Онлайн-конференция

Новый вопрос 17.11.2010 11:00:00

Анна Георгиевна, ваш хоспис - общественная благотворительная организация. Как я читала, вы оказываете помощь бесплатно. На какие средства существует хоспис? Кто оказывает помощь? Помогает ли государство?
Татьяна, Брест

- Да, мы, действительно, - общественная организация. Мы не занимаемся коммерцией, оказываем помощь абсолютно бесплатно. У нас нет никаких взносов, существуем на пожертвования юридических и физических лиц как нашей республики, так и из-за рубежа. Если 5 лет назад нас, в основном, содержал Запад (Великобритания, Швейцария), то сейчас мы стараемся расти. Полтора года назад мы взяли на работу специалиста по фандрайзингу - человека, профессионально занимающегося поиском средств для общественных организаций. Сейчас, скажу честно, мы можем полностью существовать на средства внутренних спонсоров. У нас достаточно большие пожертвования. К сожалению, наши законы мешают этому. Легко получить деньги на оборудование, медикаменты, а как же зарплаты? Мы - общественная организация, но у нас есть врачи, медсестры, сиделки. От государства мы не получаем ни копейки. Бюджет нас не финансирует. Сейчас у нас появилась горячая линия, которая нам тоже очень помогает. Многие общественные организации не умеют работать со спонсорами. Мы же на каждый рубль даем отчет. У нас есть два человека, которые этим непосредственно занимаются. Мы никогда не брали и не будем брать денег с наших пациентов. У нас есть достаточно средств, чтобы помогать им бесплатно.

Сколько семей сейчас охвачены помощью детского хосписа? Увеличивается ли количество таких семей?
Людмила Александровна, Минск

- По городу Минску у нас 67 семей, в Гомеле - 24 семьи, также мы оказываем выездные консультативные помощи и для онкобольных, и для детей в тяжелом состоянии (17 таких детей). В среднем - 110 человек. Количество больных увеличивается, но я не думаю, что это идет за счет увеличения количества детей, нуждающихся в паллиативе. Просто о нас узнают все больше и больше. Увеличивается количество маленьких детей с врожденной патологией. Если 5 лет назад средний возраст наших пациентов был 5-10 лет, то сейчас 3-4 года, есть и 3, и 5, и 7 месяцев. Не берусь судить, почему идет увеличение количества. Думаю, из-за того, что у нас налаживается связь с госструктурами, с больницами, за счет расширения нашей помощи.

Сколько сейчас сотрудников в хосписе? Хватает? Как стать волонтером?
Наталья, студентка, Минск

- У нас 24 сотрудника в хосписе постоянных. Есть еще немножко полставочников-консультантов. Специалистов, наверное, хватает. Не хватает административных сотрудников, но мы не можем их брать, у нас есть четкий баланс - тратить деньги на администрацию и на непосредственных работников. И мы не можем эту грань перейти. Хотя, могу сказать, чем лучше ты работаешь, тем больше людей нужно в офисе. Медсестра писать отчеты спонсору не будет, будет писать человек отдельный. Волонтеров не хватает. Нам нужны волонтеры. Чтобы стать им, нужно просто позвонить в хоспис. Мы направим к человеку, который за это отвечает. Вы придете, заполните анкету, потому что у нас анкета, договор, все достаточно серьезно. Мы считаем, что волонтер - это не просто человек, который раз прибежал, оказал помощь и убежал. Он, в принципе, тоже член нашей организации.Хто хочет стать волонтером, может позвонить по телефону 505-27-45 (47).

Сотрудничает ли Белорусский детский хоспис с другими благоворительными организациями?
Егор, Не указано

- Безусловно! Мы помогаем друг другу. Иногда то, что не можем сделать мы, просим сделать другие организации, и наоборот.

