"Телеканал ОНТ лгал от начала до конца"

08.06.2010
"БелГазета", 7 июня 2010 г.

 
В очередной раз белорусы ввязываются в скандал вокруг "Евровидения". И вновь - по накатанной схеме: обращаясь за помощью в подготовке номера к именитым мастерам, белорусские продюсеры обходятся с плодами их работы таким образом, что помощники не очень приятным образом потом удивляются. 
Негативные впечатления от такого сотрудничества остались и у российского поп-певца и продюсера Филиппа Киркорова, и у польского режиссера Януша Юзефовича. А в этом году выяснилось, что российский композитор и продюсер Максим Фадеев, написавший для белорусской группы "3 плюс 2" песню "Бабочки" и занимавшийся подготовкой коллектива к "Евровидению" в Осло, тоже не в сильном восторге от общения с белорусами.
В СМИ разошлась информация о том, что Фадеев недоволен тем, как телеканал "Общенациональное телевидение" (ОНТ) изменило конкурсный номер, и считает, что именно самодеятельность белорусов поставила их на предпоследнее место в финале конкурса. Однако на недавней пресс-конференции в Минске зампредседателя правления ОНТ Сергей Хомич заявил, что Фадеев "звонил после выступления" в полуфинале и "хвалил" группу и что, очевидно, "в России два Максима Фадеева", потому что лично ему продюсер "не говорил ничего подобного". "Почему вдруг он так переменился, мы не знаем, наверное, этот вопрос стоит задать ему", - объяснил Хомич. "Этот вопрос" Максиму Фадееву задала обозреватель "БелГазеты" Татьяна Замировская.

На пресс-конференции группы "3 плюс 2" представители ОНТ сказали, что вначале вам все нравилось, вы по телефону поздравили ребят, а после финала и предпоследнего места вдруг сказали, что вам не понравился номер...
- Я работал с двумя конкретными людьми - Анжелиной Микульской (директор дирекции спецпроектов ОНТ. - "БелГазета") и Сергеем Хомичем. Вначале мы все единодушно договорились, что костюмы на выступлении будут такими же, как в клипе, но потом они втайне от нас сделали эти костюмы с бабочками. Идею с бабочками, кстати, я лично предложил еще на стадии переговоров. Но потом мы с командой решили от нее отказаться - достаточно сложно реализовать это красиво и правильно с точки зрения визуализации. Я хотел, чтобы получилось по-английски - сдержанно, в классическом стиле. А они втайне подготовили костюмы, которые сами по себе - ужасный стресс для детей! Когда на певице сзади висит "взрыв-пакет", который должен раскрыться, это стрессовая ситуация.
К тому же любой толчок является подрывом для голоса, идет удар по спине, по диафрагме, звуковой аппарат на это реагирует. И обо всем этоя я узнал, только посмотрев репетицию в Интернете уже на самом "Евровидении"! ДЛя меня было шоком, что  костюмы, которые были оговорены, исчезли, а вместо них появилось то, чего не должно было быть!
Г-н Хомич говорит, что я звонил и мне все нравилось. Это так! Но есть один нюанс, и он забыл о нем упомянуть. Я звонил в полуфинале! И я просто не мог сказать детям, что у них сзади кошмар и что они безобразно выглядят. У них впереди финал, им надо было не растерять победный дух, и я, как человек адекватный, не мог говорить о недостатках. К тому же я не говорил, что мне, мол, нравятся их платья, просто сказал, что они прекрасно выступили и отлично держались.
Хомичу я не звонил - ни перед финалом, ни после. Потому что мы договорились - я должен вывести песню в финал, и я это сделал. А дальше во всем этом они участвовали сами. Я уверен, что если бы они и дальше соблюдали мои условия, они были бы в десятке! 

- Но они ведь имели право все поменять?
- Да, замечание Хомича насчет того, что они выкупили все права и могли распорядиться песней как угодно, абсолютно справедливое, у меня к этому нет претензий. Просто я удивлен, что обо всех изменениях узнал последним. Мне неприятно, что мне врали. Я не подозревал, что взрослые люди могут так откровенно врать. Зачем? Я бы пошел на уступки и даже, может, поехал бы туда сам, как ездил с "Серебром". Кстати, до "Евровидения" их никто не знал, а результат вам известен. К тому же их песня попала в "Золотой фонд "Евровидения", и песня Савичевой, с которой я работал, тоже.

