Онлайн-конференция

Вопрос от 11.12.2015 09:55:57

В самом деле, этот вопрос на пересечении философии и юриспруденции. Каждый юрист знает высказывание Dura lex, sed lex – "суров закон, но закон", который должен выполняться. Сказанное мной не распространяется на те случаи, когда норма законодательства однозначна и не допускает двойного толкования. Безусловно, и юрист, и любой правоприменитель должен следовать букве закона, должен полностью и однозначно выполнять нормы законодательства. Но то, что заключалось в этой фразе, что за сухими буквами закона нужно видеть человека, это касается тех случаев, когда законодательство допускает усмотрение со стороны правоприменителя. Есть еще такое выражение: "Там, где два юриста, там три мнения". Это о тех случаях, когда норма закона либо неоднозначно воспринимается правоприменителями, имеет расплывчатые формулировки, которые можно трактовать так или иначе, либо когда одной и той же нормой устанавливаются некие границы, в рамках которых правоприменитель может принимать решение, поступать так или иначе. Как раз в таких случаях, на мой взгляд, юристы и любой правоприменитель, который работает с нормами законодательства и принимает решение, затрагивающее права и интересы граждан, должен не просто смотреть на установленные законодательством рамки, но применять их таким образом, чтобы максимально учесть индивидуальные случаи, права человека, его законные интересы. Для примера законодательство об обращениях граждан и юридических лиц. Оно предусматривает строгую процедуру, рассматриваются обращения, полно, всесторонне расследуются все обстоятельства, которые гражданин в своем обращении излагает, все перепроверяется и принимается решение либо в пользу гражданина, либо нет. При повторном обращении, если задавались одни и те же вопросы и ответы на них давались, в рассмотрении обращения может быть отказано. Но бывают случаи, когда человек во многие инстанции обращался, проводилась проверка, допустим, на местном уровне, и местным исполнительным органом был дан ответ, который гражданина не удовлетворил, потом этот человек обращался в выше стоящие инстанции, были даны ответы, проведены проверки, хорошо или плохо была проведена проверка, но формальный признак о том, что рассмотрение по вопросам, которые гражданин поставил в своем обращении, соблюден, и ему на эти вопросы были даны ответы. К сожалению, бывает и такое, что при первичном рассмотрении изучены не все обстоятельства. В таком случае при поступлении нового обращения в тот орган, в который уже подобное обращение поступало, уже сам руководитель этого органа вправе принять решение - либо отказать, либо принять к рассмотрению, и дополнительно изучить предоставляемые аргументы, по которым ранее проверка уже проводилась.

Ведущая: Получается, стучите и Вам откроют…

Дело не в этом. Мы достаточно много работаем с обращениями граждан. Проводятся и личные приемы. Много обращений поступает в адрес Министерства юстиции. В подавляющем большинстве случаев, когда принимается решение о прекращении переписки в виду того, что все доводы уже неоднократно перепроверялись, действительно аргументы не подтверждаются, либо исчерпаны уже возможности для дальнейшего принятия иного решения. Но бывают случаи, когда в результате изучения этого обращения можно установить, что все-таки остается какой-то повод для сомнения. Может быть, еще есть определенные зацепки в том, чтобы помочь человеку решить его проблему. Если, исходя из обращения видно, что проблема действительно имеет место и требует рассмотрения, принимается решение о дополнительной проверке, несмотря на то, что уже давались ответы. И нечасто, но бывает такое, что в результате дополнительных проверок устанавливается, что раньше не все доводы были исследованы должным образом, и в этом случае гражданин может в результате такого неформального человеческого подхода защитить определенные свои права и законные интересы. В продолжение этой темы, скажу, что, конечно же, идеальным можно считать тот случай, когда норма закона действительно предусматривает все возможные варианты событий тех или иных правоотношений. Но такое случается, к сожалению, редко. Ведь законодатель, когда готовится проект нормативного правового акта, старается все возможные последствия применения предусмотреть, но жизнь гораздо более многогранна, и может быть такое, что сегодня кажется урегулированным, но, спустя какое-то время возникают новые обстоятельства, например, информационные технологии развиваются, или методика проведения экспертиз тоже совершенствуется, и норма, которая была заложена в нормативно-правовом акте, может потребовать корректировки. В этой связи очень важно, чтобы процесс нормотворчества был основан с одной стороны на потребностях в справедливом урегулировании общественных отношений, а с другой - законодательство должно устанавливать четкие рамки усмотрения со стороны правоприменителей. Я в качестве примера приведу решение, в свое время которое было принято о введении обязательной юридической экспертизы проектов нормативных правовых актов, впоследствии было принято решение о проведении обязательной криминалистической экспертизы проектов нормативных правовых актов, которая как раз-таки направлена на то, чтобы еще на стадии, когда проект только подготовлен, но еще не принят, можно было бы выявить те нормы, которые потенциально содержат в себе условия для коррупционных правонарушений. Это как раз те усилия со стороны законодательства, которые направлены на минимизацию случаев усмотрения, которое бы могло повлечь необоснованное нарушение прав и законных интересов граждан.