Продолжаете ли вы работу с семьями ушедших детей? Встречаетесь ли вы с ними?
Ольга Петровна, Могилев

- Один из стандартов хосписа - продолжительность. Если мы хотим быть на уровне международных хосписов, а мы входим в их состав, мы обязаны это делать. У нас есть программа "Горевание", мы работаем до смерти ребенка и после его смерти. Работаем как индивидуально, так и в группах. Не все родители хотят, но все, кто хочет, получают помощь. "Клуб горюющих" работает раз в месяц, а раз в год (во вторую субботу ноября) мы собираем родителей детей, которые были под нашей опекой, со всей Беларуси. В этом же году день памяти в хосписе - 20 ноября. С каждым годом количество семей, объединяющихся вокруг нас, увеличивается. В этом году заявило о совем желании приехать 100 семей - рекордное количество. Это не говорит, что количество больных детей увеличивается. Просто люди не могут забыть своих детей, они живут с эти грузом и им нужно с кем-то поделиться. Такая работа нужна, и ее, конечно же, мы проводим.

Слышала, что работа вашего хосписа строится на оказании паллиативной помощи. А что такое - паллиативная медицина?
Марина, Гомель

- Паллиативная помощь недавно пришла в нашу страну, но я рада, что с каждым годом все больше и больше людей узнают, что это такое. Паллиативная помощь - это система мер и забот, направленных на безнадежно больного человека и его окружение, состоящая из медицинского контроля за болезнью и ее симптомами, психологической помощи больному и его окружению и социально-духовной помощи семье. Цель паллиативной помощи - улучшение качества жизни. Паллиативная медицина - это немножко уже. Паллиативная помощь состоит из трех частей: паллиативная медицина, паллиативный подход и паллиативный уход. Паллиативная медицина - это набор всех знаний и инструментов, который дает нам современная медицина, чтобы помогать человеку. Это значит, чтобы у врачей в нужный момент был на руках наркотик, чтобы снять боль, нужный крем и знания, как работать с пролежнями - все то, без чего не может существовать паллиативная помощь. Но существует еще и паллиативный уход, мало теории, нужна и практика. Надо знать, как поднять больного, как его посадить, как его покормить. Самое главное, на мой взгляд, в этой тройке - это паллиативный подход. Если врач считает, что смерть - это поражение, он не может работать в паллиативе. Хотим мы этого или нет, у нас жизнь и смерть - два неразрывных процесса и мы не должны воспринимать смерть больного как поражение или как проигрыш. Если у человека этого нет, у него нет паллиативного подхода, и он не может работать в паллиативе, соответственно он не может грамотно оказывать паллиативную помощь.

Анна, как Вы оцениваете состояние благотворительности в Беларуси, стали ли белорусы, на ваш взгляд, более сострадательны, более чуткими к чужой беде?
Светлана, Минск

- Да. Ответ - да! Вот по нашей организации - да.

Добрый день, скажите, пожалуйста, как каждый из нас может помочь детям?
Наталья, Минск

- Самое лучшее - это позвонить c городского телефона по номеру 8-902-101–0000. С вас просто снимут 5700 тыс. белорусских рублей, которые пойдут на благотворительность. Если вы хотите пожертвовать больше, вы можете прийти к нам в хоспис, который находится в Боровлянах, или позвонить по телефонам 505-27-40, 505-27-45 или 505-27-47. Тогда мы будем с вами говорить уже индивидуально.

У Вас есть дети?
София, Не указано

- Да у меня есть дочь, Зоя. Ей 22 года.

Прочитала, что вы организуете программу социального отдыха для семей. А что это такое?
Надежда, Минск

- Я уже рассказывала об этом. Я могу только отметить, что программа социальной поддержки рассчитана на семьи, находящиеся под нашей опекой. Мы не фонд. Мы достаточно узкая организация. Нельзя помочь всем. Я понимаю, что социальную передышку хотят очень многие, и многие сейчас в этом направлении очень четко работают. Мы помогаем только своим. Вот у нас есть своих 67 семей в Минске и где-то 30-40 за пределами, мы для них организуем эту программу: на одного ребенка - одна медсестра, плюс волонтер, плюс сиделка. У нас индивидуальный подход.

Выскажите, пожалуйста, свое мнение об эвтаназии.
Е.В., Минск

- Интересный вопрос. Я могу сразу сказать, что вопрос абсолютно не имеет отношения к хоспису. Но если вы спрашиваете, я выскажу свое мнение. Вообще я за права человека и считаю, что человек имеет право выбора в своей жизни, и поэтому хоспис не может быть альтернативой - либо в больницу, либо в хоспис. Когда твоя жизнь уже подходит к концу по каким-то причинам, ты имеешь право выбрать, либо ты будешь бороться до конца, и тогда никто не имеет право перевести тебя в хоспис, борись до конца, находись в больнице, либо "О, Господи, я так устал, дайте мне пожить спокойно" - тогда это хоспис. Есть третий вариант: я больше не могу жить, я не могу жить по многим причинам - и тогда это уход из жизни. В принципе, я лично за эвтаназию. Но я считаю, что говорить об эвтаназии в нашей стране рано, потому что эвтаназия только для стран с очень четкой организацией, с очень высокой культурой, когда исключена возможность для непорядочных людей воспользоваться ею.

