Тома, Тома, выходи из дома...

16.11.2002
"Советская Белоруссия", 16 ноября 2002 г.


Тамара Лисицкая всегда разная. То вызывающе-дерзкая, то продуманно-целеустремленная. Ее социальный темперамент неуемен. Она - телеведущая, радио ди-джей, писательница, женщина-мать и все в одном лице. К ее жажде самореализации можно по-разному относиться. Важно другое. Этот персонаж, однажды заняв свою нишу в медиа-пространстве, поселился в нем навсегда. И с этим придется считаться. В нашем конкретном случае Тамара ЛИСИЦКАЯ выступает как ведущая нового проекта БТ "Ночной эфир".

- Недавно в новой программе БТ о телевидении своими впечатлениями о "Ночном эфире" делился модельер Саша Варламов. Запомнилось его высказывание лично о тебе. Он сказал, что когда Лисицкая перестала говорить об эротике, слушать и смотреть на нее приятнее. Как ты это прокомментируешь?

- О, как хорошо сказано! Мне, безусловно, льстит, что за моим творчеством следят. Очевидно, имеются в виду мои первые пробы на телевидении в программе "Фокси мьюзик". Боже мой, мне тогда было 17 лет! Естественно, тогда я говорила если не об эротике, то старалась делать это эротично. А дальше я пыталась сформулировать какие-то глобальные идеи. Хотя именно сейчас я и говорю в "Ночном эфире" о взаимоотношениях полов. Cтранно, что сейчас этого никто не замечает.

- Человек, чья работа выступать публично, не может не понимать, что популярность необходимо завоевывать быстро. Чаще люди прибегают к экстравагантным трюкам. У тебя была своя программа, как быстро запомниться зрителю?

- Мои первые шаги на телевидении совпали со временем, когда у меня еще не было природного тормоза. Мне сейчас даже страшно об этом вспоминать. Теперь бы я уже так не поступала. Сейчас уже или стыдно, или страшно. Хотя, по большому счету, ничего запредельного мы не делали. Ну несли какую-то восторженную ересь, перемежали все это клипами, которые редко показывали. Мы их бесстыдно воровали, частично как-то покупали. Да, я намеренно одевалась вызывающе. Но я и по улице в такой одежде ходила. Теперь я в кадре так не одеваюсь, потому что и в жизни мой стиль изменился. Да и конкурентов, опять же, у нас тогда не было. Впрочем, был очень мощный проект Ксении Левицкой "Рок-Айленд", которая тоже сидела "с ногами" в кадре. Но у этой программы была несколько иная направленность. Мы в ту пору единственные удовлетворяли зрительскую потребность в музыкальной видеопродукции. Сейчас этим никого не удивишь, да и популярности не заработаешь.

- Существует неискоренимый зрительский стереотип: глядя на экране на красивую даму, задаваться вопросом: "А она чья?" Понимаешь, о чем я?

- Пожалуй, я могу согласиться с тем, что женщине очень трудно стать успешной в полном смысле этого слова, если ее не направляет сильный мужчина. Но, скорее всего, речь идет не только о телевидении, а о жизни в целом. Я на себе это ощущаю, потому что у меня никогда не было ни продюсеров, ни иных опекунов. Поэтому моя телевизионная карьера имеет очень нестабильную траекторию. Вот я есть - а вот меня уже нет. У опекаемого человека должен быть бизнес-план. А в моем случае любой взлет заканчивался тогда, когда мне попросту все надоедало и я уходила на другой канал или переезжала в другой город.

- Сегодня все повзрослели - и ты, и телевидение. Насколько теперь все серьезно? Я имею в виду бизнес-планы.

- Мы, конечно, сейчас находимся в стадии "догнать российское телевидение". Это объективно, и пока ни о чем другом речи не идет. Однако тот же "Ночной эфир" является хорошим сигналом. То есть процесс идет и, значит, в конце концов все получится. Что касается моего бизнес-плана, то он есть. Он выглядит, как и должен выглядеть нормальный творческий процесс: все сумбурно, весело и бодро. Я очень рада, что Первый национальный телеканал пригласил меня участвовать в новом проекте. Дело в том, что моему организму не хватает телевизионного адреналина. Так что эта любовь у нас взаимная.

Анна ШАДРИНА, "СБ".