Виолетта Соколович: "Я ведущая одной роли и человек режима"

23.01.2016

"Сельская газета"

Ведущая популярной программы "Зона Х" рассказала, чем покорила руководство.

Заведующую отделом криминальных новостей АТН Белтелерадиокомпании, ведущую популярной программы "Зона Х" застаю в делах. Команда слаженно отработала под ее руководством и выдала оперативные сюжеты для очередного выпуска. Не все еще отточено - акценты в речи, интонация, мимика и жесты... Рейтинг "Зоны Х", которой в ноябре исполнилось 15 лет, неизменно высокий. А совсем недавно команда запустила еще один проект "Закон и порядок". В нем раскрываются психология совершения преступления и профессиональные секреты сотрудников милиции. Прямо скажем, работать с такой информацией непросто - ведь постоянно сталкиваешься с нелицеприятными и часто ранящими сердце фактами, рискуешь завести недоброжелателей из криминального мира.

- Виолетта, на экране вы смотритесь, пожалуй, так же эффектно, как на службе девушка-милиционер. Как занесло вас в столь неженскую тематику и в журналистику в принципе?

- Поспорю с вами. Профессия телеведущего женщинам как раз таки к лицу. Никакой роли не играет, ведет ли она программу про искусство, культуру или спорт. С "Зоной Х" я почти с момента ее рождения, попала на ТВ спустя пару месяцев после ее первого выхода. Признаюсь, переходить в какой-то проект сложно, потому что тебя ассоциируют именно с этим. Как говорят, актер одной роли. Но в этом проблемы не вижу, здесь мне нравится.

По образованию я экономист, но судьба свела меня с людьми, которые работают на телевидении. Попробовала, и оказалось, что это мое. В начале как практикант долго ездила на съемки и смотрела, как работают опытные репортеры. Много читала прессы и смотрела телепрограмм, а потом получила "корочку" тележурналиста на курсах у нас в компании. В процессе репортерской работы выработалась своя подача информации, и так вышел тот образ, в котором и работаю.

- Да уж, образ "каменной леди" на экране у вас устоявшийся. А в жизни?

- Согласитесь, было бы глупо, если бы я улыбалась в кадре и хлопала глазками, рассказывая о трагичных вещах. Информация, которую мы подаем, далеко не радужная, но я стараюсь все равно вносить немного иронии в тексты, которые пишу. Где-то не то чтобы улыбнуться, но показать, что к каким-то проблемам можно относиться проще, а не говорить: криминал - это ужас-ужас. Знать нужно все и делать из происходящего выводы.

- Если кому-то доводилось вызывать "скорую помощь", то, наверное, многие обратят внимание на некоторую холодность, эмоциональную отстраненность прибывших медиков. То же самое бывает и с милиционерами, журналистами. Психологи говорят об "эмоциональном выгорании", термин ввел американский психиатр Фрейденбергер. Не замечали этого за собой?

- Нет... Возможно, выгорание у меня тоже было, но я люблю то, чем занимаюсь. Внутренние силы, позитивный и адекватный взгляд на жизнь, работа - наверняка они не позволяют уйти в рутину. Сам себя подпитываешь чем-то, чтобы было интересно и тебе и зрителям.

- "Зона Х" - одна из самых рейтинговых передач на БТ. Как думаете, секрет популярности в том, что криминал - "остренькая" тема, на которую, как на крючок, цепляют аудиторию СМИ, или большую роль играют "спецэффекты"?

- Здесь совокупность нескольких факторов. Не секрет, что люди хотят хлеба и зрелищ, последнее мы, телевизионщики, и предоставляем. Во-первых, тематика действительно топовая. Во-вторых, программа оперативная, информацию о происходящем предоставляем, что называется, с колес. Причем не только криминального, но и экономического, социального характера. В-третьих, секрет в том, как мы ее подаем. Несколько раз меняли формат и обязательно будем вносить что-то новое. У нас существуют блоки, посвященные ГАИ, МЧС и так далее. В конце программы стараемся давать лайт-новости, чтобы оставлять легкое послевкусие. Модернизировали итоговый проект, который выходит по пятницам. Более полно стараемся раскрыть тему, найти истоки преступления, как все начиналось.

