прописывать его некоторые работы. Он уже физически не мог прописать большой холст. Иногда просил меня начать работу, а заканчивал уже сам. Я все делаю сам, и мне это нравится.

То что Ваш отец художник, это помогло Вам определиться с профессией или как случилось, что Вы решили стать художником?
Николай, Минск

- Да, естественно. Но я вырос в семье не только художника, но и музыканта. Мама была замечательным музыкантом. И я готовился быть музыкантом. Одно время очень серьезно увлекался спортом, футболом, хоккеем, профессионально играл. Рисовать начал очень случайно, в конце школы. Наступил момент, когда почувствовал, что спорт - это не мое. А та музыка, которую мы играли в ВИА, на тот момент была уже для меня неинтересной, попсовой. А серьезную музыку нужно делать совершенно по-другому. Нужно играть десятки часов в день, чтобы быть серьезным классическим музыкантом. Как-то само собой получилось, что я начал рисовать совершенно случайно, достаточно поздно - в 10 классе. Когда пришел в студию к Сумареву, я понял, что очень отстал. 5-классники великолепно рисовали, а у меня ничего не получалось. Отец был очень рад, что я начал рисовать. Он понимал, что из этого что-то может получиться. Я начал с сильного старта. Работал очень много и за несколько лет догнал всех остальных.

А черный квадрат Малевича - это советская художественная школа?
Василий, Витебск

- "Квадрат" Малевича - это не советская художественная школа, это русский авангард. Все-таки Малевич получил свою школу не в советское время, а во времена, извините, "плохого царизма". Это русский авангард, потому что он начал развиваться с начала 20-го века. Уже в 1905-1910 годах были великолепнейшие образцы русского авангарда. "Черный квадрат" Малевича - это русская художественная школа. Кстати, Малевич был основателем УНОВИСа (объединения "Утвердители нового искусства"), он же участвовал в становлении советской художественной школы, но "Квадрат" - это раньше.

Видела Вашу картину "сирень". Сколько она стоит? Как можно ее купить или заказать? Заранее спасибо. Я просто влюбилась в нее с первого взгляда.
Илона, Минск

- Каждый год, когда расцветает в мае сирень, мы с женой ее пишем, которая растет на нашем участке. У нас где-то 70 соток земли и там много кустов сирени. Также мы ездим в соседское имение. Недалеко от имения Дунина Марцинкевича есть огромный лес старой сирени. Мы там срезаем себе ту сирень, которая нам нужна. И привозим ее полные машины, чтобы ставить натюрморты. Когда у нас идет сирень, мы стараемся никого к себе не принимать, никуда не уезжать. Это самое красивое время в году, конец мая - начало июня. Сирень - это божественный цветок. Вообще, это цветок моей жены. Она родилась 24 мая. У нас, например, огромная коллекция кустов сирени - сирень из усадьбы Бялыницкого-Бируля. (Мой папа учился у Бялыницкого-Бируля, нам было очень приятно привезти оттуда сирень.) Недавно мы узнали, что эту сирень Бялыницкому-Бируля привез Левитан. У нас растет сирень из усадьбы Дунина Марцинкевича. Мы пишем натюрморты. Они бывают разные - большие - маленькие, лучше - хуже. Цена этих работ есть в салонах. Она приблизительно всегда одинакова, зависит от размера холста, от качества. Если Вам нравится, их можно посмотреть в минских галереях. Заказать нельзя. У нас не существует прямой продажи. Есть художественные галереи: наш центральный художественный салон, в котором часто бывают наши картины, также галерея "ЛаСандрАрт".

Почему сегодняшние актуалисты не "творят" новые черные квадраты, треугольники и т.д.?
Никос, Не указано

- Нет, они делают, треугольники, квадраты делают, но в новых направлениях мы очень сильно отстаем. Запад уже далеко ушел вперед. Я много работал за границей, видел те выставки. Конечно, совершенно несравнимый уровень. В данном случае мы отстаем на 50 лет как минимум. Я уже где-то говорил, что благодаря Советскому Союзу весь авангард был уничтожен у нас, но зато была очень сильно поднята планка реалистического искусства. Если в реализме мы обошли все страны (по крайней мере в 50-60 годы были очень сильные работы в Беларуси, Украине, Литве, Армении), то сейчас мы очень сильно отстаем. Особенно в авангарде.

Как называется техника, в которой Вы пишете? Можно ли так научиться? Или это Ваш индивидуальный стиль?
Нюша, Минск

- Я думаю, меня можно соотносить с советской художественной школой. Техника - масло по холсту. А школа у меня достаточно хорошая была, мне повезло с учителями. Во-первых, это студия Сумарева, потом - Олег Викентьевич Луцевич, я считаю, это один из лучших педагогов Советского Союза, в частности, в Беларуси. Плюс меня папа каждый год возил в Россию на творческие дачи. Я более 40 раз был на творческих дачах и лично знаком со всей профессурой Петербурга и Москвы. Там была одна из основных моих школ. Это просто советская художественная школа. Так можно сказать.

