Онлайн-конференция

Вопрос от 25.08.2016 10:47:49

Марина Кондратьева: Конечно, есть. Я, например, никогда не выставляю свою семью в блоге. Я открыта, но моя личная жизнь закрыта. Можно узнать, что я ем, но не узнаешь, как выглядит мой муж. Есть собственные рамки по поводу социальных тем, которые интересны или нет. Они определяются лишь внутренней потребностью - делиться или нет.

Дмитрий Волотко: По поводу рамок. Я, например, в письменной речи не матерюсь вообще. Есть внутренняя цензура. В письменной речи у меня хватает слов и времени, чтобы подумать и написать это цензурно. В устной речи всякое бывает.

Андрей Романов: А мы ругаться не можем - нам запретили. В 2014, когда мы были просто блог, было все замечательно и хорошо. В конце августа 2014 в России вышел закон, что если у тебя 3 тысячи посещаемость или подписчиков (так и непонятно что именно), тебе использовать ненормативную лексику нельзя.  Мы одни из первых попали под этот закон, но на самом деле даже больше пиара получили за счет этого... Мы никогда не писали про политику. Один раз написали пост про эксперименты над людьми, информация была взята из открытых источников, никакой крамолы там не было. Нас попросили удалить один пункт.