Онлайн-конференция

Вопрос от 28.04.2016 09:25:32

Ольга: Однозначно, преподаватель, тренер быть знаком с анатомией. Надо знать какие есть противопоказания. Многие приходят с артрозами, сколиозами - это распространенное в наш век заболевание. Для саморазвития я, например, оканчивала курсы по кинезиотейпированию, и если вдруг происходит какая-то травма, я могу ее адаптировать, обезболить, чтобы человек мог с ней какое-то время находиться. Надо знать, как ты будешь допускать человека к нагрузкам. Надо знать какая мышца тянется.

Ведущая: А требуются какие-то медицинские справки от посетителей, что у него с сердцем все хорошо? Может, человек приходит к вам заниматься, а у него инсульт, инфаркт?

Константин: Я хочу сказать, что в отличие от серьезных направлений, спортивно-бального, где уже требуется справка, допускающая нагрузки. В социальных танцах, существует мнение, что можно даже без образования преподавать. Это все до первого случая. Несмотря на то, что в аргентинском танго нет нагрузок, бывают ситуации, когда человек перенапрягся. Поэтому я за то, чтобы любой человек, который любые танцы преподает, имел понятие о хореографии, о строении человека, мог каким-то образом анализировать нагрузку, которую он дает.

Ведущая: Павел, а в современной хореографии, травматизма поменьше?

Павел: Если все правильно, тренер – это человек с высшим физкультурным образованием, педагог- это человек с высшим педагогическим образованием, хореограф – это хореографическое образование. Именно высшее. Поэтому, если человек работает тренером или преподавателем, этот человек должен быть с образованием. Я преподаю брейк-данс. В нашей стране по моему направлению образование нельзя получить. Я заканчивал народное отделение. Это-первое. Второе. Мы требуем у всех медицинские справки, даже из кожвенерологии. Мы требуем справки от терапевта, он решает, с какими отклонениями можно заниматься или нельзя. Что касается, современных стилей. Травматизм – тут все зависит от человека, который занимается. И от преподавателя. Я, например, могу оказать медицинскую помощь или консультацию, т.к. сам получал много травм, не было преподавателей. Учились всему сами. Сейчас все делается методично, и сейчас знания позволяют, чтобы подсказать, как лучше сделать, чтобы не было травм и с какими противопоказаниями лучше не заниматься. Но, тем не менее, травмы все равно есть.

Ведущая: Галина, как вы ранжируете девушек, которые приходят заниматься и достичь определенного результата, но по своим физиологическим возможностям не могут, и тех, кто халтурит?

Галина: На сегодняшний день системы в pole dance нет, развивают все, как понимают этот спорт или танец и делают что-то свое. В моей школе мы стараемся увидеть сразу на старте, на первых разминках и простых упражнениях, где есть эффект, где меньше, где больше нужны нагрузки. Халтурящих у нас нет. У меня спортивная школа по пилону. И, соответственно, я исключаю экзотики, разговоры, немножко дисциплины в этом плане не хватает, чтобы сделать более серьезное отношение к этому направлению. Я ставлю основой - дисциплинировать человека, который ко мне приходит, который у меня занимается. Я не ищу преподавателей. Преподавателей делаю я. Они учатся у меня. Они научились, они встают в базу, они ее понимают и теперь экспериментируют, стажируются, также стараются получить практический опыт. Те же медицинские особенности. Справка обязательна. К своему телу должна быть дисциплина. Соответственно, свое тело уважайте, объясняйте, держите меня в курсе, чтобы чуть что, ничего не происходило. Иногда спрашивают, можно ли мне заниматься, если у меня третья степень сколиоза? Я говорю, что нужна справка, как врач к этому относится. Говорят, что допускает. Врачи допускают физические нагрузки, но мы не перегружаем. В моих интересах теперь составить программу, не перегрузить одну сторону, но дать работать и второй.