Ольга Саламаха: Страны не выстраиваются в очередь, чтобы проводить детское "Евровидение"

23.11.2015 По сообщению БелТА

Нет в Беларуси такого популярного исполнителя, который бы не мечтал выиграть "Евровидение" или хотя бы выйти в финал музыкального состязания. Каждый начинающий певец также периодически подумывает об участии в детском варианте конкурса - это хороший шанс как минимум заявить о себе. Координатор проектов Белтелерадиокомпании и Европейского Вещательного Союза Ольга Саламаха рассказала в интервью корреспонденту БелТА об участии Беларуси в конкурсе и его рейтинге в нашей стране.

- Ольга, конкурс "Евровидение" - это бизнес?

- Для Европейского Вещательного Союза (ЕВС) это, конечно, бизнес. Во-первых, все, кто хочет участвовать в конкурсе и транслировать его в своей стране, должны внести определенный взнос. Во-вторых, к организации "Евровидения" также подключается большая сеть гостиниц и сопутствующих сервисов, которыми должны пользоваться делегации и на которых зарабатывают, в том числе организаторы.

Но это касается только взрослого конкурса. О детском проекте так говорить нельзя, он не такой коммерческий.

- Какого размера вступительные взносы?

- Взносы рассчитываются в зависимости от того, какую позицию занимает телекомпания, насколько она сильная, какого размера сама страна и по другим параметрам. Они пропорционально разделены между всеми странами. Каждый год они примерно одинаковые, но, например, на детском "Евровидении" члены наблюдательного совета ЕВС, в том числе и Белтелерадиокомпания, работают над тем, чтобы сумма уменьшалась. Хотя все равно она остается значительной.

Эти деньги идут на организацию мероприятия и частично покрывают расходы телекомпании, которая занимается организацией конкурса.

- И все-таки какие эти цифры?

- Могу только сказать, что суммы значительные. На взрослом конкурсе она рассчитывается в евро, на детском - в швейцарских франках, потому что штаб-квартира ЕВС находится в Женеве.

К взносам еще нужно добавить средства, которые были затрачены на постановку номера, пошив костюма, организацию поездки. Итоговая сумма - это цифра с пятью нулями. Причем взносы за участие составляют самую значительную затрату.

В соседних с нами странах на подготовку детей деньги выделяют их родители. У нас такого нет: Белтелерадиокомпания полностью берет на себе все расходы. Если ребенок не из обеспеченной семьи, это не значит, что у него не должно быть классного костюма и номера.

Кроме того, перед самим конкурсом мы проводим отбор - это тоже очень большая часть расходов.

- Но, наверняка, цель оправдывает средства. Рейтинги у проекта высокие?

- Само по себе "Евровидение" - это хороший развлекательный проект и очень рейтинговая программа. Особенно в странах западной Европы и Скандинавии. Посмотрите, на детском "Евровидении" уже два года подряд увеличивается количество стран, участвующих в конкурсе. Трансляция проекта у нас тоже бьет все рекорды, правда, цифры несравнимы с европейскими.

На Мальте доля "Евровидения" во время эфира - около 90%. Это значит, что если 100 человек включили телевизор, то 90 из них смотрят конкурс. Когда я была у них на отборе исполнителей на взрослое "Евровидение", в этот день как раз открывалась Олимпиада в Сочи - ее никто не смотрел в стране. Даже простой отбор оказался куда популярнее Олимпийских игр. То же самое и в Швеции.

У нас рейтинги значительно ниже, но все же считаются хорошими в Беларуси.

- Кстати, о Беларуси. Мы участвуем с первого детского конкурса "Евровидения" и, соответственно, имеем большой опыт. В каждой новой поездке получает ли белорусская команда новый багаж?

- Каждая страна по-своему организовывает конкурс. И в какой-то степени он все время становится совершенно другим брендом: меняется тема, логотип, идея, слоган, сценарий. У нас есть шанс общаться с коллегами, перенимать опыт, становиться более креативными.

В этом году мы, например, все сделали своими силами, даже привезли свою графику - раньше оформить номер нам помогали организаторы. Для нас это большой шаг вперед. И результат, я считаю, получился очень хорошим.

- Белорусы всегда готовы помочь. Например, в прошлом году другие команды обращались к нашему фониатру. В этот раз не было форс-мажорных ситуаций?

- К нашему фониатру обращаются на каждом конкурсе. Причем как на детском, так и на взрослом. В этом году мы помогали украинской участнице.

С нами часто советуются, как выглядит номер или костюм. Я бы не сказала, что здесь так принято, но нашим мнением периодически интересуются.

Но и нас тоже выручают. Например, мы не повезли с собой в этом году подиум, на котором выступает Руслан, потому что это было не очень целесообразно.

Организаторы построили декорацию для нас совершенно бесплатно, просто потому, что мы тоже когда-то им помогаем.

- Планирует ли Беларусь подавать еще заявку на проведение детского "Евровидения"?

- С недавнего времени правила выбора площадки немного изменились. Теперь проводить конкурс сперва предлагают той стране, которая победила. Если она отказывается, то рассматривают поступившие заявки. Например, Италия, которая одержала победу в прошлом году, отказалась проводить конкурс, и Болгария занимается им не потому, что заняла второе место, а потому что их заявка выиграла. Правда, она была единственная.

Поскольку мероприятие очень дорогостоящее, страны не выстраиваются в очередь в надежде стать его организаторами. Но в 2010 году, когда мы проводили "Евровидение" в Минске, несколько стран также хотели провести его у себя. Мы приезжали в штаб-квартиру ЕВС и показывали свои презентации. Тогда нас выбрали.

Вопрос, будем ли мы подавать заявку в будущем, пока не обсуждался. Хотя было бы здорово - это классный опыт.

Михаил МАТИЕВСКИЙ.