Женский взгляд "Зоны X"

30.10.2004
“Советская Белоруссия”, 30 октября 2004 г.


Еженедельная правовая программа АТН Первого национального телеканала "Зона Х" в новом сезоне выходит два раза в неделю. По вторникам и пятницам, после информационного канала "Панорама". В начале недели ведущий Егор Ливай знакомит телезрителей с обзором и анализом криминальных событий в Беларуси. А по пятницам о социальных проблемах современного общества с экрана рассказывает Виолетта Соколович. Если мужская "Зона Х" более жесткая и непримиримая, то женская, как и положено, имеет более мягкий и дискуссионный взгляд.

- Виолетта, ты ведь училась на экономиста. А стала журналистом. Как это случилось?
- Будучи студенткой университета информатики и радиоэлектроники, пришла на телевидение в качестве практикантки. И поняла - телевидение мое призвание. Всегда хотелось быть в гуще событий. Вот уже 4 года я работаю репортером криминальных новостей.

- Достаточно экзотическая работа для девушки, ты не находишь?
- Обычная, аналитическая. Сегодня мы уже не стремимся показывать трупы и кровь в кадре, как это было популярно несколько лет назад. Тенденции освещения криминальных новостей изменились во всем мире. Сейчас актуально делать упор на собственно расследование. Зрителю интересно проследить всю криминальную цепочку с момента совершения злодеяния до мельчайших подробностей раскрытия преступления. Получается что-то вроде сериала, только документального. Безусловно, помимо информационной задачи, у криминальных новостей есть и скрытая, воспитательная. Мы доказываем, что от правосудия никому не уйти. Думаю, это дает повод задуматься, стоит ли ввязываться в сомнительную авантюру.

- За четыре года работы в этой сфере тебе пришлось повидать всякого. Как не стать циником на такой работе?
- Работа, конечно, накладывает отпечаток - на многие вещи я действительно стала смотреть спокойнее. Но это вовсе не означает, что я имею право навязывать свои взгляды зрителю.

- У тебя, кстати, есть свое мнение насчет того, стоит ли в прямом эфире показывать, например, захват заложников?
- Телевидение отражает жизнь. Если с наших улиц исчезли "лохотронщики", то и из эфира пропали сюжеты о таком виде мошенничества. До тех пор, пока в реальности будут происходить теракты, телевидение будет вынуждено информировать об этом. А в условиях конкуренции телекомпании будут стремиться показать их более оперативно, четко, крупным планом. С этим ничего нельзя поделать.

- А что думают по этому поводу сами телезрители? У вас, кстати, есть с ними обратная связь?
- Да. Нам много пишут. Иногда смешные письма с просьбами помочь сделать ремонт или вернуть неверного мужа в семью. Нам, конечно, очень лестно, что программе доверяют... Впрочем, в большинстве случаев приходят письма, в которых предлагают темы расследований. Это очень помогает нам делать "Зону Х" интересной и беспристрастной.

- Еще несколько лет назад вести программу не входило в твои творческие планы. Что изменилось?
- По большому счету, ничего. Я по-прежнему остаюсь репортером криминальных новостей. Мне это интересно. И, кажется, у меня это получается. А к работе в кадре я не отношусь с каким-то особым чувством. Я понимаю: сегодня программу могу вести я, завтра - кто-то другой. Моя профессия - это новости.

- А правда, что ты мужа нашла на работе?
- Можно и так сказать. Мы познакомились на работе. Он был журналистом, но в милицейской форме. Сейчас возглавляет службу информации на одной из радиостанций. Так что у нас общие интересы и в жизни, и на работе. Возможно, это даже пикантно, особенно когда начинаем спорить. Но даже при таких обстоятельствах нам никогда не бывает скучно друг с другом.

Анна ШАДРИНА, "СБ".