Все оттенки черного

13.11.2009
"Беларусь сегодня. СБ", 13 ноября 2009 г.


Очередной выпуск ток-шоу "Ответный ход" будет посвящен проблеме, которой в Беларуси официально не существует, - эвтаназии. Но обсуждают ее все последнее десятилетие. Бурно, горячо. Страсти кипели и на записи программы. Аудитория в студии четко поделилась: кто - за право человека на "благую смерть", кто - против. И никаких полутонов.
"За" - в первую очередь те, кто чужие смертные муки наблюдал собственными глазами. И это, как оказалось, не только родные, близкие, работники хосписов, но и некоторые маститые медики - скажем, директор РНПЦ неврологии и нейрохирургии Сергей Лихачев. С одной, правда, существенной оговоркой: если страдания действительно невыносимы и медицина бессильна помочь. "Против" - представители духовенства (их главный аргумент: срок человеческой жизни прописан свыше) и... те же медики. Одни - потому что верят: боль - понятие относительное и ценна каждая прожитая секунда, другие задают простой вопрос: "Кто будет нажимать "кнопку"?" В самом деле, разве медиков учили убивать, пусть даже из сострадания? Разве поменялся главный врачебный принцип "не навреди"? С другой стороны, осаживают оппоненты, что хуже, - при виде агонии лишь развести руками или помочь человеку уйти с миром в душе? Разве гуманно это в XXI веке - не предлагать кричащему от боли никакой альтернативы, кроме нравоучений и ссылок на библейские заповеди? Да, хосписное движение в Беларуси расширяется и паллиативные отделения созданы в каждом регионе. Но медики первыми же признают: их все равно катастрофически мало! "Ну так давайте все силы бросим на развитие хосписов, - парирует другая сторона. - Конечно, проще, "удобнее" всего разрешить эвтаназию и умыть руки!"
В общем, спор этот мог длиться еще несколько часов эфира, с таким же эмоциональным накалом и, увы, так же бесплодно. Потому что каждый в итоге остался при своем мнении. И даже ведущий ток-шоу Александр Мартыненко честно признал, что не пришел ни к какому определенному выводу. Может быть, мы пока готовы эвтаназию только обсуждать, но ведь это уже немало - услышать другого. Как минимум дважды все спорщики в студии, не сговариваясь, замирали. Первый раз - после пронзительного сюжета Дарьи Корешковой. И второй раз - когда руководитель Белорусского детского хосписа Анна Горчакова рассказала историю умирающего мальчика, которому голландские врачи дали три таблетки на тот самый, крайний, случай и который до последнего мгновения то сжимал, то разжимал кулачок. Но так их и не принял...

Людмила КИРИЛЛОВА.