Онлайн-конференция

Вопрос от 10.08.2016 16:03:57

В полную силу не заработало. Только позавчера пришел новый директор. У нас будет сложная структура. Это здание общественное, часть здания мы передаем в безвозмездное пользование государственной организации, которая была создана буквально на днях - "Республиканский клинический центр детской паллиативной медицины". И мы будем работать вместе. Это будет государственно-частное партнерство. Но пока все не очень вырисовалось. Мы такие единственные, поучиться не у кого. Поэтому сегодня уже работает выездная служба, помощь на дому в городе Минске, психологические и оздоровительные программы. Не работает одна программа - стационар. Но уже пришли медики, пришла санстанция. И я надеюсь, что в сентябре мы заработаем в полную силу.

Ведущая: Какие еще программы будут?

А. Горчакова: Вы знаете, мы как-то стараемся не расширять программы, потому что, чем больше их будет, тем больше нужно будет брать людей, а на них нужны деньги. И тогда придется решать, на что тратить деньги - на пациентов либо на зарплаты сотрудникам. Поэтому мы взяли определенные программы, и чуточку их унифицируем, улучшаем. Предположим, у нас есть программа консультаций за пределами Минской области. Вот мы ее улучшаем. Покупаем маме компьютер и ставим скайп. Ребенок тяжелый. К ней раз в месяц приехали, но больше уже никак не получается, потому что это нереально. А при необходимости врач с ней может по скайпу общаться.  Еще мы, конечно же, унифицируем и образовательные программы. Например, у нас есть 10 коек. Так мало? Не мало. Это нормально. Нужны такие же службы в регионах. И надо с уважением относиться к семьям, у которых есть тяжелобольной ребенок. Их надо интегрировать в нашу жизнь. И надо делать такую службу, которая приходила бы на дом и помогала. А центр нужен только для координации оказания такой помощи.