Простят ли дети убийцу матери, если это - их отец?..

04.12.2008
"7 дней", 4 декабря 2008 г.


7 декабря на Первом канале стартует новый проект Агентства теленовостей - документальный социально-психологический цикл "Прости меня". Кто кого и за что должен будет простить? С этим вопросом мы отправились к автору проекта "Прости меня", специальному корреспонденту АТН Ольге Шуманской.
 - Суть проекта в том, чтобы люди, осужденные за преступление, смогли попросить прощения у родных и близких своих жертв. Каждая серия цикла - это отдельная история, в которую входит исповедь преступника и откровения пострадавших от его действий людей.

- Как родилась идея создания проекта?
- Идея принадлежит заместителю председателя Белтелерадиокомпании Александру Мартыненко. Помню, он позвонил из аэропорта и сказал, что пока летел - у него родилась концепция нового проекта. Если честно, начиная работать над циклом, даже не ожидала, что он так меня увлечет. В первые приезды в колонию, где мы выбирали героев для своей программы, душа постоянно уходила в пятки, а в каждом заключенном виделся монстр. Но со временем все изменилось. Весь мой труд по изучению тюремного сленга оказался напрасным - он мне не понадобился. Там сидят такие же люди, как и мы с вами. По мере работы над проектом я действительно прочувствовала смысл фразы "От тюрьмы и от сумы не зарекайся". Просто никто не знает наперед, какие ловушки расставит перед нами жизнь. Мы специально отбирали те истории, где преступление было совершено непредумышленно, в состоянии аффекта, в порыве эмоций. Например, муж застал жену с любовником и убил их обоих - а ведь хорошая была семья, растили шестерых детей. Или девушка отбивалась от нескольких подростков, которые хотели ее изнасиловать, и убила одного из них.

- Сложно ли было найти героев для проекта? Решиться "излить душу" на глазах у всей страны, наверное, не так-то просто...
- Непросто, конечно, но желающих было немало. Мы начали с того, что попросили руководство нескольких колоний рассказать заключенным об этом проекте. И к моменту нашего приезда заявок было столько, что пришлось проводить конкурсный отбор. Представляете, какой камень должен быть на душе у этих людей, если они готовы говорить о своей вине на всю страну, а если учесть, что проект будет транслироваться и на канале "Беларусь-ТВ" - то и на весь мир?!! Раньше я думала, что самое трудное для осужденного - это утратить свободу передвижения. А теперь поняла, что еще более страшно другое - для заключенного время как бы останавливается, и он тысячи раз прокручивает в голове момент преступления. И тысячи раз жалеет о содеянном. Это чувство вины просто сводит людей с ума. Поэтому они соглашаются на все, чтобы снять с души этот груз.
 
- Раскаяние было единственным мотивом к участию в проекте?
- Не у всех, конечно. Были и такие, кто начинал разговор с фразы: "Я расскажу все, что скажете, но сколько лет мне за это снимут?" Понятно, что их мы в проект не брали. Наши герои - это люди, которые осознали всю тяжесть своего преступления и на самом деле раскаялись. С каждым из героев мы проводили по несколько дней, старались понять, что это за человек, искали контакт. Со временем он привыкал к нам, проникался доверием и раскрывался перед камерой.
 
- А что будет дальше? Как вы собираетесь донести раскаяние преступника до родных его жертвы?
- Не хотелось бы раньше времени раскрывать все карты. Могу сказать только, что мы едем домой к родственникам на личную встречу.
 
- Чаще пускают или дают "от ворот поворот"?
- Люди у нас очень душевные. В дом пускают практически все. Конечно, это всегда особо тяжелый для нас момент. К примеру, один из сюжетов проекта таков: обычная деревенская драка, городские пацаны что-то не поделили на дискотеке с деревенскими, и деревенский зарезал двух городских. Мы ездили к родителям погибших ребят. Хоть это и дело десятилетней давности, но вы представляете себе их реакцию?..
Честно сказать, не легче на душе и в тех случаях, когда реакция у людей практически отсутствует. Удивительно, но некоторые родственники погибших давно вычеркнули происшедшее из своей памяти, и раскаяние осужденного им глубоко безразлично...
 
- Многие криминальные программы делают реконструкцию преступления с участием актеров. Вы тоже будете использовать этот ход?
- Нет. Мы изначально не планировали включать в проект ни насилия, ни крови, ни жестокости. Конечно, сцена, скажем, драки на ножах добавила бы зрелищности, но мы не хотим привлекать к себе зрителя такими средствами. Наш проект должен заставить людей задуматься, а "экшн" собъет человека с мысли. Переключиться со сцены драки на серьезное осмысление будет сложнее.
 
- На какие мысли вы хотите подвигнуть зрителей?
- У каждого они будут свои. Лично я за время работы над проектом стала относиться к жизни по-другому. Стала больше ценить свою свободу, находить больше поводов радоваться жизни. Кроме того, проект имеет профилактический эффект. Никто не застрахован от того, что и в его жизни когда-нибудь наступит критический момент, подобный описанному в программе. Возможно, тогда в подсознании сработает ступор - и трагедия не произойдет.
 
- Надо думать, далеко не все выпуски программы "Прости меня" будут заканчиваться хэппи-эндом...
- В этом главная интрига проекта. Кто-то не простит, кто-то простит, а кто-то не просто простит, а даже приедет навестить. Хочется надеяться, что этот проект поможет нашим героям, отбывающим наказание, наладить свою жизнь. Ведь все они рано или поздно выйдут на свободу, и им надо будет жить дальше. Вы бы видели, какое облегчение появляется на лицах этих людей, когда они слышат заветное: "Я тебя прощаю!"...