Анна Георгиевна! Заменяет ли ваш хоспис медицинские учреждения? Сотрудничаете ли вы с государственными больницами?
Галина, Минск

- Немножко странный для меня вопрос. Я вообще считаю, что никто ничего заменять не может, есть система помощи больным. И когда одно заменяет другое - для меня эта плохая система. Да, у нас есть медицинская лицензия, наша основная активная работа - на дому. Потому что, что бы мы не говорили, не делали, детям лучше быть дома. Слава тем родителям, которые это понимают. Но для тех, кто этого не понимает, кто этого боится (их ни в коем случае нельзя осуждать) либо какие-то условия не позволяют им у нас находиться, есть небольшая больничка - на 5 коек. Там находятся дети с родителями, если родители прибегают к помощи хосписа только в самый последний момент. Либо эти койки используются для такой программы как социальная передышка. Это дети, которые совершенно не нуждаются в медпомощи, но их семья нуждается в отдыхе. Мы берем такого ребенка на два-три дня или больше, давая возможность родителям отдохнуть. Мы не заменяем медучреждение, мы работаем вместе. У нас достаточно четкие и хорошие отношения с учреждениями здравоохранения. Больницы, если у них есть ребенок, который нуждается в паллиативной помощи, передают его нам. Мы, если необходимо, всегда можем получить медицинскую консультацию. Пользуясь случаем, хочу сказать, что дети под опекой хосписа ни в коем случае не лишены помощи госучреждений - больниц, поликлиник и т.д. Мы работаем в очень тесном контакте. Предположим, если под опекой поликлиники есть ребенок на дому, которому нужно отдельное лечение, наш специалист может проконсультировать, сделать назначение. Или врач поликлиники сделает назначение, а наши медсестры будут выполнять его. Мы достаточно плотно сотрудничаем.

По каким направлениям строится работа хосписа?
Владимир, Витебск

- Я уже отвечала на этот вопрос: по медицинским, психологическим, социальным. Кстати, подробную информацию о БДХ вы можете найти и на нашем сайте hospis.by.

Слышала о сотрудничестве хосписа с такси, когда часть вырученных денег поступает хоспису. С кем еще вы таким образом сотрудничаете и какие проекты по сбору средств организовываете?
Александра Львовна, Минск

- Первый проект мы действительно организовали совместно со службой такси. Сегодня существует благотворительная телефонная линия, которая появилась у нас тоже не без помощи добрых людей. Сначала мы запустили ее в пробном режиме, а когда поняли, что это работает, нам ее выделили бесплатно. Проводятся благотворительные выставки. На последней выставлялись работы Зинаиды Федюниной, и все вырученные деньги от продажи картин пошли БДХ (Белорусскому детскому хоспису). В прошлую субботу посольство Великобритании в Беларуси проводило потрясающую акцию - благотворительный вечер. Там был и аукцион картин (художники предоставили бесплатно свои творения), и выставка-продажа, часть вырученных средств также пойдет хоспису. В следующем году планируем провести благотворительный бал (на подобном мы побывали в Великобритании). За один такой бал было собрано 100 тысяч фунтов. Мы поговорили с некоторыми людьми в Беларуси, нам сказали: "Проводите, придем, даже если билет будет стоить 100 долларов". Вообще хочу отметить, что, так как мы не фонд и у нас нет ни возможностей, ни сотрудников, чтобы проводить такие масштабные акции, мы рады помощи тех организаций, которые предлагают провести их для нас.

