Змея и кошка

09.04.2003
"Аргументы и факты в Белоруссии", 9 апреля 2003 г.


Для тех, кто еще не в курсе: телепередачу "Школа злословия" можно смотреть в ночь со среды на четверг на Первом национальном канале. В ней показывают двух девушек в экстравагантных одеждах и с оригинальными прическами, в гости к которым приходят разные популярные или известные в определенных кругах мужчины. Вместе с ними девушки, обложившись подушками, принимают непринужденное горизонтальное положение и начинают...
В этот момент девушки называют себя "ночными": Ночная Аня и Ночная Вика. У них есть, конечно, и "дневные" фамилии, но к телевидению они отношения не имеют, поэтому мы решили их не называть, ограничившись творческими псевдонимами.

Ночная Аня (Н.А.) - Вчера я встретилась с одним начинающим фотохудожником, и он просился в передачу на следующий сезон: "Я пока не готов. Не так знаменит, как ваши гости. Но мне очень любопытно попробовать свои силы". "Школа злословия" - это испытание для мужчин, уверенных в себе: насколько они могут быстро и красиво отвечать на внешние раздражители. Кроме наших обнаженных плеч, это еще и какие-то вопросы.
Ночная Вика (Н.В.) - Не плеч, а красоты.

- Ваша задача - раскрыть мужчину?
Н.А. - Да. Причем они идут на это добровольно. Это как тарзанка - аттракцион, острые ощущения. Между нами такая заряженная атмосфера, когда в нее попадаешь, испытываешь то, чего до этого не испытывал.
Н.В. - Это близко к оргазму, только лучше.

- Потому что сразу с двумя девушками?
Н.В. - Это же мечта многих!

- Когда вы утверждали концепцию программы, убеждали руководство канала...
Н.А. - Мы никого не убеждали. Нам позвонил программный директор Владимир Максимков и пригласил поучаствовать в новом проекте БТ, зная о том, что у нас уже был "пилот" (пробный выпуск. - Прим. ред.).

- Но ведь ничего подобного на БТ до сих пор не было: канал воспринимался иначе: официоз, программы о селе, "вячоркi". И тут на тебе...
Н.В. - Это устаревший стереотип. Теперь БТ - модный и прогрессивный канал. Мне понравилось, как сказал один из наших последних героев - музыкант Пiт Паўлаў: "Вось з явiлася перадачка маёй мары: дзве дзеўкi прыгожыя ў ложку, ляжыш сабе, гаворыш...". Мы действительно лежим и о чем-то говорим...
Н.А. - Этот обычное ток-шоу, без премудростей - все дело в personality. Но в любом случае, мы - это шоу.

- Знаете, я уже чувствую, как сложно мне будет объяснить читателям этот английский термин - "personality". Объясните сами?
Н.В. - Аня, не переводи - это будет смешно... В общем, она имела в виду, что она - звезда.

- Вы, значит, - шоу, а тот, кто лежит между вами, - проводит "ток". Так с самого начала задумано, что вас в передаче должно быть больше, чем приглашенного гостя?
Н.А. - Это как получится - насколько приглашенный герой сильная личность, насколько он не боится...
Н.В. - Каждые съемки - это мини-кино в стиле артхаус. Когда ты приглашаешь мужчину, ты ведь не знаешь, как он будет себя вести. Бывают обескураженные, у кого-то руки трясутся. Например, Сергей Безруков ожидал, что мы будем задавать ему, скажем, такие вопросы: "Сергей, вы состоялись как актер в этой жизни?". И он уже приготовился отвечать на эти вопросы, но не тут-то было.
Н.А. - Андрей Разин заметил, что депутата российской Госдумы никогда еще не укладывали в постель перед избирателями.

- Как, кстати, вы их укладываете? Что, мужчина лежа говорит не так, как сидя
Н.В. - Это ночной эфир, а ночью люди лежат. Тем более у телевизора.
Н.А. - Но мы можем и стоя устраивать наше шоу - это не зависит от положения тела.

