Онлайн-конференция

Вопрос от 18.11.2015 16:48:57

У нас есть различные боевые машины, восстановленные нашими энтузиастами, есть даже танк 1935-го года - БТ-7, который воевал на Халхин-Голе и  здесь, в Беларуси, он  в начале войны был затоплен. Его подняли ребята-шкловцы, восстановили, и он сейчас на парадах всегда идет первый на колесах. (Гусеницы снимаем, потому что боимся, что гусеницы развалятся.) Кроме того, у нас восстановлены Т-34 с 76-миллиметровой пушкой, те, которые вынесли основную тяжесть войны. На памятниках у нас стоят 85-ки. Они пошли в серию только с 1944 года, впервые были использованы в Белорусской наступательной операции, потом  при освобождении Украины и в Европе. А вот 76-миллиметровые… у нас есть и как памятник, и как танк на ходу. Танк участвует в парадах, на нем можно прокатиться. 

Кроме того, в комплексе есть немецкое штурмовое орудие, которое воевало. В Мстиславле его достали, восстановили, поставили на ход. Есть реплика немецкого танка Т-3, есть реальный танк Т-44, который создан в годы ВОВ. Он мало участвовал в боевых действиях, потому что был перспективный в плане компоновки: двигательные установки, бронирование танка, но по боевой мощи не отличался от Т-3485. На нем тоже можно прокатиться. Еще есть танк БТ-76, послевоенный, но он тоже пользуется большим успехом, и Т-55, который стоял на вооружении до 60-х годов - он тоже на ходу. И кроме того есть бронетранспортеры, МТЛБ гусеничные машины, на которых можно прокатиться. Это недешевое удовольствие, потому что, кроме того, что это ретро машины, они еще прожорливые. Тогда никто не думал об экономии. Также надо учитывать возраст техники - старички уже. Люди собираются группами по 10 человек и катаются. 

А для зарубежных гостей это кажется не таким дорогим, они покупают билеты и катаются на танках, стреляют, мы предупреждаем, что стрельба только холостыми патронами. Был один казус. Финн приехал, купил 100 патронов, начал стрелять и видит, что не попадает. Мы говорим, что он стреляет из холостых. Он возмутился: так вы меня обманули! Вот он стоит там, где ходят люди, он считает, что должен стрелять боевыми патронами, будто он на полигон приехал. Поэтому мы объясняем, что стрельба ведется со всех видов раритетного оружия времен ВОВ, но холостыми патронами. 

В нашем арсенале есть винтовка Мосина, который больше 100 лет, пулемет Максим, немецкий маузер, которым где-то столько же лет. Проводим  инструктаж, предупреждаем, что есть отдача. Когда ведется стрельба из противотанкового оружия, всегда предупреждаем, что будет громкий выстрел. Во всех машинах срабатывает сигнализация. У человека, который стреляет, эффект, будто он выстрелил боевым патроном, потому что 5,45 - это серьезный калибр, он до сих пор на вооружении стоит. На кассе историко-культурного комплекса есть вся информация по услугам и стоимости.

Ведущая: - Сколько человек занимается реконструкцией боевых машин? Где вы запчасти находите?

А. Метла: - У нас работает группа умельцев. Возглавляет ее Владимир Якушев и его сыновья, Максим и Алексей, и Саша Миколуцкий. Они уже не первое десятиление занимаются и подъемом техники, и ее реконструкцией. Башню КВ-1 подымали именно они. Это уникальные ребята. Они не просто специалисты, но еще и энтузиасты своего дела. Потому что есть специалисты, классные механики, техники, которые не могут сделать эту работу. Наши ребята работают просто ювелирно. Иногда даже удивляешься, как это им это удается. Мы гордимся ими. 

Если каких-то деталей не достает, мы заказываем их на заводах. С нами очень хорошо сотрудничают конструкторы МАЗ, МАN, они всегда идут нам на встречу, помогают, если мы что-то не можем сделать сами. Владимир Жаврод и его сын Антон - талантливые специалисты, которые делают погрузчики и машины-вездеходы, произвели у нас шок. Машины плывут по озеру, ездят по грязи, по болотам. Владимир и Антон  с душой относятся к тому, что мы делаем. И если что-то попросим, то никогда не бывает отказа. Нам многие помогают, понимают нас и то, что мы делаем, и стараются чем-то помочь, кто словом, кто делом, кто финансами. Но есть и такие, которым наплевать или которые считают, что это какое-то дурачество. Но, как говорится, Бог им судья. Мы делаем свое дело.

Ведущая: - Скажите, пожалуйста, каким образом "Линия Сталина" получает эту технику? Какова сама процедура? Вся ли техника, которая подымается или обнаруживается в Беларуси, автоматически идет к вам?

А. Метла: - Существует распоряжение Главы государства №34, в котором указано всем органам власти помогать фонду "Память Афгана" в подъеме, поиске и реставрации техники, чтобы она экспонировалась на "Линии Сталина". Это распоряжение нам очень помогает - все понимают, его надо выполнять. Когда-то многие считали, что "Линия Сталина" - это блеф, и это будет что-то непонятное. Но Глава государства нас поддержал и сказал: "Вот вам территория, я помогу, чем смогу, а вы собирайте все лучшее и действуйте". За 11 лет мы уже что-то наработали и стали узнаваемыми не только в Беларуси, но и за рубежом. К нам едут не только из России, но и из других стран. Нас пытались игнорировать, например, туристические агентства. Было противостояние, пускай, и скрытое. Всех больше всего нервировало: почему "Линия Сталина"?. Многие, не понимая, приписывали нам сталинизм, обвиняли в пропаганде. Мы не пропагандируем сталинизм, мы пропагандируем историю. Если это было в истории, нельзя это зачеркнуть, потому что мы становимся глупцами. Так можно будет и нас вычеркнуть. Вот были мы, а вроде как и не было.