Есть какая-то общая тенденция или национальная черта белорусских художников, в чем они уникальны?
Дмитрий, Гродно

- Я думаю, все-таки есть. Раньше мне казалось, что ее нет. На белорусскую художественную школу оказывала влияние не только русская школа (петербургская и московская). Многие художники учились в Варшаве. Очень интересные художники обучались в Вильно (там тогда находился белорусский университет, белорусский художественный музей и т. д.), среди них один из моих любимых художников - Михаил Севрук - ученик Фердинанда Рущица. Из самых сильных художников-белорусов можно назвать буквально несколько человек: Бялыницкий-Бируля; Рущиц, Жуковский, Шагал. Своеобразие нашей школы есть, оно определяется менталитетом белорусов, который отличается от менталитета русских или поляков, природой, которая тоже фантастически отличается. Я езжу в Тверскую область. Там все другое. Русские - максималисты, и природа там более яркая, более свободная, широкая. А в Беларуси она более тонкая, нежная. Не каждый может понять эту красоту. Но если уже поймет, то получаются просто сказочные какие-то гармонии.

Где можно увидеть Ваши работы в ближайшее время? Планируются ли какие-то выставки?
Татьяна, Минск

- В прошлом году у меня было очень много выставок. Я хочу сделать паузу. Все годы мы выставлялись за границей. Когда здесь, лет 5-7 назад, появился интерес к живописи, мы с женой приняли решение все-таки выставляться здесь и продавать свои работы здесь. Пускай это в 10, в 100 раз меньше по деньгам чем там, но здесь мы видим нашего покупателя, мы видим людей, которые берут трясущимися руками эту картину. Я здесь как для художник намного интереснее чувствую отдачу. В этом году мы с женой сделали в Несвиже персональную выставку, потом в Слуцке, потому что моя жена из Слуцка, но никогда там не выставлялась. Там сейчас открылась очень хорошая галерея, и в ней прошла наша выставка "Возвращение". Две выставки у нас было в Минске. Чтобы сделать выставку нужно написать 40-50 хороших работ. Я человек скромный и в год могу написать одну работу, которая мне очень нравится. Чтобы сделать серьезную выставку мне надо пускай не 50 лет, но хотя бы пару лет.

Во сколько лет еще не поздно начать писать картины? Я когда-то рисовал маслом как самоучка, но это так и осталось мечтой. Думаете стоит попробовать оживить мечту?
Григорий, Минск

- Я думаю, что стоит, потому что начинать рисовать никогда не поздно. Мы в Голландии познакомились с одной художницей. Она была фермершей, но сломала бедро и уже не могла работать и начала рисовать. Такое желание может появиться и в 40, и в 50 лет. Самое главное - какой импульс. Ван Гог тоже очень поздно начал и проработал всего лишь 10 лет. Но он так начал, так стартанул, потому что было главное - идея. У него изначально были очень серьезные духовные предпосылки, и его рисование - это страдание, это судьба какая-то. Я считаю, что если есть посыл к рисованию, то надо сразу садиться и рисовать.

Помните ли Ваш самый первый рисунок? Что это было?
Андрей, Не указано

- Самый первый рисунок я нарисовал, по-моему, в первом классе. В то время мой брат учился в художественном училище, и мне нравился запах красок. У нас из окна, это было улица Я.Мавра, я помню, был виден деревенский домик, и в тот вечер был очень красивый лимонный закат. Мне почему-то захотелось нарисовать это небо лимонное.

Кто самый дорогой художник сегодня в Беларуси?
Артем, Могилев

- Из белорусов сейчас самый дорогой Роман Заслонов. Но цен я не имею права называть.

