Вечера белорусского телевидения

17.03.2004
“Аргументы и факты”, 17 марта 2004 г.


Что может быть проще и труднее одновременно, когда муж и жена работают в одной сфере? Вопросы творческой кухни плавно перетекают на кухню реальную. И наоборот. Как с этим справляются супруги Оксана и Анатолий ВЕЧЕР, музыкальные ведущие и клипмейкеры?

Оксана: - Познакомились мы в 1989 году в общежитии - оба пришли в гости к нашему общему другу. Я тогда училась на 2-м курсе Института культуры. Мне было 18 лет, и я, жизни еще совсем не видавшая, как раз только приехала в большой город (Оксана родом из Кореличей) А Вечер уже был парень поживший: после армии, после первой жены. И вот была я в эдакой полудепрессии, исканиях, свойственных юным особам, и Вечера приняла как старшего товарища: положила голову ему на плечо и жаловалась, скулила, какая жизнь тяжелая. Я и сейчас так могу.

- У вас схожие взгляды на жизнь?
Оксана: - Не думаю. Мужчины такие прагматики - много думают о том, как извлечь пользу, а девушки - романтичные, видят многое в возвышенных тонах, а жизнь, она такая, посередине. Вот и нашу встречу, Анатолий сказал об этом совсем недавно, он воспринимал не так, как я...
Анатолий: - По сути, какая разница, что было изначально. Важно, что получилось потом.

- Как получилось, что вы стали работать вместе?
Оксана: - Сначала Анатолий привел меня на радио. Я вот недавно вспоминала первую свою передачу - обзор солдатских писем.
Анатолий: - Да, на радио было проще. Я привел Оксану, и она сразу "пошла": все у нее получалось. А вот на телевидении Оксане было трудно прижиться. Я пришел работать в "Крок" и привлекал Оксану на разные сюжеты. Очень многие тогда считали, что она - "подставка для микрофона", и тексты для нее пишу я, выдаю за ее работу. И только когда я ушел в музыкальную редакцию и она начала работать одна, Оксану стали воспринимать как профессионала. По-настоящему же ее оценили только с программой "Музыкальная обойма".

- Оксана, насколько трудно было жить с таким "непризнаванием"?
Оксана: - Как понимаю уже сейчас - я была за этим или над этим. Для меня не существовало этих сплетен-наговоров: я узнала об этом гораздо позднее. А тогда просто делала свою работу и никакого анализа, оценки ее не получала. И очень хорошо. Это сейчас у меня появилась закалка, ирония, щит, а тогда это могло вырасти в жутчайшие комплексы, которые сделали бы меня действительно профнепригодной.

- Вы ругаетесь между собой чаще по профессиональным вопросам или бытовым?
Анатолий: - 15 лет прожить и не ругаться никак не возможно. Это нормально. Но, с другой стороны, хоть пар и нужно выпускать, если ты не прав и даже если прав, лишний раз попросить прощения не повредит. Нужно всегда знать, чего ты хочешь в этой жизни: самовыразиться или сохранить семью.
Оксана: - Ну, одно другому не мешает: самовыражаться можно, но только не за счет другого.
Анатолий: - И все-таки на профессиональной почве чаще я поднимаю скандалы, а на бытовой - Оксана.
Оксана: - А что ж ты хотел? Я вообще не считаю себя идеалом домашней жены! Я не могу целыми днями только и делать, что убирать, убирать, убирать, а оно все не заканчивается... Как-то я пришла на кухню и чуть не заревела: поняла, что все это бесконечно. Что я лягу и умру, а кот все равно пойдет и наделает.

- У вас разные подходы к воспитанию детей?
Оксана: - Приходит с работы уставший папа и начинает: что это такое? Почему ты все им разрешаешь! Почему диски поломаны? И вот однажды он сам взялся за воспитательный процесс. Хватило на один день, зато Алиса накричалась до хрипоты.

- Насколько трудно совмещать работу на телевидении и воспитание двоих детей?
Оксана: - Сейчас не трудно совсем. Это после рождения Полины у меня была депрессия. Ведь раньше я могла идти куда захочу, а тут такое ограничение свободы. А со второй дочкой никаких проблем не было, тем более, что я практически до последнего дня беременности ходила на работу. Да, пожалуй, особых сложностей нет. Часть работы я делаю дома, между горшком и плитой, а если нужно идти на работу - беру ребенка с собой.

- У вас схожие музыкальные пристрастия?
Оксана: - У нас другое: идет "музыкальная война" с нашими детьми, которые слушают абсолютно другую музыку, вовсе не ту, которая нам нравится. Это логично, но меня все равно передергивает, когда моя восьмилетняя Полинка включает что-то вроде "Шоколадного зайца". Люди, которые создают этот продукт, знают, на что давить, чтобы он был удобоваримым. Но, с другой стороны, и принуждать ребенка нельзя. Толя как-то пытался рассказать ей о Высоцком, какой это классный дядя. А после она в детской анкете в графе "Нелюбимый артист" написала "Высоцкий" (любимый - Глюк’оza). Толь, видишь, чего ты добился?

Беседовала Анна АНДРУШЕВИЧ.