У "ВремеЧка" в плену

23.05.2008
"Минский курьер", 23 мая 2008 г.


Полтора года на телеканале "Лад" в эфир выходит самая народная передача отечественного телевидения - "Белорусское времечко". Триста прямых эфиров. И около двух тысяч сюжетов про нашу жизнь... Корреспондент "МК" в минувший понедельник пришла на прямой эфир, сидела в студии тихо, как мышь под веником, среди телекамер, направленных на трех ведущих. И следила, не подсовывают ли редакторы Снегиной, Давыдько и Юманову заранее записанные телефонные сообщения. Сломалась на десятой минуте, увидев и услышав, как ведущие принимают звонки: "А что начальство решило?.. Не позволим!.. Куда вы еще обращались?.. Держите хвост пистолетом... Давайте свой номер телефона..." Срывающимся от волнения голосом телезрительница рассказала на всю страну жуткую историю: на глазах детей, пришедших в зоопарк, работники этого гуманного заведения убивали крольчат, чтобы скормить их зверям. И тут же - другой звонок. Инвалид упал на улице, а скорая никак не едет... А затем прямо за эфирным столом схлестнулись в споре Геннадий Давыдько и Константин Юманов - по поводу больных СПИДом. Причем Геннадий Брониславович тут же выдал импровизацию: "Вообще жизнь человека - террористический акт, где он сам исполнитель".

Слегка ироничная передача "Времечко" - сводная сестра более строгого, застегнутого на все пуговицы "Времени". Это не значит, что она глумливая либо поверхностная, нет, все как раз наоборот. Трое в кадре - верхушка айсберга. На передачу работает полсотни человек - команда. Те, кого мы, телезрители, не видим и не слышим. То есть журналисты, включая корреспондентов в областях, редакторы, техники, режиссеры, гримеры... Редакторы планируют темы эфиров, например, такую: "На что бы вы ввели штрафы?" Корреспонденты ищут героев и снимают сюжеты. Есть четкий сценарий, есть рубрики: "Только в нашей программе", "Слухи и факты", "Ответы на вопросы", "Народные новости" (за лучшую новость недели позвонивший получает приз - 200 тысяч рублей)... Но вдруг посреди передачи сценарий начинает трещать по всем швам.
Позвонила женщина и говорит: "Я из Барановичей. Мужа срочно забрали в Минск, в больницу на операцию, я приехала к нему, а где остановиться, не знаю, нет ни родных, ни знакомых". И только прозвучало это в эфире, как посыпались звонки, и к концу передачи женщине нашли жилье, причем бесплатное. С помощью "Времечка" инвалида обеспечили коляской, пускай и бэушной. Помогли одной растеряше найти кошелек, который она оставила в магазине. "Починили" водопроводную колонку - когда вода уже затопила пол-улицы...
Бывает, передача закончилась, а жизненная история получает продолжение. Может позвонить разгневанный телезритель: "Вы меня обманули! Оболгали! Я теперь стал посмешищем всего города!" Дело в том, что, надеясь на помощь, люди звонят на телеканал, будучи уверены, что правда на их стороне. Но журналисты, прежде чем выдать сюжет в эфир, обязательно проводят расследование. И нередко оказывается: помощь нужна совершенно не тому, кто за ней обратился. Случаются судебные разбирательства с организациями и ведомствами, причем в суд подают на "Белорусское времечко" за нанесение морального ущерба и вреда репутации.
- Эфир бывает разным: иногда после передачи чувствую себя удовлетворенной, а иногда, напротив, не могу всю ночь уснуть, мучаюсь: надо было иначе провести диалог с телезрителем, - рассказывает ведущая, шеф-редактор программы Саша Снегина. - Конечно, мы не служба спасения. Мы не решаем проблемы, мы их только освещаем, вытаскиваем на всеобщее обозрение. Герой "Времечка" - человек, который уже пытался решить свою проблему и готов еще раз пройти вместе с журналистом все круги ада. Поэтому, когда звонят и просят: "Помогите!", первым делом спрашиваем: "А что вы сделали для себя сами?"
Совсем иное отношение к детям. Сейчас ни один эфир не обходится без упоминания имени Антона Добросельского - мальчика, которому необходима пересадка сердца. Деньги на операцию собирают всем миром, на расчетном счету уже сумма, равная примерно тремстам тысячам евро. Причем чаще всего на призыв помочь Антону откликаются люди малообеспеченные, пенсионеры либо родители, у которых свой ребенок болеет. Готовится еще одна акция "Белорусского времечка" - устройство детей-сирот в гостевые семьи. Кстати, если на бытовые проблемы на передаче смотрят с определенной долей иронии, то дети - это святое...
 