За что ценятся наши белорусские художники на Западе?
Максим, Брест

- На Западе мы немного засветились. Я говорю про всех белорусов в данном случае. Во времена Советского Союза, до войны вообще никто не выезжал (я не беру Шагала, который уехал в 19-ом году), после войны наши художники участвовали во всесоюзных и международных выставках. Нашу живопись там хорошо оценивали. Когда началась перестройка, многие уехали. Одним из первых был Борис Заборов. Вначале, конечно, у него там было все трудно, но он все-таки получил определенное признание. Его работы несколько лет назад появились в музеях. Но для этого нужно было там 30 лет работать. А здесь в музеях он был уже давно - в 60-70 годы наши музеи его покупали. После этого уехало еще несколько художников - Заслонов, Задорин, Наташа Залозная, Игорь Тишин, это я говорю про очень сильных художников. Задорин оканчивал институт со мной на курсе. Заслонов, Залозная - через год. Это художники, которые лучше всех учились (у них были красные дипломы, первые за десять лет). Они были самыми сильными. То, что они уехали, - трагедия для белорусского искусства. На Западе они заняли свою нишу, работают в определенных галереях, цены на них намного выше, чем на тех же французов и голландцев. Я считаю (хотя мне сложно об этом говорить, потому что это мои друзья), что если бы они остались здесь, то стали бы более мощными художниками, т.к. галерея все-таки очень сильно давит на то, сколько нужно картин, какие рисовать, что будут покупать. Проходят выставки во Франции - там Заслонова нет, хотя художник он, может быть, намного сильнее тех, кто там представлен, но он для них иммигрант. А здесь был бы номер один. Честно говоря, за последние 10 лет ни одной крупной галереи сюда не приезжало. У нас уличные художники с гордостью говорят: "Моя картина уехала в Польшу, моя картина выставлена в Японии". Но это детский сад. Серьезные галереи с Беларусью не работают. Когда в 90-ых открыли границы, за границу хлынула русская живопись, туда ринулось много художников. Первые, тот же Заборов, устроились и оказали какое-то влияние, потому что были достаточно сильные мастерами. А потом все: художники с улицы, художники-недоучки, художники-профессионалы похватали свои картины, затолкали в машины и ринулись в Европу. Первое время Европа это восприняла - это было новое для нее искусство, а потом в любой галерее, куда бы ни зашел русский или белорусский художник, стали говорить "нет" (пусть он даже принес шедевр). Художники, о которых я говорил раньше, - Заслонов, Задорин, Заборов - были очень сильны здесь. Когда они приехали туда в середине 90-ых, то все галерейщики просто упали от уровня и качества живописи. Конечно, они очень успешно продавались, но сказать, что к ним пришел и выставочный успех, я бы не мог.

Ести ли в профессиональной художественной среде такое понятие как мода, коньюктура? Что модно писать сегодня?
Петр, Молодечно

- Модно то, что продается. А продаются цветочки, пейзажики, авангардики. Есть разная публика. Кому-то нужно, чтобы нарисована была девушка, на голове у нее месяц, а на нем пять котов сидит. И это будет продаваться. Есть те, кто рисует пейзажики с открыточек - и тоже очень успешно. Все продается, но в основном то, что не дорого. Поэтому молодежь наша творческая ринулась на недорогие картины. У нас нет покупателя на серьезные работы, на шедевры. Ни один художник не пишет большие полотна. Я всегда привожу такой пример. Когда убили Марата в ванне, толпа людей бросилась к дому художника и кричала: "Давид, отомсти за Марата! Напиши его!". И он написал. Или Гойя. Когда французские захватчики расстреливали испанских повстанцев, он бегал среди них и делал наброски. И потом написал картину "Расстрел". Были у него покупатели? В то время - не было, но писалось же не для продажи. Художник не должен писать на продажу. Но жизнь так построена, и студентам нужны денежки. У нас нельзя было пойти на первом курсе в салон с работой. Во-первых, нельзя, а во-вторых, это было оскорблением для художника. Если художник выставлялся в салоне - позор! Художник, который продается, - заведомо торгаш, спекулянт. Художник должен нести высокое искусство. Он должен быть бедным, несчастным, но создавать великие творения. У нас было все так построено. Это правильно. А теперь с первого курса рисуют салонные картиночки. Я нахожусь в совете при творческих мастерских Академии искусств, созданных под началом Михаила Андреевича Савицкого, которые я когда-то тоже оканчивал. Это такая творческая аспирантура. Людям, которые учатся в ней три года, выделяется огромная мастерская, им платят зарплату, обеспечивают натурой, дают лучших руководителей - т. е. все возможности для развития. И жутко становится, когда ты приходишь и нужно оценить, что сделано… Первый раз увидел человека, у него какой-то холст начат большой, а по углам стоят картиночки салонные. Приходишь через полгода - он чуть-чуть поработал над начатым, пять мазков сделал, а этих картиночек стало больше, они лучше продаются. Все галереи завалены вот этим художественным мусором. Ну а моду молодые чувствуют лучше. Когда-то мы с Романом Заслоновым приносили свои картины в салон и удивлялись, что их сразу покупали. А работы мэтров, стариков бородатых, никто не покупал. И тогда, и сейчас молодые лучше чувствуют, что модно, что идет.

