Онлайн-конференция

Вопрос от 17.08.2016 16:02:09

В. Лакиза: Это очень длинный вопрос, мы будем долго рассказывать. Сергей Евгеньевич приводил в пример инструкцию. Вышла "Археология Беларуси" в 4 томах, где все четко прописано. Есть инструкция "Полевые исследования". Мы в этом году разработали инструкцию по проведению полевых археологических исследований. Она опубликована в Интернете на правовом портале. Там очень четко расписано, как проводить археологические исследования, какие слои, фотофиксация, как готовить отчет. Раскопки - это одно, но тут и камеральная обработка, и подготовка научного отчета. Кстати, все археологические отчеты, начиная с первых исследований и до современных, хранятся в Институте истории в центральном научном архиве НАН в фонде археологической научной документации. А их более 3 тысяч. Вся археология, история нашей страны собрана. 

С. Рассадин: Не положено - инструкция. Я сошлюсь на конкретное правоприменение. Когда была найдена вышеупомянутая матрица Лавришевской печати, даже из-за границы стали поступать многочисленные публикации клеветнического характера. Якобы Рассадин нашел ее в одном месте и подбросил в другое.  Наши парни, которые участвовали в раскопках, вот этот точильный брусочек  достали из-под ненарушенной глиняной прослойки. Это они хорошо помнили, и это было задокументировано. Если прослойка не нарушена, то, скорее всего, это пол какого-то жилища. Она ниже. Выше залегает тонкая, но достаточна отчетливая прослойка - золисто-угольная, так по инструкции. Попросту это горелый слой пожара, когда крымские татары наш монастырь в 1601 году сожгли. 

Эти этажи или этапы культурного слоя - 1, 10, 222. Есть документы, фотографии. и осуществляется, согласно инструкции, тщательная фиксация. Слои фотографируются, измеряются, зарисовываются. Иногда даже точнее чем до сантиметра. Это та документация, которая относится к категории постоянного хранения. Отчеты хранятся вечно. 

В. Лакиза: Есть еще и контролирующие структуры, потому что каждый отчет проходит лицензирование, экспертизу специалистов в отделе. Потом у нас есть полевой комитет, где самые лучшие представители археологии. Неправильная методика проведения археологических исследований - никогда не учитывается, она приводит к разрушению памятника археологии и потере информации. 

Ведущая: Как глубоко могут копать археологи?

С. Рассадин: На десятки метров. У нас в Беларуси городские слои в некоторых местах достигают большой глубины. И раскопки глубоких слоев иногда сопряжены с большими трудностями.

Ведущая: А технику вы можете использовать?

В. Лакиза: Используется и техника. Для археологических исследований необходимо достаточно серьезное финансирование. Археология - дорогая наука.

С. Рассадин: Так абстрактно спрашивают про слои, когда с ними не сталкивался - все легко и приятно. А когда на глубине полутора метров вы вдруг попадаете на водоносный слой.. Копали - было сухо, а через десять минут начинает сочиться вода. И тогда вычерпываешь эту воду, а слой превращается в грязь. Был случай - мы копали колодец древний, в нем даже обработанные деревянные предметы сохранились. Жара 30 градусов, а в колодце грунтовая вода - в результате вечером температура сорок.

В. Лакиза: Когда строили в Уручье метро в 2006 году, нам позвонили строители и сказали, что на глубине 20 метров обнаружили кость. Это было очень важное для Минска открытие. Мы достали кости - оказалось, что это лесной слон, а точнее слониха. А возраст лесного слона приблизительно сто пять тысяч лет назад.