ТВ-мама, или Страна Шоболовка

03.12.2010
"Минский курьер", 3 декабря 2010 г.


Чтобы отыграть на телевидении 45 лет в основном составе, нужно быть вечным двигателем. Или Ниной Шобой. А какие программы! Массовые, азартные, шумные. "Вас вызывает Спортландия", "Чырвоныя гваздзiкi", "Усе мы родам з дзяцiнства", "Сузор'е надзей"... А "Калыханка"!
В Москве один из телецентров называли Шаболовкой, в Минске - Шоболовкой.

Спортландия, вас вызывают

- ТВ - сфера жесткая: лишь бы кого не брали, слабаков не жаловали. Как вы удержались и как выдержали?
- Это любовь! К своей работе и вообще к телевидению. Каждый день на студии - праздник. Как бы трудно ни приходилось, особенно для дома и семьи, ТВ - это было все. Жизнь моя!
На отделении журналистики филфака БГУ нас ничему телевизионному не учили. И когда я приехала с мужем в Гомель (муж - мой однокурсник, его направили в газету, а меня на местную телестудию), сама постигала азы профессии. Ты и автор, и режиссер, и задачу оператора должна продумать, и художника, и музоформителя. Зато потом в Минске работать было намного легче, поскольку прошла школу областного ТВ. У меня выходило по семь передач в месяц.

- Ого!..
- Даже когда была главным редактором редакции программ для детей и юношества, а возглавляла ее больше 20 лет, не могла оставаться только чиновником, хоть и в творческом коллективе. Всегда любила делать собственные передачи.

- Помню, была такая установка: поскольку в маленьких городах, а тем более в деревнях нет филармоний, концертных площадок, театров, музеев, спортивных арен - значит, показать все это богатство живущим на периферии должно телевидение. Приходилось высоко держать планку.
- Именно! Ведь когда-то считали: телевидение - это искусство. Конечно, зрелищность. Но и глубокое содержание. И к этому все стремились. А сейчас... Сплошное кино показывают. Мы что, филиал кинопроката?

- Из многочисленных придуманных вами программ какая наиболее дорога сердцу, какую считаете самой мощной и интересной?
- Конечно, "Спортландия", которая больше 35 (!) лет шла в эфире. И почти все время живьем. Она включала игры с элементами чуть ли не всех видов спорта - мяч, барьеры, скакалка... Чтобы было зрелищно и в то же время спортивно. И чтобы зритель у экрана не оставался пассивным наблюдателем, а выбирал команду и болел за нее. Приходилось и реквизит придумывать, и ведущих готовить. В "Спортландию" стали играть в школах по всей стране. Независимо от ТВ. По-моему, и сейчас играют. Проводили районные спортландии. Программа шагнула с экрана в жизнь. И даже была заложена в план мероприятий Министерства образования.

- Вас узнавали на улице, в метро?
- Однажды ехала в вагоне, а напротив двое юношей с огромным букетом белых пионов. Перешептываются и на меня поглядывают. А потом подходят и говорят: "Это вам букет". Как мне? Вы же его кому-то везете... "Вы ведь Спортландия - значит, вам!"
Увы, с моим уходом передача прекратила свое существование.

Алло, мы ищем таланты

- А еще мне очень нравились большие конкурсные музыкальные программы. Первая - "Чырвоныя гваздзiкi". Она появилась задолго до "Утренней звезды" Юрия Николаева. Я была и председателем оргкомитета этого состязания юных певцов, и создавала телеверсию. "Гваздзiкi" не один год шли в эфире. В них еще детьми участвовали многие наши известные артисты, например Инна Афанасьева. Затем прошли пять фестивалей "Все мы родом из детства". Потом появилось "Сузор'е надзей". Названия менялись, но суть оставалась та же - мы искали талантливых детей по всей республике. Ездили по районам и областям, организовывали отборочные туры, сами сидели в жюри. Отсматривали по 300 номеров в день. Музыканты не выдерживали - выходили покурить, подкрепиться бутербродом. А я боялась отлучаться - вдруг без меня пропустят талантливого ребенка. Выбирали лучших, советовали, над чем поработать, что подтянуть. Потом финалы, гала-концерты. И от ступеньки к ступеньке дети росли.
Лауреат "Сузор'я" Оля Сацюк участвовала в первом детском "Евровидении". О его проведении стало известно всего за два месяца. И если бы не было подготовленных благодаря "Сузор'ю" детей, пришлось бы трудно. Но открыли-то эти таланты мы! Финал нашего конкурса проходил во Дворце Республики. В Большом зале, заполненном до отказа. Причем писали без остановок и дублей, чтобы для зрителей это был настоящий концерт.