Есть художники, которые пишут картины с фотографий или репродукций и никогда не работают на натуре. Скажите, честно ли это для художника? Или это как оценивается в профессиональной среде такой образ художественной жизни?
Максим Д., Гомель

- Я думаю, что тут ничего страшного не происходит, потому что фотографией пользовались с давних времен. Даже Врубель иногда использовал фотографии. Я бы не обвинял за это художника, потому что, если его устраивает рисовать с фотографии, то значит это его уровень, значит, ему не нужно дыхание ветра, а если он рисует портрет с фотографии - значит, ему не нужен человек. Даже в XVI- XVII веках, в те времена, когда все картины писали в мастерских, тот же Пуссен, уже куда классик, куда ретроград, выходил с альбомом в парк и рисовал. Если человек гений - он и с фотографии классно сделает, но это путь наименьшего сопротивления. Вот представьте, я захотел нарисовать дождь, стою под каким-то навесом и рисую с натуры. Но дождь закончился раньше, чем я успел дорисовать, значит, я буду ждать следующего, а за это время все в природе меняется, и 5-6 лет я могу продолжать его рисовать, чтобы еще раз поймать то ощущение. А фотография делает мгновенный снимок... То же самое и портрет. Чем отличается фотопортрет от живописного портрета? Фотопортрет - это фотография человека в данную секунду, а портрет - это сумма впечатлений художника о нем, тысяча выстрелов глазами в человека. Первый сеанс пишешь - человек, например, был грустным, и у тебя это запечатлевается. В следующий раз ты видишь человека в светлых тонах, у него какая-то мечта появилась, и это тоже ложится в портрет на ту грусть. И чем дольше ты пишешь, тем сложнее становится портрет, поэтому потом на него можно долго-долго смотреть и видеть каждый раз что-то новое. Помните, Леонардо Да Винчи возил свою Джоконду 20 лет с собой в коляске и все время что-то добавлял в портрет. И нельзя сказать, улыбается она или плачет, там великое множество состояний.

Наверное, Вы очень любите деревню. Что есть для Вас там такого особенного?
Анита, Минск

- Я вообще городской человек, родился в городе, жил на улице Харьковской. Это район кирпичного завода №2, поэтому вокруг - Бетонный переулок (первый, второй, третий), Силикатный. Был стадион и танцплощадка, и я мечтал стоять на ее досках с гитарой и даже выступал вместе с нашим ансамблем. Я вырос в городе, и мне его все время не хватает в деревне. Но любовь к деревне у меня какая-то генетическая. Мой отец из деревни, он родился в Костюковичском районе в д.Щегловка. Это богом забытый край, на границе с Россией, сейчас там чернобыльская зона к тому же. Отец все время рассказывал о деревне, и, может быть, это где-то внутри меня засело. Сегодня мне очень хорошо в деревне.

А художники не обижаются, когда им приписывают всякие направления, стили, жанры? Например, пост-мадерновый-сюр-академизм? Или это пускание пыли в глаза простым людям?
Марианна, Добруш

- Ответ в самом вопросе. Художники сейчас думают о промо, о том, что скандальчик - это хорошо, чем больше шума - тем лучше. Обиднее всего для художника непонимание. Например, он хотел людей сделать лучше, что-то пытался сказать картиной, а увидели только красивые краски. Но чаще всего в этом виноват сам художник. Все-таки мысль должна быть ясной, точной. На непрофессионализм, на субъективизм не надо обращать внимания, потому что они присутствуют везде. Художник, который что-то ищет, чаще всего опережает время. У нас есть несколько очень интересных современных художников, мне, например, очень нравится Руслан Вашкевич. Мы вместе выставлялись за границей, и немногие понимали, что он делает. Художник, может, и сам не всегда понимает, что ушел уже далеко вперед.

Вы когда либо покупали или покупаете картины других художников себе в дом? И каких?
Марина, Не указано

- Это самая главная моя проблема и несчастье моей семьи. Я много лет уговаривал коллекционеров покупать картины других художников. Когда ко мне приходили богатые люди и хотели купить мои работы, я говорил: "Ты мои картины еще купишь. Посмотри, там, у бабушки стоит целая мастерская огромных холстов великолепного белорусского художника". Коллекционеры как-то мне не сильно верили, но те, кто прислушался к советам, сейчас благодарны - это оказалось выгодным вложением денег. Вел я переговоры и с галереями (у меня были хорошие связи в Москве, а там все это произошло немножко раньше), предлагал им старых художников. В начале 90-х в Москве просто выгребли все мастерские, а у нас до 2000-го года еще никому это было не нужно. Несколько галерей сделали выставки старых художников, но это все равно было мало по сравнению с тем, сколько было картин. Я просто купил сначала одну работу, потом две, потом начал покупать целыми коллекциями. В то время это было возможно, потому что цены на старую живопись были очень невысокие, а мои картины стоили как-то всегда достаточно дорого. И я мог себе это позволить. Теперь цены выровнялись, появилось много коллекционеров, которые гоняются за этими картинами, и это хорошо. И хорошо, что я уже не могу столько картин купить, да и картин осталось мало.