Анна Георгиевна, Белорусский детский хоспис работает в Боровлянах под Минском. А как оказывается помощь безнадёжно больным детям в других областях страны?
Инга, Гомель

- Мы республиканская организация и работаем не только в городе Минске, но и в радиусе 250 километров вокруг него. Еще года 3 назад паллиативная помощь в педиатрии осуществлялась только общественными организациями (в отличие от взрослых). Сегодня мы инициируем создание хосписов в Пинске, Слониме, Могилеве, Витебске, Гродно и Гомеле. В этих областных центрах есть хосписы, но все они общественные. За долгие годы работы я, к сожалению, поняла одну вещь: третий сектор, общественные организации, у нас очень слабый. Поэтому основывать работу паллиатива только на общественных началах не получится. Мы выиграли, наверное, потому что мы в Минске, потому что много факторов сошлись, и самое главное, мы не побоялись взять медицинскую лицензию. Во многих хосписах могут оказать социальную, психологическую помощь семьям, а медицинскую они, мягко говоря, не тянут. Поэтому в последние годы мы очень плотно работаем с государством, и вышел уже ряд законов, положений о паллиативной помощи. Уже есть паллиативные отделения при домах ребенка, потихонечку создаются такие отделения при больницах. Очень важно, чтобы общественные организации работали вместе с государственными. Ведь только сообща мы сможем хорошо организовать паллиативную помощь детям. С взрослыми проще, а у детей слишком много потребностей, желаний, они слишком быстро меняются, и государственная машина не в силах угнаться за этим. Именно поэтому и хорош альянс общественных и государственных организаций. Мы - хороший пример такого альянса, так как очень четко работаем с комитетом по здравоохранению Мингорисполкома, с Минздравом РБ. В Гомеле в рамках нашей программы поликлиника совершенно бесплатно (по договору) отдала кабинет, с помощью спонсоров сделали ремонт, и теперь там кабинет паллиативной помощи, в котором работает врач, 2 медсестры и психолог. Они ходят с визитами по всему Гомелю. Врач одновременно является сотрудником хосписа и специалистом по паллиативной помощи. Или вот еще пример: мне поступает звонок из Бреста, а у нас там нет хосписа, но я являюсь преподавателем Белорусской медицинской академии последипломного образования, и это помогает связываться с врачами, которые получили паллиативное образование, и организовывать временные группы под конкретного ребенка.

Здравствуйте, расскажите пожалуйста, какие программы или проекты реализуются сейчас для помощи деткам.
Анжела, Минск

- Основная программа - это помощь на дому. У нас есть команда "Забота", которая состоит из медсестры, психолога, сиделки, врача. Основной член команды - медсестра. Роль паллиативной медсестры огромна: она оказывает доврачебную помощь (или выполняет назначения врача), психологическую помощь (общается с ребенком, играет с ним). Естественно, мы снабжаем семью необходимым медицинским оборудованием, при необходимости - лекарствами. Вторая программа - дневной центр. Вообще хочу сказать, что понятие "хоспис" неправильно воспринимается. Все думают, что в хосписе умирают. В детском хосписе - нет. Согласно указу Минздрава выделяют три группы детей: первая - хосписная, непосредственно терминальная группа; вторая - дети, у которых заболевания ограниченных сроков жизни, и нужно улучшить их качество жизни; третья группа - дети риска после тяжелых операций, травм, когда вообще неизвестно, в какую сторону повернется ситуация. Им нужен хороший уход. Для первой и второй группы детей помощь на дому основная. Есть группы детей, которые не совсем наши (т. е. у них есть тяжелое заболевание, но они не нуждаются в специальном уходе), их мы три раза в неделю привозим в хоспис в группы дневного центра, где они просто общаются, играют. В связи с тем, что открылось много коррекционных центров, мы наш центр хотели закрыть, но родители попросили этого не делать. Просто наш центр не для воспитания и обучения, он для игр и общения. Ведь и больные дети хотят оставаться детьми. Еще у нас работает программа "Помощь в конце жизни", она в основном для онкологических больных, либо для семей, которые долгое время провели в больнице и боятся идти домой. У нас есть две не палаты, а комнаты, где ребенок может находиться с мамой, папой и даже братом или сестрой. Есть программа социальной передышки, которая поддерживает семью больного ребенка. Как правило, все сосредоточено на нем, а маме и папе иногда нужно просто отвлечься, в кино сходить, пообщаться друг с другом - ведь жизнь продолжается. Поэтому, если у родителей нет другой возможности, мы забираем ребенка на какой-то срок. Например, сейчас у нас третью неделю находится мальчик, мама которого лежит в больнице. И наконец, наша любимая программа - "Летний домик". Под Минском мы купили гектар земли и устроили там центр отдыха. Могу сказать, что дети его обожают. У нас в этом году был случай, когда дети отказывались ехать за границу, потому что им в центре весело. У нас группы не больше 10 человек, к каждому - индивидуальный подход (это принцип хосписа). Еще у нас существует волонтерская программа. Есть ядро волонтеров, есть те, кто приходят и уходят. С нами работают не только белорусские волонтеры, но и ребята из Англии, Германии. Также работает издательская программа, консультативная. Если надо, на консультацию выезжают наш врач, медсестра за 250 км, а иногда и больше.

