Онлайн-конференция

Вопрос от 23.03.2016 23:40:39

Многое сложно. Начнем с того, что гидрометеорология, прогнозы погоды - очень наукоемкая отрасль знаний. Вчера прошел Всемирный метеорологический день, в этот же день в Республике Беларусь отмечается День работника гидрометеорологической службы. В преддверии праздника мы анализируем нашу деятельность и  подводим итоги. Самое сложное в нашей профессии - обучение и подготовка специалистов. Это первое. Очень важно, чтобы в нашей среде, в наших подразделениях, особенно в тех, которые занимаются прогнозированием, стратегией развития метеослужбы, работали люди высшей квалификации. Без глубоких знаний в этой области работать сложно, а для того чтобы поддерживать технологии наблюдения, прогнозирования на надлежащем уровне, надо быть в курсе современных научных знаний, технологий - без высокой научной квалификации это делать достаточно трудно. Поэтому наш центр по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу аккредитован в нашем Высшем аттестационном комитете как научная организация. Среди наших коллег много кандидатов наук. Поддерживать такой высокий уровень научного обеспечения достаточно сложно, потому что это требует соответствующей атмосферы в коллективе, сотрудники понимают необходимость повышения своих знаний.

Следующее, что возникает постоянно, - претензии к синоптикам: вы нас обманули, я дождя ждал здесь, а он выпал там, как так? И очень сложно бывает разделить претензии обоснованные и необоснованные, это с опытом только нарабатывается. Обоснованные могут быть о том, что не вовремя прогноз передали, что можно было его сделать более точным, учесть более детально особенности изменения погоды. Ошибки в прогнозе, конечно, бывают, он потому и прогноз. Если бы прогноз был стопроцентный, это был бы уже диагноз. Неопределенность всегда существует, и надо отдавать себе отчет, где эта неопределенность обусловлена уровнем знаний, когда ты сделал все, что мог, но уровень современных технологий не позволяет сделать лучше и точнее, или же была недоработка, возможно, требовалось применить дополнительные методики. Поэтому повторюсь, что научное обоснование - это очень важно, потому что поддерживает результат нашей деятельности на должном уровне, мы должны знать, до какого уровня точности можем дойти.

Самый главный результат нашей деятельности - очень высокий процент оправданности прогноза - 92-96 процентов. Но чем дальше мы идем, чем более новые технологии внедряем, тем (как ни странно) процент оправданности становится меньше. Но 100-процентной оправданности достигнуть невозможно! Мы можем только приближаться к этой цифре. На самом деле, когда речь идет об оправданности прогнозов, надо говорить не о точности прогноза как такового, а надо говорить о заблаговременности прогноза. Чем более заблаговременный прогноз, тем больше эффекта он дает для пользователя, особенно когда речь идет об отраслях экономики. Классический пример - это "Хавьер", наш знаменитый циклон, который прошел по территории Беларуси, и январские "Даниелла" и "Эмма". Что хочется отметить: как "Хавьер", так и "Даниелла" и впоследствии "Эмма" были спрогнозированы за пять дней до их появления. Мы и раньше предполагали, что такое может возникнуть, но точных условий, где сформируется циклон и как он будет проходить (по территории ли Беларуси, по территории Украины, пройдет ли он по западу или по востоку), еще не было. Поэтому очень важно было поймать тот момент, когда мы уже начинали видеть, что для Беларуси это важно и актуально. Уже следующий вопрос - использование отраслями экономики информации, которую мы предоставляем. Это очень важный для нас вопрос. Да, 96 процентов - хорошая оправданность. Но теперь мы должны дать не только суточные и трехдневные прогнозы (на этот период мы прогнозируем достаточно хорошо), надо делать прогнозы на пять дней, а возможно и более заблаговременно. И это уже вопрос не сегодняшнего дня, но готовиться к такому уровню прогнозирования нужно. 

Другой очень важный момент, связанный с прогнозированием - осадки. Очень хорошо прогнозируются осадки в зимний период, потому что масштабы явления глобальные, они достаточно хорошо видны из космоса, мы используем спутниковые снимки. Достаточно хорошо прогнозируются температуры, давление. А вот самый сложный прогноз, который вообще существует - это прогноз осадков. И вопрос не в том, будут осадки или нет (хотя это тоже важно), вопрос, где они выпадают и насколько интенсивными будут. Этот вопрос вопросов еще не решен на достаточно удовлетворительном уровне для потребителей ни у нас, ни в России, ни в Западной Европе. Конечно, можно делать численные прогнозы, но чем сложнее прогноз, тем дольше он считается. А проблема в том, чтобы спрогнозировать сегодня, сейчас, так как оперативность тоже существенным образом влияет на точность прогноза. 

Зиму мы, считай, пережили. Весна наступает. С воскресенья начнется потепление, хотя днем будет 8-11 градусов тепла, а по ночам при прояснениях будет 8-10 мороза. Вот такой суточный ход температур. Но это нормально. Если мы хотим, чтобы было тепло, надо, чтобы было солнышко. А чтобы было солнышко, значит не должно быть облачности. А не будет облачности ночью, соответственно будет выстужаться земля. Это процессы взаимосвязанные. Но весна наступает. И проблема сейчас в том, что недостаточное количество осадков было осенью, реки в зиму ушли с низкой водностью. Половодье сейчас у нас где-то на пике, а где-то уже на спаде, но воды мало, для хозяйственной деятельности ее не хватает. Мы сделали анализ и готовим письма для сопредельных государств с информацией о нашем характере половодья, чтобы Латвия, Литва, Эстония, Польша, Украина оценивали ситуацию у себя и принимали меры, может быть, какими-то агромелиоративными мероприятиями задерживали воду. Такая же информация еще месяц назад была направлена и всем нашим заинтересованным отраслям экономики: а это сельское хозяйство, лесное хозяйство, водный транспорт. В облисполкомах эта информация тоже есть, и хозяйства могут продумывать мероприятия по обеспечению деятельности в весенне-летний период. Важно насколько возможно задержать воду: это и регулирование в мелиоративных каналах, и заполнение водохранилищ, прудов, сажелок и т.д.

Нужно отметить, что у каждого ведомства свой уровень потребностей в информации Гидрометцентра, кому-то важны осадки, кому-то температуры, кому-то ветер. Для энергосетей и Министерства энергетики январь и февраль оказались очень серьезным испытанием, потому что налипание снега на провода и, соответственно, обесточивание населенных пунктов, это огромная проблема. Все эти вопросы серьезно рассматривались на уровне государственной комиссии по чрезвычайным ситуациям, приняты соответствующие меры организационного характера, чтобы в будущем минимизировать последствия подобного рода явлений.