Онлайн-конференция

Вопрос от 14.04.2015 17:14:53

Нам недавно позвонил Павел Астахов (прим. Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка.) Есть такой мальчик, его зовут Ваня Воронов. В Донбассе перед ним взорвалась бомба. Его ближайших родственников убило у него на глазах, ему оторвало две ноги, руку, и он практически ослеп. На протяжении долгого времени мальчик находится в Москве в клинике. Вот лежит пацан 12 лет, который должен ненавидеть эту жизнь, он знаете, о чем попросил? Говорит: "Павел, я хочу тигра потрогать". И Павел тут же позвонил нам. 

Через несколько дней в больницу, нарушая все техники безопасности, нарушая где-то даже санитарный контроль, с разрешения главного врача больницы мы привезли к нему тигра. И ключевое здесь слово "потрогать". Мальчик захотел потрогать тигра. Самое главное, что он никогда раньше его не видел. У него не было возможности общаться с хищным зверем. И в этот момент я начинаю думать, господа зоозащитники, которые пытаются оградить человека от животного, построить бетонную стену в форме города и сказать - "пускай они там выживают", вот насколько искренне было желание ребенка потрогать тигра. Что им двигало? Почему он именно этого захотел?
 
Наверное, потому, что самое большое зло он уже видел в своей жизни, а теперь ему хочется дотронуться до самого опасного хищника на земле и знать, что он не причинит ему вреда. Знать, что он воспитанный, знать, что он придет с добрыми намерениями и даст себя потрогать незнакомому ребенку. И у пацана хоть какая-то надежда появится на справедливость, мир, честность отношений, адекватность. Люди, которые не должны были ему причинить боль, сделали это, а хищник, который имеет право причинить боль, наоборот, стал одним из добрых существ, стал другом, пусть и  на 5 минут. 

Благотворительность - не потому, что у тебя все есть и не жалко поделиться, а потому что ты можешь и обязан помогать людям в трудной ситуации.