Ести ли в Беларуси небезразличные люди к проблемам больных детей среди знаменитостей?
Слава, Минск

- Я не знакома с большим количеством знаменитостей. Но те, с которыми я знакома, например, художник Тихонов, некоторые певцы, откликаются.

Проходят ли Ваши сотрудники и коллеги психологический отбор при приеме на работу и какими качествами должны обладать сотрудники хосписа?
Дмитрий, Брест

- Дмитрий, это мой больной вопрос, т.к. я набираю сотрудников. Какие только тесты мы не составляли... И пришли к выводу, что адаптация в хосписе составляет год. Обычно мы пишем три месяца, но вообще - год. Основные качества, которыми должны обладать сотрудники хосписа - это умение работать в команде, умение сочувствовать, сопереживать и обучаемость. Вот три качества, которые мы ценим в людях. Получается так, что люди, которые не подходят, отсеиваются сами. В такой организации трудно работать без названных качеств.

Мне кажется с такой работой Вы - человек глубоко верующий. Участвует ли церковь в работе хосписа?
Денис Арсеньевич, Старые Дороги

- Денис Арсеньевич, я Вас разочарую. Я, конечно, верующий человек. Т.е. я - крещеный человек, более того, я из семьи священников. (Мой дед был священником, репрессированным в 39-м году, до него с 14-го века в этом роду все были священниками.) Тем не менее, я не воцерковленный человек, поскольку очень независимый и думающий, и считаю, что каждый выбирает свой путь. Могу сказать, что у нас в хосписе есть своя часовня, есть священник, отец Виктор. Считаю, что пока у нас нет на хорошем уровне супервизии, которая проводится для сотрудников хосписа, то наши ежедневные молебны - это прекрасная отдушина для моих коллег. Иногда я даже заставляю их идти в церковь. Потом вырабатывается рефлекс, и люди понимают, что это действительно помогает. Иногда постоишь полчаса на утреннем молебне, и это заменяет какой-то элемент супервизии.

Во всем мире принято бизнесменам иметь статью расходов на благотворительность. Как вы оцениваете благотворительность белорусских бизнесменов?
Илья, Не указано

- Вы не правы. Нет во всем мире принятой статьи расходов бизнесменов на благотворительность. Это заблуждение наших граждан, которые считают, что за границей бизнес имеет по этому поводу большие льготы. Я специально изучала данный вопрос. В каждой стране по-своему. Например, в Великобритании нет очень существенных льгот. Там суммы отданные на благотворительность, просто не облагаются налогом. Для фирм в этом нет никаких преимуществ, но есть уровень почетности. В той же Великобритании для людей заниматься благотворительностью также естественно, как чистить зубы. Благотворительность белорусских бизнесменов я оцениваю хорошо. Я знаю, что это очень непопулярный ответ, и многие будут жаловаться. Я не могу жаловаться. Спасибо вам, господа бизнесмены.

Такая трагедия с детьми, за что? Как Вы это объясняете для себя психологически... Это ведь очень сложно осознать и c этим сложно смириться...
Без подписи, Не указано

- Вы правы. Смириться сложно. Первое, что я вам советую - не задавать вопрос "за что?" Я понимаю, что раз уж вы задали такой вопрос, то у вас эти вопросы возникают. И у меня возникают. Обычно я себе и мамам, с которыми я работаю, говорю, есть вопросы, до которых мы не доросли. Мы не знаем, почему дети умирают. Наверное, есть какой-то ответ, но мы к нему еще не готовы. Поэтому не надо трать время на глупые вопросы "за что?", а давайте спросим: "Чем я могу помочь?" Вот так мы работаем.