Слышал в репортажах по телевидению, что вы сменили Минск на деревню Хоружи. Что там особенного? Там живет Ваша Муза? Не скучаете по цивилизации?
Геннадий, Минск

- Я не успеваю скучать. Получилось так, что мы сначала купили небольшой домик под Осиповичами и там жили несколько лет. Но туда было очень далеко ездить. Моя жена работала в Ивенце, мы часто друг друга навещали, а по дороге была деревушка Киевец, там старая белорусская церковь стоит на берегу Ислочи - одно из самых красивых мест в Беларуси. И когда у нас появились деньги, мы приобрели возле этой деревни себе небольшой хутор с домом, сейчас построили там большую мастерскую. Я довольно часто приезжаю в Минск, приезжают и к нам: коллекционеры, любители искусства, просто друзья. Но жена моя от этого сильно страдает. Она любит уединение, цветы, животных, а приезд человека выбивает ее из привычной колеи, отнимает много сил. Много желающих просто приехать погулять. Иногда пишу, мне звонит друг, говорит: "Я здесь рядом, сейчас зайду", - порой я возражаю. Если он зайдет, я эту картину уж точно не завершу сейчас, потому что я пишу последние листья, три штучки остались, а пока мы будем общаться, они опадут, и картину придется отложить на год-два. Будет лежать незаконченная. Иногда приходиться кому-то отказывать. Но я люблю поболтать, посидеть с друзьями и, может, выпить бокал хорошего вина.

Говорят, что художник должен быть голодным, чтобы творить. Правда ли? И как влияют большие заработки на творчество?
Денис , Не указано

- Когда есть конкуренция, художники начинают писать лучше, а когда они сидят масляные, как коты жирные, распивая "Шато Марго", как некоторые, то импульс творческий становится слабее. Были, конечно, исключения. Раньше картины не продавались, художники рисовали на выставки. А тут перестройка… В конце 80-х годов был массовый выезд из СССР, и оказалось, что людям кроме картин вывозить отсюда нечего. И тогда художественный салон раскупался за 2 часа, люди буквально дрались за полотна. Так продолжалось несколько месяцев или год. И чем это закончилось? С каждым разом картины становились все хуже и хуже, потому что, что ты ни нарисуешь, все равно купится. Потом в 1990-91 годах, когда все, кто хотел, уехал, вдруг оказалось, что тем, кто остался здесь, картины не нужны. И резко пошел уровень работ вверх, качество вернулось. Но есть еще такой момент: большие картины, как писал Иванов, венецианские художники, не могут быть написаны без денег. Даже Ван Гогу каждый месяц брат посылал деньги, потому что просто нужны краски, хлеб и табак. Т. е. есть какая-то необходимый минимум, а когда уже перебор, то страдает качество.

Можно ли, на Ваш взгляд, научиться писать картины по книгам или обязательно нужен мастер, который передаст опыт как бы из сердца в сердце, из рук в руки?
Владимир, Минская область

- По книгам совершенно невозможно. Есть вещи, которые нужно просто рассказать и показать, потом можно и по книгам. Есть вещи, о которых ни в одной книге не написано. Я такой книжник по жизни. У меня была и, может быть, есть одна из лучших библиотек в Миске. Мне всегда говорили: "Ты поедешь на Запад, купишь любые книги, какие захочешь". Я приехал и удивился: захожу в книжный, а там в отделе "Искусство" полки завалены пособиями "Как нарисовать ухо", "Как нарисовать луну" и т. д.. Я потом людей с такими книжками - членов клубов самодеятельных художников - видел в Уффици, в Лувре, и они сидят, копируют работы великих мастеров… Но я знаю одного художника, который у нас сам выучился, это Кастусь Качан. Он не имеет профессионального образования, но художник очень хороший. Он поездил с профессионалами на пленер, на этюды, и посмотрите - он сейчас намного сильнее тех профессионалов, у которых учился. Один из сильных художников Беларуси. Основы ему показали, а хорошим художником его сделала работа души.

Присутствуете ли Вы на аукционах, где продаются Ваши картины?
Алина, Минск

- Да, я присутствовал и за границей, и в Беларуси. Тяжелое ощущение, когда эти миллионеры подымают карточки. В Беларуси "Парадиз" тоже проводил аукционы, и было интересно узнать, что покупают белорусы, какую живопись, как они на это все реагируют. Это было как бы исследование, потому что денег тут никогда не было. А заграницей это достаточно щекочущее ощущение, очень сложное. Художнику, наверное, не надо находиться в таких местах. Лучше быть подальше от этого.