- Если финансовых претензий к белорусам у вас нет, получается, вас все это задело как профессионала? В смысле, что у вас купили готовый продукт, но вставили в него свои украшения?
- Именно. Даже фонограмму они изменили... Конечно, у меня там тоже был рояль, это правда, мой сын снимался в клипе и играл на рояле. Но партии, которые я в финале, были не те, которые мы прописывали! Может, конечно, я ошибаюсь, но это маловероятно. Тем более господа из ОНТ просили у меня фонограмму, где были разложены все инструменты. Я спросил, зачем это им, и они ответили, что хотят переписать пианиста. Я ответил категорическим отказом: в записи существуют "определенные балансы звучания, которые нельзя нарушать. Но у меня есть подозрение, что они это все-таки сделали.
Могу сделать однозначное экспертное заключение: все, что произошло на "Евровидении" с ребятами, - и победа, и вина - лежит исключительно на людях, которые самовольно и непрофессионально делали что хотели. Подумайте сами - перед финалом снова перекрасили девочку в белый цвет. Микульская заявила в прессе: "На наш взгляд, Европе это нравится". Откуда ей знать, что в Европе? Смешно: в полуфинале выступает рыженькая девочка, а в финале - уже блондинка... Мне показалось, что, когда они вышли в финал, их понесло: мол, сгорел забор- сгори и хата, давайте будем экспериментировать вообще со всем.

- Вы делились этими наблюдениями с Хомичем и Микульской?
- Насчет того, что Хомич говорит, что мне якобы все нравилось, - вообще-то у него в почте лежит мое письмо, отправленное еще до еще до полуфинала, где я спрашиваю, почему от меня скрыли изготовление этих костюмов, и где начальная строчка нижеследующая: "В Вашей власти остановить этот кошмар!" Я бы постыдился на его месте говорить о том, что мне все нравилось. Я говорил это для детей, чтобы они с уверенностью шли в финал! Но он знал об этом письме. 

- Вы поэтому сами не поехали в Осло?
- Отчасти да. Начиналось все великолепно: у нас были и джентльменские договоры, и просто контракты. Но потом началась самодеятельность... Например, когда Микульская попросила меня помогать в подготовке ребят, я ответил, что им надо купить микрофоны и наушники - такие же, которые будут там,
на конкурсе, и каждый день записывать их в студии, чтобы они привыкали слышать себя. Это нужно было делать каждый день, чтобы мышцы горла, связки и мелкая моторика работали на автомате: так они даже в стрессовом состоянии могли бы, как солдаты, расслабленно и четко все спеть. Мы договорились, что я постоянно буду получать результаты этих репетиций. Но получил я их один-единственный раз! 

- Какой была первоначальная идея номера?
- Когда я был в Германии, мне позвонила Микульская и спросила, как мы видим нашу постановку. Я сказал, что было бы правильнее, если бы каждый певец стоял на маленьком постаменте, "таблеточке", небольшой круглой сцене с движущимся механизмом на незаметных колесиках. И эти маленькие сцены медленно и плавно двигались бы на сцене большой. Представьте: они стоят там, как фарфоровые английские куколки, поют и в какой-то момент начинают двигаться на этих постаментах по определенным траекто риям, будто "танцуя" между собой. Это было бы ярко и трогательно. Это бы произвело впечатление на аудиторию...
А крылья эти - ненужные элементы абсолютно. Может, Анжелина хотела, чтобы было, как у Билана, когда какой-то ужас из рояля выползает... Но такие крылья могут получить резонанс разве что в "Камеди Клаб". Киркоров, кстати, тоже был в ужасе от костюмов, он говорил об этом в интервью, и Рудковская (Яна Рудковская, продюсер Димы Билана. "БелГазета") - я ведь не подговаривал их специально. Любому очевидно, что это кошмар. 

- Один британский обозреватель написал, что хорошо, мол, что бабочкам не пришлось прогрызать коконы...
- То, как я представлял этот номер, видно в клипе: все наглядно, можете сравнить. У номера было три стадии: то, что было до меня (самая первая песня), то, что стало потом (клип с моей песней), когда из "гадких утят" я сделал приличный номер, и то, во что это превратилось в итоге. Больше всего у меня претензий к Анжелине - зачем она мне врала и говорила, что все будет так, как мы договаривались? Не буду больше работать с Беларусью. Хотя у меня бабушка белоруска и к белорусам я всегда очень особенно относился. 

- Что-то у Беларуси каждый год очень похожие проблемы с "Евровидением"...
 - Проблема в том, что за этим стоят люди, которые уверены, что все знают. Микульская - самая идейная, самая знающая, она знает все про Европу, постоянно повторяла: "Это Европе не понравится, это не вау!" Я ей говорил, что певцы должны чувствовать себя раскрепощенными, чтобы выглядеть как живые люди, а не роботы, расписывал костюмы до мелочей - и белье, и маникюр. А она говорит: да белья же не видно все равно! Но ведь это все дает самим певцам определенное эмоциональное состояние! Это же важнее всего в выступлении - как артист себя чувствует на сцене!
Микульская постоянно писала мне: да-да, все так и будет, а сделала в итоге по-своему. А итог вы видели. Можете говорить, что я оправдываюсь, потому что проиграл. Но моя задача - Беларусь в финале - выполнена. А за остальные задачи я ответственности не несу.
Я понимаю, что любая победа все равно была бы их победой, а вот проигрыш был бы моим. Он и является моим. Поэтому они и говорят: вначале нравилось, а как проиграл - разонравилось, видимо, в Москве два Фадеева. Нет, Фадеев в Москве один. Меня не волнуют мои "неудачи". Пусть лучше их волнует собственная неуверенность - купили кузов от "Бентли", вставили туда движок от запорожца, а потом удивляются, что машина как-то плохо идет.
 