Каковы основные показания для госпитализации детей в хоспис?
Рита, Минск

- Слова "госпитализация" у нас нет. Скорее всего, Рита, как и многие другие, считает, что хоспис - это здание. Я хочу еще раз пояснить, что и для взрослых, и для детей хоспис - это философия помощи. Просто для нашего менталитета понятнее так, что может быть лучше - построить хорошее здание, туда всех поместить, закрыть и сказать: "Вот какие мы добрые, деткам помогаем, взрослым помогаем". Подумайте о себе, где бы вы хотели умереть - в больнице или дома? Вы хотели бы, чтобы за вами ухаживали, и чтобы родственники не чувствовали отчаяния и бессилия... Маленьким детям 4-5 лет плохо в больнице, они плачут (с подростками по-другому: они боятся умереть, и иногда хотят находиться в больнице). Дети должны находиться в больнице тогда, когда их вылечивают, если это невозможно, тогда обращаются к нам. Чтобы попасть под опеку хосписа, нужно заявление родителей, медицинское заключение о тяжелом физическом состоянии, желательно, конечно, какое-то направление из больницы или поликлиники. А для того, чтобы положить ребенка в больничку при хосписе, опять же надо стать нашим пациентом, и, конечно, нам потребуется заключение какого-то медицинского учреждения. У нас часто так бывает, что маленький ребенок долго находился на ЭВЛ в больнице, потом его сняли с ЭВЛ, чуть-чуть подержали и, по закону, не могут выписать из реанимации домой. Его должны перевести в отделение. Но в отделении ребенок может подхватить инфекцию, и реаниматолог, который потратил много сил, здоровья и денег, чтобы этого ребенка вытащить, звонит нам, и мы выполняем промежуточную функцию. То есть, ребенок помещается к нам на неделю, а потом под нашу опеку отправляется домой. Надеюсь, что я ответила на ваш вопрос.

Вы такой жизнерадостный чевловек - это Ваше профессиональное поведение или характер?
Без подписи, Не указано

- Характер, конечно. Это характер. Не профессиональное поведение. Я вот такая вот.

Помогают ли вам иностранные организации или частные лица? Из каких стран?
Денис, Брест

- Да. Основная помощь приходит из Великобритании. Еще немножечко из Швейцарии.

Жизнь такая непредсказуемая, что бы Вы посоветовали людям, которые не сталкивались пока с серьезными трудностями.
Диана, Минск

- Ну, первое, что бы я вам посоветовала, и не сталкиваться с этими трудностями, если честно. Но так как это в принципе не реально, и рано или поздно мы сталкиваемся с ними, я бы посоветовала только одно: вы должны четко знать, что жизнь - это не вечность, это отрезок. Одна мудрость гласит, как мы построим ворота смерти при жизни, так мы через них и будем проходить. Я всегда говорю так: когда ты хочешь кого-то обидеть, кому-то что-то сказать резкое, открой рот, закрой и досчитай до десяти, а потом подумай, надо это делать или нет, потому что иногда случаются вещи, которые мы не сможем изменить.

Существует ли при хосписе выездная служба?
Без подписи, Не указано

- Да, я уже говорила. Существует выездная служба, и очень хорошая.

Есть ли телефон доверия, куда можно было бы обратиться в сложном случае?
Без подписи, Не указано

- Вообще, телефон доверия у нас был когда-то. Но сейчас остался только мой номер 505-27-46. Так как я психолог, то работаю на горячей линии.

Существует ли при хосписе обучение персонала?
Соня, Минск

- Мы в обязательном занимаемся обучением персонала. Обучаем мы, к нам из-за границы приезжают лекторы. Хоспис является базой БелМАПО, на которой проходят обучение медсестры и врачи Республики Беларусь.

Как началась деятельность хосписа в Минске? Кто инициировл этот проект?
Анжела, Не указано

- Хоспис был организован по инициативе онкогематологического центра, где я работала клиническим психологом, в 1994 году. Проект инициировала я.