- И все было завязано на вас?
- Разумеется.

- Насколько мне известно, у нынешних ТВ-ведущих, авторов сложных программ масса помощников, в том числе журналистов, администраторов, которые выполняют подготовительную работу. Раньше всю ее делал тот, кто написал сценарий...
- Теперь в шоупрограммах есть режиссер-постановщик в зале плюс режиссер телевизионной версии. И оба получают деньги (смеется). А я была всеми в одном лице. Я автор, я организую отборочный тур, я же провожу репетицию. Причем участники приезжали из областей, и чтобы пребывание в Минске им обходилось дешевле, репетировали в день конкурса с утра, а само действо назначалось на 15.00. Сама разводила участников на сцене. А режиссер сидел за пультом и записывал. Конечно, работали операторы, звукорежиссер, администратор. Но чтобы сдал сценарий и забыл - такого не было. От автора требовалось все от начала до конца.

- Ну и шишки тоже ему.
- А кому же еще!

Дочки-матери

- Чтобы работать на ТВ, там надо было... жить. Все остальное - свидания, посиделки с друзьями, семейные дела - зависело от расписания командировок, съемок, монтажей, озвучек. Дети не упрекали вас в том, что не уделяете им внимания?
- Когда родилась старшая дочка Наташа, декретный отпуск был всего пару месяцев. Не то что сейчас - три года. Помогала мама, царствие ей небесное. Если надо было к врачу - в обед. И по телефону воспитывала, когда из пеленок выпутались. Вся редакция знала, что младшая Оля плохо ест, волновались за нее. Часто брала дочек с собой в студию, на передачи. Может, все это удавалось благодаря тому, что муж был журналистом и понимал суть моей работы. Зато теперь у меня династия. Наталья после журфака попала по распределению на БТ. Трудилась в редакции научно-познавательных и учебных программ. Сейчас директор вещания. Недавно ее наградили медалью "За трудовую доблесть". Выбор младшей дочери связан, наверное, с моей "Спортландией". Ольга окончила институт физкультуры. Работает в Республиканском научно-методическом центре физического воспитания. Так что обеих могу назвать коллегами.

- Для редакции тоже были мамой?
- Требовательной - да, но мстительной - никогда. С чистой совестью могу сказать: никому в жизни ничего плохого не сделала. Ни одному человеку! Подведут, провалят дело - разозлюсь, ну все, думаю, это мой последний разговор. Потом остыну, вспомню о человеке что-то очень хорошее. И работаем дальше. А я уже никогда зла не помяну. В редакции меня до сих пор так и зовут: мама Шоба.
Нашему детищу "Калыханке" 1 января исполнится 30 лет! Многие из тех, кто еще ребенком в ней участвовали, работают на ТВ. Та же Лена Фурсова играла в "Калыханке", а сейчас ее выпускает.
Правда, когда-то нас заставляли переводить мультики на белорусский язык. Но классику, озвученную Евгением Леоновым, мы не давали трогать... Не так давно кто-то умный попробовал песню заменить на новую, мол, надоела. Так зрители, похоже, забросали письмами: вернуть нашим детям песню! Вот передача, которая будет жить вечно (смеется).

Телевидение моих надежд

- Как считаете, Нина Вячеславовна, время великих на ТВ ушло?
- Пришла молодежь, и это прекрасно. Но почему столько передач-однодневок? Потому что над ними не поработали как следует. Один выпуск, другой, а программа не растет, идет к закрытию. Не хватает творческого профессионализма. А в него входят и умение пользоваться словом, и знание техники, и организаторские способности. На ТВ не может работать равнодушный человек. Нужен эмоциональный! Тогда и группа с ним станет крутиться, и передача будет действовать на зрителя.

- Что бы пожелали нынешнему ТВ?
- Прежде всего адресности. Не могут же и стар и млад любить одну передачу! Детям нужны свои программы, как развлекательные, так и познавательные, спортивные. А не те, что для всех. Однажды сидели с внуком днем у телевизора. Идет кино. А там такие кадры, что мне стало стыдно, попросила переключить канал. Считаю, дневное время во многом должно быть детским. 

Татьяна Батюк, "МК".