Пионеры утренних эфиров

11.03.2016

"СБ. Беларусь сегодня"

Программа "Радиофакт" отметила свое 25-летие, корреспонденты "СБ" побывали в студии популярной передачи

В темноте, по скользким, подмерзшим за ночь тротуарам мы добираемся до Дома радио: там рабочий день начинается еще до рассвета. А чтобы в эфир в 7.00 вышел всенародно любимый "Радиофакт", ведущие должны прибыть в студию Первого Национального канала Белорусского радио задолго до начала программы. В этом году одна из самых популярных в стране передач отмечает 25-летие. Корреспонденты "СБ" не могли упустить случая своими глазами понаблюдать, кто и как создает нам утреннее настроение.

Первое, что бросается в глаза, когда входишь в студию, - здесь уютно. И пока горит зеленая лампочка, означающая, что прямой эфир еще не начался, можно перебрасываться шутками, греть ладони чашкой неизбежного (после подъема-то в пять утра!) кофе и всячески создавать позитивный настрой - сперва себе, потом слушателям. Но как только загорелась красная лампочка, ведущие и звукорежиссер моментально приходят в боевую готовность: эфир! Коллеги снаружи ходят на цыпочках. Впрочем, в такое время суток в Доме радио особого оживления не наблюдается.

Ведущий "Радиофакта" Максим Угляница успокаивает:

- Так рано вставать нам приходится не каждый день, а примерно раз в неделю. Сейчас нас, ведущих, пятеро: Павел Лозовик, Александр Шустер, Ольга Семашко, Елена Вахромеева и я. И мы сменяем друг друга. А вот когда мы со Светланой Лукьянюк работали вдвоем, то ее отпуск превращался для меня в тяжелое время: представьте, две недели подряд вставать посреди ночи и отправляться на работу! Жаворонкам оно, может, и прекрасно: Саша Шустер, например, вполне доволен, говорит, что с утра пораньше ему лучше работается. А вот я за 11 лет так и не привык.

Страшные сны радиофактовцев - что ты опоздал на эфир или что пришел, а подготовленного вместе с редакторами плана программы нет, и тебе предстоит час говорить неизвестно о чем. Такие профессиональные кошмары снятся периодически каждому ведущему. Новые технологии сильно облегчают работу: в интернете можно подыскать интересные новости, сюжетные врезки записываются уже в цифровом виде, а не на бобины, как это было когда-то, все легко можно прослушать, подрезать, смонтировать и расцветить. Да и за новостями больше не приходится бегать по городу: вместо ленты телетайпа к услугам радиофактовцев все новостные агентства, только выбери наиболее интересную информацию. Кстати, популярный фильм "День радио" здесь особого восторга не вызывает: по мнению реальных журналистов, создатели комедии все-таки немного переборщили, и образы радийщиков в кино получились чересчур гротескными.

Елена Швайко, чей голос звучал в первых выпусках "Радиофакта", сама эфиры больше не ведет (исключение сделала для праздничного юбилейного), а является одним из редакторов программы:

- За время работы на радио изучила уже пять технологий, которые сменяли друг друга, от бобин до электронного монтажа и сегодняшнего цифрового вещания. Каких только казусов не случалось за эти годы: и пленки рвались в эфире, и опаздывали мы, когда в самом начале у нас еще не было служебной машины, и гости задерживались, кто-то мог не встать вовремя, иногда за ними приходилось ехать, кого-то иной раз будить. Однажды известный драматург Алексей Дударев, который живет неподалеку, должен был прийти к нам в студию - и проспал. Так он зимой прибежал по снегу в комнатных тапочках, забыл ботинки надеть! А в другой раз во время прямого эфира вошла уборщица и принялась мыть полы. Моет и моет, ведром гремит... Потом закончила и вышла, дверью хлопнула. А мы все это время сидели и не знали, что делать, - нам и работать надо, и смеяться нельзя!

За четверть века формат программы менялся не раз, не отступая, впрочем, от главного: это час утреннего эфира, в котором не образцово-показательные дикторы с отработанными интонациями, а живые журналисты общаются друг с другом, с гостями и со слушателями. 25 лет назад для белорусских СМИ это был гигантский прорыв - по сути, первый шаг к тому формату, в котором сейчас работают все FM-радиостанции, сделали именно радиофактовцы. В те времена и для культурного бомонда, и для руководителей появиться в эфире "Радиофакта" было делом престижным.

Здесь по-прежнему сохраняют золотой журналистский стандарт, следят за тем, как ведущие разговаривают: в эфире официального радио должна звучать только грамотная речь, русская и белорусская. Скомканных фраз, ошибок в ударениях, бессмысленного диджейского лопотания, ставшего уже привычным на коммерческих радиостанциях, у радиофактовцев не услышите. До передачи, в которой работает уже пятое поколение творческих сотрудников, еще нужно дорасти, считают на Первом Национальном. Ни один ведущий не попадает сюда с улицы: все воспитываются в компании, растут и набираются профессионального опыта, и лишь потом (да и то не всякому) поступает предложение от руководства - а не хотите ли подняться на новую ступень мастерства? И те, кто может и готов сделать такой шаг, никогда о нем не жалеют.

...Ближе к девяти утра, протирая слипающиеся от недосыпа глаза, мы начинаем прощаться. А потихоньку подъезжающие на работу журналисты дружески зубоскалят, встречая радиофактовцев радостным: "Привет, маньяки!" Все-таки даже среди стойких радийщиков проведение эфиров на утренней зорьке приравнивается к небольшому подвигу.

Ирина ОВСЕПЬЯН.