- "Белорусское времечко". Здравствуйте! Что случилось?
- Я работаю в банке, мы продаем лотерейные билеты, а если не продадим, начальство заставляет нас их покупать...
Мгновенная реакция ведущих. Давыдько:
- Выиграете миллион и еще будете благодарить свое руководство...
Юманов:
- А вы не покупайте! Боитесь, что выгонят с работы?
 
Ведущие "Времечка" - народ особый. Их на сегодняшний момент шестеро: Саша Снегина, Геннадий Давыдько, Константин Юманов, Юлия Завгородняя, Олег Титков и Сергей Прохоров, причем половина - не журналисты. Но это зрелые люди, которые могут дать телезрителям совет, смикшировать ситуацию легким юмором, способны на импровизацию, а главное - могут очень быстро оценить и сюжет, идущий в эфир, и звонок в студию. Так что спор, а точнее, обмен мнениями во время прямого эфира - вещь закономерная.
В прошлом году "Времечко" объявляло конкурс на народного ведущего. Было много желающих - выбрали троих. "Люди из народа" поработали, попробовали журналистского хлеба. Труд оказался нелегким...
Забредают на передачу московские гости: Илья Олейников, Борис Грачевский, Дмитрий Астрахан. Были и наши певцы, актеры, музыканты, а также юристы, чиновники, специалисты самых разных областей. К гостю проявляют должное внимание, но и заставляют поработать в кадре: выслушать звонок телезрителя, прокомментировать...
В студии во время передачи, как это ни покажется странным, бывает очень шумно, особенно в те минуты, когда телезрители смотрят сюжет. К ведущим подбегают редакторы (в моем присутствии Екатерина Гайкова и Светлана Гринчик), советуют, подсказывают. Гример поправляет прически, промокает пот. Режиссер из аппаратной по громкой связи дает указания...
Сегодня, когда у многих дома есть Интернет, когда пассивное сидение у телевизора ассоциируется с прошлым веком, "Белорусское времечко" осваивает, по сути, ТВ будущего: телезритель и телепроизводитель становятся партнерами. Равноценными? Вряд ли. Тем не менее они будут обмениваться информацией, мнениями, суждениями... Кстати, наше "Времечко" - передача лицензионная. Придумали эту форму москвичи, и наверняка многие еще помнят их эфиры пятнадцатилетней давности. Сейчас российское "Времечко" перешло в формат ток-шоу, его можно увидеть на ТВЦ. Увидеть и сравнить. "Белорусское времечко", может, не такое яркое, но и не заорганизованное, более искреннее.
Депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси Геннадий Давыдько приходит вести передачу после напряженного дня.
- Почему не бросаю "Времечко"? Потому что предельно интересный проект. Я его очень люблю, это мой формат: живое общение с людьми, возможность повлиять на их жизнь в лучшую сторону... Вольно или невольно, но у меня как у депутата прибавилось работы: люди стали чаще обращаться, и слава богу. И пусть они даже не мои избиратели, но я не могу обмануть их надежды. Стараюсь изо всех сил...
Так что запомните эти телефоны: редакция "Белорусского времечка" - 263-81-78, студия - 280-89-15. И звоните, если в вашей жизни что-то происходит: похитили инопланетяне, сломалась машина на проселочной дороге, вырубают любимый клен под окном...

Светлана ШИДЛОВСКАЯ, "МК".