Обаятельный полуночник

01.03.2003
"Советская Белоруссия", 1 марта 2003 г.


Нагулявшись по столичным клубам, творческая команда субботней передачи БТ для меломанов-полуночников придумала более интимное развлечение для своих поклонников. Теперь ведущий "Ночного эфира" Дима Шепелев, удивительным образом сочетающий в себе интеллигентность и бесцеремонность, ходит в гости к отечественным знаменитостям, сует нос в их холодильники и изучает особенности устройства звездных кроватей. И наш бомонд не в силах противостоять обаянию этого тактичного нахала, охотно распахивает двери в свои квартиры и души... Но с затеей отправиться в гости к нему самому ничего не вышло - близкие Дмитрия сообщили, что дома он не живет, а только ночует, и семья чаще видит его "в телевизоре" и слышит по радио. А еще мне удалось узнать, что совсем недавно Дима отметил 20-летие, с чем я и поспешила его поздравить, встретившись в одном из любимых мест "ночного" ведущего - клубе "Гудвин".

- Интересно, как ты отпраздновал свой юбилей?

- Не так, как обычно. Раньше в день моего рождения друзья заявлялись ко мне очень рано, часов в 6, и устраивали какое-нибудь шоу. А я "сова", для меня это почти смертельно. В этот раз, к счастью, мне дали выспаться, а потом вытащили в боулинг-клуб. Правда, все это происходило назавтра, потому что в день юбилея я работал.

- А как вообще ты оказался на телевидении?

- Еще в школе. Один мой знакомый попал на запись передачи "5х5", а потом за компанию позвал и меня. В ту пору там была полная "засада" с ведущими и программу вел Сергей Кузин. Я его увидел - и буквально потерял сознание от восторга. И сказал: "Тоже так хочу". Но сначала мне предложили позаниматься в корреспондентской школе при телестудии "Око", которая делает эту программу. И в эфир выпускали осторожно - на 5, потом на 10 секунд, поэтому, когда пришлось вести передачу "по-взрослому", я почти не волновался. Гораздо страшнее было, когда мне предложили попробовать себя в качестве ди-джея на "Альфа-Радио". Нужно было произнести одну-единственную фразу: "В Минске 18.00", но эти секунды были самыми страшными в моей жизни.

- С чего вдруг такой ступор?

- На телевидении больше отвлекаешься на то, что ты делаешь в кадре. И разговор получается как будто сам собой. На радио меньше поводов отвлечься - и такое волнение накатывает!.. Хотя, наверное, со мной это происходит потому, что телевизионный стаж у меня лет 5, а на радио я пришел только год назад.
- Поэтому так уверенно ты чувствуешь себя перед камерой даже в чужих квартирах? И на Лявона Вольского с вязанием реагируешь как на самое обыденное зрелище?

- С каждым героем, к которому мы отправляемся в гости, все решается персонально. В зависимости от того, какой имидж он хочет себе создать. Вольский - человек настолько известный, что отвечать в тысячный раз на одни и те же вопросы ему неинтересно. Вот мы и договорились, что я буду играть одну роль, а он - другую. В следующей передаче, например, вы увидите солиста группы "Стокс" в розовых трусах и с трубками для кальяна. Это, конечно, тоже прикол, но и трусы, и трубки - его личные вещи.
- А кто помогает создавать твой собственный имидж?

- Никто. У нас есть только профессиональный гример, который стрижет всю команду "Ночного эфира". Но не потому, что так надо, просто он настолько точно угадывает, что каждому из нас пойдет "по настроению души", что все ходят к нему сами. А модные бутики нас пока не одевают.

- Радио, телевидение, учеба на журфаке... А спишь ты когда?

- Если тебе интересно то, чем ты занимаешься, уже неважно, сколько времени остается на сон - 2 или 5 часов. Зато в воскресенье меня никто не тревожит. Даже родные, хотя мы действительно редко видимся. Семья меня понимает, и я рад этому.

Ирина ЗАВАДСКАЯ, "СБ".