- Есть информация, что это не они что-то купили, а вы сами предложили свою помощь...
- Это неправда. И это, кстати, моя самая основная претензия к Хомичу. На самой первой пресс-конференции он заявил, что я сам увидел клипы ребят, начал звонить в Беларусь и говорить, что я восхищен и что у меня есть для них песня. Это вранье. И именно с этого момента началось мое недоверие. Я отнесся к людям по-человечески, а они выставили меня фигурой, просящей на паперти. 7 марта 2010г. в офис моей компании позвонила Микульская, объяснила ситуацию, сказала, что у них все "горит", что они хотят поменять песню. И уже на следующий день наш представитель вылетел в Минск, мы договорились и за неделю, в нереальные сроки, создали то, что обычно создается месяцами: песню, аранжировку, прекрасный текст, клип. Хочу заявить: я никогда себя сам не предлагаю, ничего не прошу. Я никогда не говорю: у меня есть для вас песня. Я пишу песни под конкретного человека, я не умею писать песни просто так, сначала я должен придумать, кто ее исполнит. А тут мне дали детей фактически "с нуля" - они их выбрали, придумали имидж, а нам пришлось все менять! Это очень сложно. А потом нам было страшно смотреть на то, что они из этого сотворили. Почему на ОНТ так себя повели, я не понимаю. Они просто лгали от начала до конца, вот что меня лично обижало и смущало. 

- Возможно, они просто хотели купить песню и делать с ней, что им кажется нужным?
- Да, они поступили так, как хотели, у меня не было прав их регулировать. Но вышло странно: вот я создал машину, например мерседес, ее купили, она на ходу, с ней все хорошо, а потом на нее начинают цеплять всякую ерунду в стиле постсоветского шика, как раньше делали с "жигулятами", помните - меховой руль, розочка в рычаге передач, рыбка на зеркале висит плетеная из трубочек, ковры на сиденьях, наклейки на стеклах "не обгоняй - убьет". Дали вам нормальную вещь, которой можно пользоваться, но нет, "это не вау". Когда люди с ограниченным вкусом начинают украшать нормальную вещь согласно своим взглядам, это выглядит смешно.
"Серебро" выходили в скромных черных платьицах с белыми воротничками - и все, на сцене ничего не взрывалось. В этом и есть сила. Исполнение должно быть свободным.
Голосуют за живых, раскрепощенных людей. Скажу вам больше: я позволил "Серебру" для храбрости выпить по 100 грамм коньяка. Я рисковал, но я знал, что если освобожу их страх, то они выдадут по максимуму, отработают в кайф. А эти крылья ограничивали детей от свободных движений, поэтому они двигались, как биороботы. 

- А вот сами ребята из группы очень тепло о вас отзывались...
- Потому что они видели, с какой теплотой к ним в Москве подошли! А вот остальные меня поливают навозом. Ну что ж - Киркоров тоже был в подобном положении. Думаю, что теперь с Беларусью никто больше работать не будет - я сам теперь буду всех отговаривать от этого. Лучше уж работать бесплатно, но по-честному, чем за деньги, но быть потом по пояс в навозе. 

Справка "БелГазеты". 
Максим Фадеев родился в 1968 г. в Кургане, учился в музыкальном училище, с юности занимался музыкой; в 90-х гг. переезжает в Москву, где становится аранжировщиком; в 1993 г. начинает сотрудничество с певицей Светланой Гейман, получившей известность как Линда. Именно работа с Линдой, длившаяся до 1999 г., сделала Фадеева известным в качестве продюсера. В 2002 г. гендиректор Первого канала Константин Эрнст приглашает Фадеева стать продюсером проекта "Фабрика звезд-2", в рамках которого были открыты такие имена, как Юлия Савичева, Иракли, Нарцисс Пьер. Тогда же появляется еще один успешный проект Фадеева Глюк'оza. В 2003г. Фадеев создает свой продюсерский центр и становится совладельцем лэйбла "Монолит Рекордс". В 2007 г. основана группа "Серебро", занявшая под руководством Фадеева 3-е место на конкурсе "Евровидение".