Есть у Вас девиз? Какой если не секрет?
Милона, Минск

- Вы знаете, если честно признаться, у меня девиз меняется все время. Сегодня он у меня такой: "Не дождетесь!". А вообще мой девиз - "Хорошо, что будет завтра". Я хочу сказать, что, так как мы работаем с детьми, у которых иногда не бывает завтра, мы должны четко осознавать, как нам повезло в жизни, что у нас это завтра будет. И это должно радовать, как бы плохо тебе ни было сегодня. Будет завтра - завтра будет что-то другое.

Может посоветуете родителям, какую психологическую литературу почитать, у кого может нет возможности к Вам присоедниться. Заранее спасибо.
Катерина, Минск

- Совет может быть только индивидуальным - позвоните мне, и я порекомендую Вам нужную литературу.

Как Вы думаете увеличение количества маленьких пациентов у Вас в хосписе связано с экологией? Какова ситуация по таким случаям в мире и в нашей стране?
Сюзанна, Минск

- Еще год назад я бы ответила на этот вопрос утвердительно, но я не специалист в этой области. Я могу предположить, что это связано с экологией, и могу констатировать факт, что у нас стало больше маленьких пациентов. О ситуации в мире сказать не могу, знаю лишь, что в других хосписах, с которыми мы поддерживаем контакты, нет таких маленьких детей. Но это не потому, что у них нет таких пациентов, просто у них есть другие службы для них. Я думаю, что наши ситуации похожи.

Как организован распорядок дня детей, находящихся в хосписе?
Ольга, Минск

- Сейчас расскажу. Вообще, я слово "распорядок" терпеть не могу. Казенщина такая. Хотя он есть. Мы делаем его под каждого ребенка. У нас есть дети, которые просыпаются в 12 часов дня. Когда мы берем ребенка, то, конечно же, все узнаем о нем от мамы. Допустим, мама говорит: у меня ребенок встает поздно, тогда и завтрак для него будет в 10.00-12.00. Пожалуйста! Прежде чем взять ребенка, мы составляем список того, что он делает дома, что он любит. И под этот список мы подстраиваемся. У нас все индивидуально. И вообще, лучше не количество, а качество - вот еще один мой девиз.

Выбрать такое направление деятельности (такую работу) могут только люди с очень большим добрым сердцем? Что стало толчком для Вас?
Мария, Молодечно

- Спасибо, конечно, за "горячее большое сердце", надеюсь, что оно у меня есть. Но я Вас разочарую - у меня не было такого, что вот сплю и вижу, как хочу организовать хоспис. Знаете, я по характеру человек жизнелюбивый, и в жизни слова "хоспис" не знала. Толчком для его создания была моя поездка в Америку, куда меня отправила моя главврач Ольга Витальевна Олейникова. Я-то думала, что еду повышать мой уровень психолога, а на самом деле она предупредила американскую сторону, что приедет специалист, который будет организовывать хоспис. Об этом мне сказали уже в Америке По приезде в Минск, проучившись три с половиной месяца, как человек ответственный, которому дали задание, все досканально изучив, я составила подробный отчет, а мне говорят - "делай". Ну, я и сделала. Просто так получилось, понимаете? Меня как будто кто-то сверху взял за ниточку и пустил в этом направлении.

Существует ли в вашем хосписе возможность отдыха детей за границей?
Митя, Гродно

- Митя, наверное, плохо представляет, что такое дети хосписа. Но могу сказать, что сначала наши ребята отдыхали за границей. Это был плохой опыт. Потому что как Митя из Гродно, так и какой-то Питер из Англии, не понимал, какой тяжелый ребенок к ним приехал. У нас дети с судорожным синдромом, а иностранцы думают: "вот ребенок покричит и перестанет", наши же дети умрут, если не вмешаться. И была ситуация, когда переводчица силой заставила везти ребенка в реанимацию, потому что, как там потом сказали, если бы обратились на 5 минут позже, то он бы умер. После того случая, мы больше этим направлением не занимаемся. Переезды туда-сюда - не для больного ребенка. Для родителей - другой вопрос. Согласна. Но это не наша функция. И риск тут большой.

Оказывается ли детям в хосписе и их родителям психологическая помощь?
Марина, Минск

- Да у нас есть психолог, социальный педагог, у нас есть даже клинический психолог. К тому же все медсестры хосписа обучены и могут помогать родителям.

Здравствуйте, большое спасибо Вам и всем сотрудникам за Вашу работу. Пусть всё будет хорошо.
Без подписи, Не указано

- Спасибо.