И, наконец, команда профессионалов - тот золотой резерв, который у нас есть. Они любят свое дело, готовы работать в выходной, ночью и помогать друг другу.

- Давайте поговорим о проекте "Закон и порядок", который стартовал 11 января. Удается ли реализовывать все задумки, показывать психологию "темной стороны общества"?

- Благодаря таким проектам мы ищем вдохновение. Отвлекаешься от каждодневной работы. Здесь больше раздолья для творчества. Формат программы позволяет раскрыть все этапы преступления - как оно зарождалось, какой человек его совершил и как это закончилось. А финал обычно один - преступник будет сидеть в тюрьме.

- В первом фильме было очень интересно узнать о громком преступлении 30-летней давности - об ограблении ГУМа. Настоящий детектив. Откуда черпаете такие факты?

- Проект совместный с Министерством внутренних дел. Мы сотрудничаем, задаем тему, они помогают подобрать факты, найти очевидцев историй энной давности. Об этом случае могли сохраниться истории разве что в каком-либо учебнике Академии МВД. Мы пытались показать, что происходило, например, в 1970-м и что происходит уже в наши дни, в XXI веке.

- Не боитесь, что, прописывая психологию преступников в фильме, механизм раскрытия преступления милицией, смекалку тех и других, можете стать наглядным пособием для правонарушителей? Посмотрят и смекнут, что не нужно ни в коем случае делать…

- Телезрители нам часто задают этот вопрос. Знаете, не боюсь! Потому что, раскрывая все детали, мы подчеркиваем, что преступник неизбежно будет изобличен и наказан. Это своего рода наглядное пособие, как нельзя поступать.

- В расследованиях, которые проводят ваши журналисты, наверняка много "препонов". Не представляю, как вам удается уговорить преступника рассказать о совершенном преступлении. Часто на лице собеседников ретушь, всегда ли рассказчик реальный?

- (Смеется. - Прим. авт.) Вы знаете нашу телекухню. Помните, как в фильме "Человек с бульвара Капуцинов" героиня произносит: "О, Джонни, я хочу как в синематографе. Прошу тебя, сделай монтаж". В основном персонажи настоящие. Ну а не показываем лицо, потому что соблюдаем правовые нормы. Например, если вина человека судом не доказана, мы не имеем права всем давать его увидеть. Возможно, на самом деле он кристально чистой души человек. Бывают моменты, к примеру, когда жертва преступления не хочет рассказывать о том, что произошло, на камеру, но готова придать огласке пережитое. Случается подобное крайне редко, но подчеркну - истории реальные.

- А всегда ли удается сотрудничество с милиционерами?

- Понимаю, что для милиционера дружба с журналистом - рискованное дело. Но, пожалуй, за время работы мы завоевали авторитет, и наше честное слово дорогого стоит. У многих из команды имеются личные контакты с представителями разных ведомств. Если мы владеем какой-то секретной информацией и ее хотелось бы выдать в эфир первыми, то здесь ищем компромисс с правоохранительными ведомствами. В первую очередь мы работаем для зрителя.

- Виолетта, вы сами ездили на места происшествий и преступлений. Бывают такие моменты, когда откровенно страшно?

- Как правило, когда страдают дети. Заходишь в дом неблагополучной семьи, не столько шокирует увиденное, сколько страшно и больно от того, что в этой грязи живет маленький ребенок. Что из него вырастет, когда он ничего не видит, кроме негатива? Понимаешь, что лишить родительских прав людей - вопрос непростой, нужно много согласований, проверок. Понятно, что если ребенок погиб в ДТП, то его не вернешь, но в таких ситуациях всегда стараешься помочь, обратить внимание на проблему социальных служб. Больно и тяжело, но такова наша работа.