Когда смотришь сюжеты про официальные визиты, часто там обмениваются подарками. Как правило это картины. Кто их отбирает? Каких художников?
Никита, Борисов

- Обычно отбирают чиновники. И могу сразу сказать, что отбирают плохо. Потому что все, что я видел из подаренного на официальном уровне, не было хорошо. Во-первых, в таких случаях есть обычно какой-нибудь лимит денег - нужно купить картину на миллион. А в галерее есть за полтора очень хорошая работа и за пятьсот тысяч. А нужно за миллион. И им подыскивают такую. Во-вторых, на официальных приемах принято дарить нейтральные картины. Например, человеку 60 лет, и ему нельзя подарить старое дерево - он может неправильно понять. А в картине же можно найти все, что угодно. Искусство - это нарушение всего и вся. Я помню, подарил очень хорошей пожилой женщине, одной из первых коллекционеров в Беларуси, картину "Апрельский вечер". Она говорит: "Как прекрасно вы угадали: у меня - юбилей, и как раз в апреле". И ничего про вечер, никаких плохих ассоциаций. Выбрать в подарок картину, действительно, сложно, но мне все-таки кажется, это лучше делать со специалистами.

Это правда, что Вам приходилось спасать белорусский суровый соцреализм от вывоза за рубеж?
Михаил Васильевич, Орша

- Да, часть я спас. Не так много, как хотелось бы, я немножко опоздал. Когда я убеждал всех покупать, тогда и мне надо было это делать. Я считаю, что я - один из тех немногих людей у нас в Беларуси, остановивших движение (вывоз) нашего искусства на Запад. Сейчас вы там ничего не увидите из белорусского советского реализма. Мы этот процесс остановили, жалко, что поздно. Главная моя идея - то, что делали наши отцы, должно остаться для будущих поколений. Мне было обидно самому, когда я вывозил картины на Запад, написанные с трудом, со счастьем. Я вывозил частичку души авторов, а мне давали пачку денег. И сразу было видно, что они - умные, а я - дурак. Жалко, что наша коллекционеры бедные, не могут много купить. Сейчас Запад приезжает за картинами, но купить уже не может - ничего нет, все дорого. Сейчас самый бедный коллекционер (учитель, ученый) может позволить себе купить картину дороже, чем иностранец. У наших коллекционеров есть книги, энциклопедии по художникам. Людей интересует история Минска, история культуры Беларуси. То, что мы остановили вывоз, - это прекрасно. Я не хвалюсь, но что-то хорошее я сделал.

Здравствуйте, скажите, пожалуйста, как устанавливается цена на картину, что принимается во внимание в первую очередь?
Грегори, Не указано

- Если Министерство культуры продает картину, то оно и устанавливает цену. Понятно, что картины Ващенко, Савицкого будут всегда дорогими. Естественно, картина молодого художника столько стоить не может. Когда дело касается частной продажи, то здесь вообще ничего не устанавливается. Может студент нарисовать картину и продать ее не очень понимающему человеку за 150 миллионов долларов, если человек согласен заплатить. У галерей же существует негласный рейтинг художников. В Центральном художественном салоне директор Елена Васильевна Логовская работает уже больше 20 лет. Если ей приносят работы Гришкевич, Щемелев или я, то она просто спрашивает, сколько мы хотим. Когда же приходит студент, который ничего не умеет и просит большую цену, она его тут же поставит на место: "Ты попробуй за 100 долларов продай. Если получится - ставь чуть выше". Вообще в Беларуси все в данном направлении неправильно. За границей устанавливают цену галереи, а у нас художник.

Можно узнать в нескольких словах, что самое основное привнесли в Вашу жизнь ваши первые учителя?
Андрей Б., Минск

- Я благодарен судьбе за то, что встретил много интересных учителей, много интересных художников. Конечно, учитель играет большую роль, особенно в творческой профессии. Одно дело учиться просто музыке у какого-то учителя, а другое дело учиться у великого мастера. Но на сегодняшний день, к сожалению, в Беларуси есть проблема с учителями. За последние 20 лет не выросло ни одного мощного художника, просто они, я думаю, не встретили своего учителя. Я вижу, что дети, которые ходят в художественные школы и приходят на 1 курс Академии, очень талантливы, но нет мощных учителей, которые бы повели их дальше. Был в России такой преподаватель Чистяков Павел Петрович (это вторая половина 19 века) - и какие ученики: Репин, Серов, Врубель, Суриков, Васнецов - этот ряд можно бесконечно продолжать.