- Может, в этом есть некие эротические мотивы?
Н.А. - Мы специально не педалируем эту тему. Иногда получается, иногда нет. Все зависит от того, насколько мужчина боится своей жены.
Н.В. - Есть еще категория мужчин, которые не спят с женщинами, - я имею в виду гомосексуалистов. Они тоже не укладываются, предпочитают сидя. А мужчины с нормальной ориентацией легко прыгают в эту позу.

- Как оно - бремя популярности: давит?
Н.В. - Есть множество приятных моментов. Вчера подошел мужчина, и сказал, что его маленький сын не может уснуть со среды на четверг, ждет нашей передачи, нашего состязания "добрая - злая, злая - добрая". За последнее время такое признание - один из самых приятных моментов. Действительно, мне кажется, что на БТ ничего такого не было, и мы попали в точку: нас воспринимает даже десятилетний ребенок.

- А что говорят злые зрители?
Н.А. - Да, есть недоброжелатели, которым, например, не нравятся наши прически или костюмы.

- Но в прическах, кажется, ничего особо авангардного нет.
Н.А. - Это особый ночной стиль, что и раздражает некоторых женщин.
Н.В. - У нас в обществе еще не выработалось отношение к звездам. Человек из телевизора воспринимается как человек, чего-то достигший. А ведь мы ничего не достигли. Мы "сели в телек", разговариваем, оставаясь самими собой. Но к нам уже начинают придираться: прически не такие, платья не те...
Н.А. - Но за сезон было мало критических звонков и писем, в основном просили повторить какую-нибудь передачу.
Н.В. - Наоборот, предлагают лимузины, туры за границу. Приглашают вести банкеты. Но мы отказываемся, потому что нам стыдно, нам кажется, что мы не клоуны, мы - журналисты.

- Как вы "копите яд" к своим передачам
Н.В. - Мне в этом смысле повезло: по восточному гороскопу я Змея.
Н.А. - А я - мягкая кошечка, у которой есть коготки. Которая приластится, пригреется, а потом нет-нет да и выпустит их... Кошки такие.

- Бывает, что ваши герои уходят с передач обиженными?
Н.А. - Обижаются, потому что иногда люди соглашаются прийти на телевидение, даже толком не разобравшись, в какую программу их зовут. Он идет на интервью и думает, что его будут спрашивать о творческих планах. А вместо этого он получает не очень удобный вопрос, ответить на который у него недостает чувства юмора, он уходит недовольный. Таких случаев за полгода было всего два - один гомосексуалист и один "рок-король".

- Есть такая традиция: после того как в белорусском шоу-бизнесе появляется что-то оригинальное, через какое-то время это всплывает в Москве. А как у вас?
Н.А. - В настоящий момент нас устраивает то информационное поле, в котором мы работаем.
Н.В. - Более того, нас возмущает, что на телеканале "Культура" появился аналог нашей передачи.
Н.А. - Предыстория такова. Свой пилотный выпуск мы записывали больше 2 лет назад. Он у нас сохранился, на него зарегистрированы авторские права. В этом "пилоте" принимали участие братья Пинигины. Режиссер тогдашнего пилота потом уехал в Москву, и программа, которая выходит сейчас на телеканале "Культура", очень напоминает схему той нашей прежней передачи. Мы пока не судимся, потому что это займет очень много времени. Нас пытались самих уличить в плагиате, но юридически мы правы, поэтому даже ничего на этот счет не комментируем.

- Телезрители смотрят на ведущих телешоу и думают: а какие они в жизни?
Н.В. - У нас был такой момент: мы сняли одного известного российского актера и потом пошли в ресторан. Сели друг напротив друга. Аня мне говорит: "Знаешь, никогда не видела без маникюра звезду такого уровня". А я ей отвечаю: "Да, и уши у него грязные". Потом мы засмеялись и спросили друг у друга: вы - "Школа злословия"? Это я к тому, что в передаче все, как в жизни.

- Вы все-таки отдаете себе отчет в том, что злословить - это плохо?
Н.А. - Это условно, на самом деле, мы не злословим. Просто шутим. "Школа злословия" - это всего лишь брэнд, название. Ни один наш гость не ушел от нас, не спросив: "А где, собственно, злословие?"

Илья ПРЕРИЕВ.