Онлайн-конференция

Вопрос от 25.04.2016 09:55:54

Я бы сказал и от себя лично, и от лица белорусской адвокатуры: нет, эти слова себя не оправдывают. Прежде всего скажу, наверное, от лица корпорации адвокатов: у нас гарантировать результат прямо запрещено правилами профессиональной этики адвокатов. Мы не можем его гарантировать, потому что не мы выносим итоговое судебное постановление по делу. Мы можем и обязаны гарантировать качество юридической помощи. Т. е. адвокат должен сделать все возможное (в рамках закона, конечно же) для того, чтобы законный интерес клиента был защищен. Это к вопросу о результатах. Что касается того, что мы всегда в выигрыше, лично я скажу так: для меня важен такой критерий, как справедливость. Лично для меня результативность в этом критерии имеет особое значение, потому что я должен сделать все для того, чтобы законный интерес обратившегося ко мне лица был соблюден. И если я вижу, что ситуация несправедливая, конечно, я сам заинтересован в том, чтобы сделать все. Это и чувство справедливости, и в конце концов осознание того, что моя юридическая помощь помогла человеку. Это действительно очень приятное чувство, потому что бывает всякое. Бывает, что решение выносится не в пользу наших клиентов, бывает ситуация тяжелая. И я действительно могу сказать и от имени себя, и от имени коллег - адвокаты очень переживают по этому поводу. Показывая качество помощи и достигая каких-то побед, это влияет на отношение к адвокатам со стороны коллег, со стороны окружающих и в том числе обратившихся к нам за помощью лиц. Наверное, высшая степень понимания между адвокатом и обратившимся лицом заключается в том, что даже если решение суда выносится не в пользу клиента, тебе все равно благодарны. Это высшая награда для нас.

Ведущая: - Вы говорите про моральную часть. Но в финансовом плане все равно берете деньги за оказание юридической помощи, и эти услуги должны быть оплачены в любом случае вне зависимости от вердикта суда?

Илья Панков: - Конечно, потому что нам платят непосредственно за оказание юридической помощи. Т. е. мы не можем влиять на суд в вынесении им вердикта. Более того, я подчеркну: если адвокат гарантирует результат, возможно, он не очень учитывает наши правила профэтики. Я бы сказал так: гарантировать результат можно, только если ты сам за него отвечаешь.

Ведущая: - А если есть какие-то неоднозначные ситуации - сложные либо спорные, каким образом происходит консультирование? Например, когда Вы как адвокат сомневаетесь действовать таким либо иным способом, решает какая-то коллегия либо форум?

Илья Панков: - Очень хороший вопрос, касающийся именно практики. Когда мне звонят люди, у которых вопрос неизвестно как может быть решен, ситуация спорная, как правило, я разъясняю следующее: я предлагаю человеку формат юридической консультации и говорю о том, что здесь необходимо думать глубже. Человек приходит, мы подробно обсуждаем ситуацию, смотрим его документы, и очень часто в таких особо сложных ситуациях я письменно себе помечаю вопросы, которые необходимо проработать. Беру время, анализирую, чтобы мы потом полностью все обсудили. А во время подготовки я стараюсь найти ответ на каждый вопрос со ссылками на нормы закона, посмотреть практику и, конечно, проконсультироваться с коллегами. В сложных ситуациях мы стараемся действовать так. 

Вместе с тем даже в такой ситуации не всегда возможно предвидеть результаты спора, если он возникнет. Бывает, что проанализировать доказательственную базу мы просто не можем, потому что у нас нет полной информации. Более того, к сожалению, адвокаты не могут истребовать по своим запросам все необходимые сведения. По закону мы имеем на это право, но ряд организаций считает, что нам это делать нельзя. Пытаемся на уровне республиканских органов решать эти вопросы. Иногда  просим суд истребовать нужную нам  информацию. А это уже подача документа. И какой результат будет, здесь уж зависит от того, какие сведения придут по запросу суда. Всякое бывает. Я всегда разъясняю этот момент. Основания могут быть при наличии подтверждающих документов. Если в этих документах не будет таких сведений, дело может разрешиться не в пользу клиентов. И люди это понимают.

Ведущая: - Как действуют адвокаты, если в законодательстве либо нормы, либо какие-то определения не прописаны? Все так стремительно развивается и меняется. Взять то же авторское право.

Илья Панков: - В принципе все изменения, которые сейчас широко обсуждаются, касаются только административной ответственности, потому что закон об авторском праве и смежных правах - уже не первый в нашей республике. Законодательство систематизируется, оно у нас детально проработано. Вместе с тем никогда нельзя быть уверенным, что мы не столкнемся с теми моментами, которые не урегулированы в законе. Закон о нормативных правовых актах предусматривает такие термины как "аналогия закона", "аналогия права". По общему праву, если возникла ситуация, которая не урегулирована законом, то суд вправе применить аналогию закона. Такое бывает, это нормально. В моей практике был только один случай, когда я применил аналогию закона. И впоследствии быстро были  приняты соответствующие нормы.

Аналогия права - это когда суд не может найти, как законом регулируются смежные отношения, и действует, исходя из общих принципов права, своего внутреннего убеждения. Что касается нас, мы стараемся проработать, посмотреть практику и найти оптимальный путь решения спора.