Добрый день! У Вас такие красивые картины, глаз не оторвать! Скажите, не обидно ли, что с таким талантом Вы все же не мировая знаменитость, в то время как кто-либо другой с явно меньшими художественными способностями очень популярен и моден? Удачи Вам!
Без подписи, Не указано

- У меня к этому отношение простое. Одному нужна мировая известность, а другой просто любит писать стихи. В том, что я не мировая знаменитость, виноват только я сам. Надо писать лучше. Я учился много и очень серьезно, мечтал быть мощным художником. Знаю, где я что-то упустил, отступил, не добившись своего (это как раз было после учебы). Я считаю, наше поколение было сломано. Началась перестройка, все начало ломаться. И вместо тех картин - больших холстов, которые я собирался писать, нас заставили идти в салон. Потому что нужно было кормить семью, решать вопрос жилья… Вместе с государством сломалась идеология. Мы же росли и верили в светлое будущее, верили, что нужно стремиться к добру, равноправию, к дружбе между народами. А потом оказалось, что деньги - самое лучшее. В тот момент, когда я выходил на самый пик своей профессиональной карьеры, стало невозможно писать те работы, которые нужно было писать. Но я сам во всем виноват. Художникам же не нужна теперешняя слава. Нам же главное, чтобы картиночка осталась какая-нибудь после тебя через 200 лет. Я помню, такой есть момент, когда Василий Поленов писал Третьякову в письме: "Я вам посылаю на выставку этюд "Московский дворик". В этом году у меня ни одной картины хорошей нет, я был занят, а потом я обязательно напишу серьезную работу". Прошло 100 лет, у Поленова мы ни одной работы не знаем, кроме этого "Московского дворика". Он так и не написал тех больших работ. А "Московский дворик" висит в Третьяковк. Я думаю, что надо писать работы и не думать о славе.

Скажите пожалуйста, есть ли у вас любимые художники? Кто из них оказал на вас влияние?
Александра, Минск

- Первая книжка, которую мне брат подсунул и которой меня, нормального человека с кирпичного завода, сразу испортил, была "Жажда жизни" Ирвинга Стоуна о Ван Гоге. Эта книга очень на меня повлияла и до сих пор на меня действует. Потом были учителя, были другие увлечения. Во время института я очень увлекался творчеством русского художника Александра Иванова (он написал "Явление Христа народу"), думал, буду работать где-то в этом направлении. И отчасти работал так. И одновременно мне очень нравился Павел Корин - автор "Руси уходящей", которую он не успел закончить, потому что это было в конце 30-ых прошлого века. Этот художник мне безумно нравился. Чем? После окончания училища он бросил все свои рисунки, краски и сказал: "Нас учили плохо. Надо серьезно работать". Он занялся технологией живописи, он пошел препарировать трупы в мединститут. Где-то 6-7 лет он не писал, но вырос в величайшего художника мастера, который знал каждую анатомическую жилу. И когда он начал снова работать, было видно, что этот человек имеет уже совсем другое образование. Я считал, что такой путь должен быть у художника. Мне всегда нравились импрессионисты, всегда нравилось Возрождение. Я вырос в семье, где папа все время говорил о Бялыницком-Бируле. Этот художник-поэт, художник-лирик прошел через всю мою жизнь. На сегодняшний день со мной согласны очень многие искусствоведы, за него мне, действительно, обидно, потому что он не стал мировой величиной. Французы, которые видят Бялыницкого-Бирулю, просто плачут. Если бы он жил в Париже, это бы мог стать вровень с Сислеем, Ван Гогом, Пикассо. Даже в то время, когда он выставлялся за границей с Левитаном, то побеждал мэтра. Беларуси должна гордиться таким художником.

С какого возраста Вы рисуете? Как увидеть талант в ребенке
мама, Не указано

- Я говорил, что рисовать серьезно начал поздно, где-то в 10 классе. Мне было лет 15-16, не помню точно. Думаю, что в ребенке всегда можно увидеть талант. Как только он начинает что-то делать, пусть даже составлять кубики. Ко мне часто приезжают с детьми. В одном одаренность видна сразу, в другом - проявляется через какое-то время (я имею в виду одаренность к искусству), видно, как человек располагает краски, как задумывается. Я думаю, что никогда не поздно увидеть в ребенке талант. Самое главное знать, что он всегда есть у него.

Вы получили Специальную премию Президента Беларуси за серию работ или за все творчество? Какая еще награда почетна для творца?
Алла Никоваевна, Минск

- Самая главная награда для творца - это удовлетворение от работы. Самые прекрасные чувства у меня были, когда я понял, что написал шедевр. Вот я заканчиваю работу или еще ее пишу, но уже вижу, что это все!.. Я не зря прожил жизнь, что-то сделал. Что-то останется. Это было даже один раз на втором курсе института. Помню, поехал по местам Я.Коласа, случайно с папой и забрел в какую-то деревушку, пошел дождь, я просто скрылся под веткой дерева и какое-то время мог писать. А передо мной был мокрый мостик, и по нему стучал дождь. Я помню наслаждение от этого письма, когда ты пишешь и чувствуешь, что все получается… Я вот как Репин, как Левитан пишу, не хуже. И оно было не хуже. Ее приняли на республиканскую выставку, куда попасть даже среднему художнику вообще было не возможно. Потом ее купил музей.

