Вольный казак Владимир Суббот

09.07.2005
"Советская Белоруссия", 9 июля 2005 г.


Тележурналист Владимир Суббот - старожил белорусского эфира. Его программа "Вяскоўцы" выходила в эфире БТ более десяти лет. Все эти годы Владимир Павлович с любовью рассказывал нам о белорусской деревне, ее жителях, национальном характере. Рассказывал с таким профессионализмом, что не раз получал престижные телевизионные премии на международных фестивалях. Последний "трофей" в коллекцию получил совсем недавно - на XII фестивале "Агромир" в Киеве за фильм "Забыць цябе не маю сiлы". Эта премия стала отличным подарком к юбилею: этим летом Владимир Павлович отметил 30 лет творческой деятельности. И, несмотря на нынешнюю ответственную должность генерального продюсера Первого Национального телеканала, по-прежнему ездит в командировки и следит, чем дышит белорусская деревня. Но юбилей - это прежде всего повод подвести промежуточные итоги...

- Владимир Павлович, из ваших однокурсников вышло много звезд?
- Скорее, много незаменимых "рабочих лошадок" журналистики. Да и вообще, что это такое - звезда в журналистике? Чтобы стать звездой, надо выбрать свою специализацию и заниматься ею все время, развиваться, совершенствоваться. А наши нынешние молодые звезды часто страдают нарциссизмом.

- Ваши студенты проявляют интерес к сельской тематике?
- Я все время стараюсь кого-то подтолкнуть к ней. Хотя, конечно, эта специализация на любителя. Если приводить в сельскую тему силой - это может сразу вызвать отторжение. Я, например, брал в командировки свою дочь. Она делала телезарисовки о людях села. Может быть, я был слишком требовательным и где-то перегнул палку. Из передачи она ушла. Думаю, теперь подойду к этому вопросу с несколько другой стороны.

- У вас, кроме журналистского, есть и специализированное, сельскохозяйственное образование, не так ли?..
- Даже два. После школы я окончил столинский техникум. Получил диплом техника-плановика. А после журфака пошел в Белорусскую сельскохозяйственную академию в Горках и там окончил экономический факультет по специализации экономика и организация сельскохозяйственного производства. Потому для меня село, как океан для кита. Жаль, что журналистика прекрасна только тогда, когда ты молод, когда бурлит душа и мир видится через розовые очки. Когда жизнь тебя потерла, помотала, начинаешь смотреть на все более реально, работать становится сложнее. Чувствуешь ответственность за каждое слово в эфире, за каждый поступок. Но мне всегда, кстати, везло на героев. Я общался и с афро-американцами в Соединенных Штатах, и с аборигенами в Африке и Австралии, и с простыми крестьянами в Зимбабве и Китае... Когда хочешь найти общий язык, всегда его найдешь.

- А кто для вас главный критик?
- Мнение близких - это главное мерило для меня. Каждая моя радио- или телепередача - своеобразное письмо маме, в котором хочется подарить ей больше приятного. На мой взгляд, когда ты начинаешь делать программу для всех, любое творчество превращается в ширпотреб.

- Вам везет на коллег?
- Безусловно. Мне посчастливилось работать 15 лет с прекрасным режиссером Валентиной Николаевной Гумилевской. Она очень образованный, интеллигентный человек. Я - с Полесья, а она - рафинированная минчанка. Тем не менее у нас получился прекрасный тандем. Дважды мы получали Гран-при на международных телефестивалях. С ней мы сделали и наш новый фильм.
Я уговорил ее поехать со мной в командировку в чернобыльскую зону, куда мы до этого 15 лет назад ездили. Мы решили проведать нашу знакомую - бабку Ольгу Данченко. Она жила одна в выселенной деревне Дубровное Брагинского района. Приехали, и нам сказали, что баба Оля зимой умерла... Это как раз была Радоница, и мы решили съездить на местное кладбище за деревней. Туда приехали люди из разных уголков СНГ, те, кто похоронил родственников и был вынужден покинуть родные места после аварии. Мы решили показать через их боль, через их чувства, почему этот край они никак не могут забыть. Одна из героинь фильма - молодая девушка - говорит в кадре: "Тут моя мама лежит, тут - моя подруга, а я хочу лежать между ними". Говорят об этом они уже без рыданий, светло. Этот милый их сердцу уголок мы показали без патетики и высокопарности.

- Как вы считаете, телевидению не хватает проблемного взгляда?
- Чтобы поднять проблему, надо ее знать. С наскока ничего путного не сделаешь. Наша журналистская цель - создать общественное мнение. Мы проблем не решаем. Мы должны сказать обществу, что такая проблема существует, заострить на ней внимание. Как журналист это сделает, зависит уже от его подготовки и мастерства.

- Вы легко согласились на должность генерального продюсера?
- Я долго думал, стоит ли мне в 54 года так круто менять свою жизнь. До этого я 29 лет проработал в журналистике, был как вольный казак в степи: скакал куда хотел - и вдруг замыкаться в административные рамки? В общем, сомнения меня мучили.
А еще раньше, в 2002 году, я был вынужден уйти на Столичное телевидение. У меня не сложились отношения с тогдашним председателем Белтелерадиокомпании. Он считал, что сельская тематика телевидению не нужна. Но сегодня снова пришли к тому, что Первый Национальный в первую очередь должен быть национальным и отражать весь спектр проблем, которыми живет республика. Телевидение без освещения этих проблем - это как обеденный стол без борща. Кислый он, вкусный или соленый - не наше дело. Главное, что это должно быть.

- Но согласитесь, что у российского телевидения есть перекос в сторону развлекательного вещания, что уже несколько приелось...
- Да. Кроме этого, на российском ТВ все-таки много "чернухи": там - убили, там - посадили, там - пожар... Это, по-моему, деморализует общество и рождает страх. Журналисты не должны нагнетать обстановку. Мы должны радоваться жизни и каждому дню, а не бояться, что на тебя кирпич упадет. Все под Господом ходим. В этом вся мудрость. И я думаю, журналист должен быть таким - лететь на крыльях всю жизнь вперед, без оглядки. Если будешь оглядываться, обязательно споткнешься.

Валентин ПЕПЕЛЯЕВ.