- Угрожала ли опасность вашим сотрудникам и вам лично от криминального мира после, например, журналистских расследований?

- Нам не то чтобы угрожали, но предупреждали, что не стоит так часто рассказывать о криминальных элементах.

- По мне, так есть информация и факты, и все.

- Мы тоже при таком мнении. Пытаемся вопрос решить мирно.

- Я бы не разрешала детской аудитории показывать НТВ. Сплошь и рядом сцены убийства и кровь. Есть сегмент аудитории, которому бы вы не советовали смотреть "Зону Х"?

- Конечно, людям со слабой психикой не рекомендовано. Правда, у нас существует табу на показ сцен жестокости, насилия, крови. Телевидение - это все-таки картинка, и визуальное восприятие здесь больше, чем на слух. Плюс существуют возрастные ограничения программ. Это уже вопрос экспертов, они решают возрастную классификацию информационной продукции. Скажу, что, возможно, детям и не стоит смотреть, но есть риск - черпая информацию в том же интернете, они натолкнутся на гораздо более травмирующие психику видео и картинки. Может быть, нашу программу как наглядное пособие о том, что происходит и что не надо делать, им и стоило бы посмотреть. Опять-таки не в три и не в пять лет, а в сознательном возрасте.

- Какими качествами должен обладать ваш корреспондент? Возможно, кто-то из них перешел в ваш отдел из милиции?

- Коммуникабельность, инициативность, грамотная речь, знание русского и белорусского языков, желательно и иностранного, конечно, журналистские навыки. Стрессоустойчивость. Корреспондент должен быть человеком решительным, уверенным в себе. Хорошее чувство юмора лишь будет способствовать его работе, по себе знаю.

Бывших милиционеров, насколько помню, не было, много людей к нам приходило с юридическим образованием, экономическим или филологическим. Есть лингвисты.

- Вы заведуете отделом криминальных новостей АТН, руководите программой "Зона Х". А ведь наверняка на такую должность претендовали многие коллеги. Какими качествами вам удалось покорить руководство?

- Вероятно, профессионализмом и опытом. Еще я очень открытый человек, у меня гипертрофированное чувство справедливости. Для меня важно, чтобы соблюдались правила, или, если можно так сказать, устав. Я человек режима, и если у нас есть правила и график, их надо соблюдать. Но наши люди творческие, и многим свойственно не ориентироваться во времени, не хватает самоорганизованности. Для этого существуют штрафные санкции.

- Вы рассказывали, что ради работы вам надо было прыгать с парашютом, хотя в обычной жизни ни за что не согласились бы... Вы карьеристка?

- Наверное, да. В любом человеке есть амбиции, и я готова чем-то пожертвовать ради их реализации. Например, свободным временем, которое можно было бы провести с родными и близкими. Надеюсь, муж меня понимает, потому что он и сам журналист. Конечно, я не готова пойти по головам ради должности или заработать плюсик от руководства.

- Дома бразды правления отдаете мужу?

- Да, лидер я на работе. Хотя у нас, наверное, паритетные права. Как мужчина, так и женщина должны нести равную ответственность и по ведению хозяйства, и за ребенка.

- Как отвлекаетесь от негатива после работы?

- Кино, театры, книги, спорт... Недавно сходила на фильм "Выживший". Тяжелое кино, но игра Ди Каприо была безупречна, надеюсь, он получит "Оскара". Хожу в баню, по выходным с друзьями играем в волейбол. Недавно вернулась из отпуска. Путешествуя, обращаю внимание, как работают люди в информационной тематике, как делают новости. Часто ловлю себя на мысли, что сравниваю. А иногда делаю вывод, что наши проекты интереснее.

- Спасибо за беседу!

Виктория КОРШУК.