Откуда вдруг такой всплеск интереса именно к советской художественной школе?
Без подписи, Не указано

- Думаю, дело в качестве художников и в качестве работ. Представляете, во всем мире, чтобы прожить, надо было продавать картины. В Советском Союзе этого не нужно было делать. Художник получал заказ на какую-то картину или на портрет Ленина и старался его максимально быстро выполнить, чтобы потом целый год писать картины для себя. А когда художник пишет картины для себя, они вырастают в качестве трижды - для себя ты же не будешь халтуру гнать. И получилось так, что тысячи художников, а в Беларуси их были сотни, писали картины для себя. Поэтому, когда Запад увидел советскую живопись, там открыли рты, придя в восторг от качества. Ведь художники писали только доярок, солдат, хотя и это может быть интересно. Но кроме этого они писали пейзажи, портреты своих детей, жен, натюрморты - и все это было супервысокого качества. Я думаю, этим и можно объяснить всплеск интереса к советскому искусству. Вторая фишка стал, интерес к государству, которого больше не было, к его идеологии. Им были интересны пионеры, заседания профкомов.

А, может быть, и не надо поддерживать художника? Все равно, как показывает мировой опыт, через века талантливое да и оценится? Не ради денег же и славы он творит, а ради вечного!Ради искусства!
Без подписи, Не указано

- Поддерживать художника, наверное, не надо. Надо поддерживать общество, культуру, образование. Нужно деньги давать людям, чтобы они развились. Если у нас будет много культурных людей, если люди будут ходить на выставки, то и художники голодными не останутся. А поддержка художников... Заграницей государство старается никого не поддерживать. Там есть художники ищущие, которые дается какая-то зарплата, а есть художники, которым никто не помогает. Постепенно выбиваются те, которые сами могут. Я всегда говорю: "Напиши, как Леонардо – тебя купят". И не надо помогать.

Как правильно подобрать картину, ее место в интерьере?
Ольга Петровна, Не указано

- Если картина нужна для интерьера, то надо найти картину подешевле, какое-нибудь пятнышко на стенку. Можно даже репродукцию. А настоящая картина не пишется для интерьера, и она не должна быть в интерьере. Настоящая картина – это кусок сердца художника или кусок его жизни, и интерьер делается под эту картину. И вот если ты хочешь получить картину, тогда нужно ходить по галереям, а еще лучше по выставкам, и понять, что тебе близко, что важно. Но тут появляется следующая проблема. Когда ты попадаешь на выставки, ты растешь как личность, у тебя меняются запросы, появляется интерес к живописи, появляется масса художников, которые тебе нравятся, – и тогда картину купить еще труднее. А деньги? У нас даже народные художники стоят недорого. В Беларуси невысокие цены на живопись.

Вы талантливый живописец, способный с абсолютной достоверностью отобразить реальный мир. Как Вы относитесь к городскому пейзажу? Очень хотелось бы увидеть в Вашем исполнении "пейзажные портреты" Минска. Некоторые уголки города уже сегодня история.
Ольга, Минск

- Я очень люблю пейзаж. Когда у меня не было домика в деревне, я жил в Минске. Много лет ходил в институт, аспирантуру. Моя мастерская находилась в районе улиц Комсомольской, Урицкого, Немига - я очень люблю этот район города. Минск вообще красивый город. В нем есть великолепный центральный проспект, который еще сохранен, но даже он становится поэтической единицей. Я не люблю архитекторов и это везде заявляю. Если есть красивый пейзаж, красивая, например, линия горизонта - всегда там поставят такое, что полностью разрушит красоту, и все здания станут между собой никак не связаны. Посмотрите на старых архитекторов (был такой Георгий Владимирович Заборский - знаменитый архитектор), они создали план красивейшего города. Я знаю художников 30-х, 40-х, послевоенных годов, которые писали город. Вы не представляете, какие это картины! Все говорят, где вы такой город увидели? Я писал в свое время Минск, жалею, что мало. Для городского пейзажа нужен город. Наш центр был очень красивый, сейчас еще кое-что сохранилось, есть о чем говорить.

Здравствуйте! Большое спаибо Вам за Ваше творчество! У Вас прекрасные картины! Успехов, процветания и всего самого наилучшего!
Наталья, Минск

- Спасибо Вам, Наталья, за теплые слова.