Нежный возраст

10.03.2007
"Беларусь сегодня", 10 марта 2007 г.


Такой счастливой и непосредственной можно быть, наверное, только в 16 лет. Обо всех людях, которые ее окружают, Маша Возба говорит не иначе как о "самых замечательных" и "безумно интересных". Вся ее речь - концентрация такого неподдельного восторга, что рядом с Марией любые аргументы о несовершенстве мира становятся несостоятельны. При этом ее роли в кино и на сцене выстроены на довольно драматичных, даже трагичных детских судьбах, но эти героини всегда побеждают обстоятельства. Не в последнюю очередь благодаря ей, Маше Возбе, актрисе с весьма солидным списком сыгранных ролей, несмотря на ее нежный возраст.
9 марта Первый канал запустил в эфир наисвежайший проект "Беларусьфильма" - картину Александра Ефремова "Рифмуется с любовью", где Маша сыграла главную роль девочки, больной лейкозом.

- Я знаю, что готовый фильм ты увидела одной из первых...
- Такие фильмы обязательно надо делать. Показывать, что из самых сложных ситуаций можно выбраться. К тому же это правда: лейкоз - еще не смертный приговор.

- А ты представляла кого-то конкретно, когда готовила свою роль?
- Мы снимали в детском онкологическом центре, где каждый день все происходило по-настоящему. Первые дни я приходила домой и плакала, не могла спать по ночам. Там ведь даже больничный запах не такой, как в других больницах. Мне было очень-очень страшно... А потом в какой–то момент я поняла: зачем вот этим детям, у которых еще есть надежда выздороветь, мое сочувствие? Наоборот, надо общаться с ними с радостью!

- В этом фильме ты снялась с двумя звездами российского кино - Анной Ковальчук и Александром Дьяченко...
- Ковальчук очень женственная, с ней так интересно поговорить! А с моим кинопапой мы вообще крепко сдружились. Я ему рассказывала о своей группе, в которой пою, а он давал мне ценные советы, вспоминал всякие истории. Дядя Саша хорошо знает Чичерину, ребят из "Би-2", а я сама их всех люблю безумно... Он в первый съемочный день ко мне прямо так и подошел: "Дочка? Будешь дочкой!" Хотя под опеку меня всегда берет Лера Арланова. Она уже во втором фильме мою маму играет - ну и я привыкла к ней, как к маме...

- А кто твои родные родители?
- Папа - замечательный программист, а мама - очень хороший парикмахер, окончила Рижскую академию парикмахерских искусств.

- То есть, кроме тебя, в семье никто не поет, не танцует?
- Ну да. Актрисой я стала вообще очень забавно. Мне было 11 лет, когда подружка однажды предложила: "Маш, пойдем в воскресную школу, там подарки классные раздают". Как позже выяснилось, при этой церкви была еще и театральная студия, которую вела Лариса Николаевна Горцева, заслуженная артистка Беларуси. Видимо, Лариса Николаевна что-то во мне увидела - и привела в ТЮЗ, к Андрею Федоровичу Андросику, которого я считаю не только своим учителем, это вообще самый близкий мне человек. Говорят вот, что у каждого человека есть своя половинка. Ее можно найти в любви, в дружбе, а я нашла ее в учителе... Хотя поначалу Андрей Федорович не думал, что я смогу сыграть Поллианну. Я же постоянно была такая веселая, шальная, а это очень глубокая роль. Пока однажды он не увидел меня в слезах - у меня тогда сбежали обе собаки (к счастью, потом вернулись - видимо, просто решили погулять) и он убедился, что я тоже могу плакать... У меня теперь часто спрашивают, о какой роли я мечтаю. Больше всего мне бы хотелось стать года на 3 помладше, вернуться назад, чтобы еще поиграть Поллианну. Хотя потом у меня была главная роль в "Дунечке", я снялась в сериалах "Цвет любви", "Призвание", сейчас вот - у Хотиненко в "1612", все равно очень жалею, что переросла свой спектакль в ТЮЗе...

- В школе ты чувствуешь на себе внимание?
- В моей 27-й театральной школе и без меня хватает талантов. Например, мой одноклассник Ванечка Латушко в мастерстве меня в два счета обставит...

- А ты могла бы сняться в рекламе?
- Запросто. Не вижу в этом ничего плохого. Главное - не сидеть дома, потому что это ужасно скучно. Мне же постоянно надо куда-то девать свою энергию. Если нет репетиций - могу стихи писать, песни, мультики на компьютере делать...

- Значит, куда пойти после школы ты уже решила?
- Думаю, это очевидно. Многие говорят - поступай в Москве: мол, в Минске у актера не те перспективы. А я почему-то не люблю Москву... И потом, если в тебе на самом деле что-то есть, думаю, и здесь пробьешься. Если судьба позволит мне стать актрисой, преданной театру...

- Все-таки театру, не кино?
- Я получаю огромное удовольствие и на съемочной площадке, и на сцене, но театр все-таки роднее. Заходишь в костюмерную, ощущаешь этот запах... А когда чувствуешь реакцию живой публики, это вообще словами не передать. Например, когда в финале я шла к авансцене якобы уже после аварии. У Андросика был замысел, чтобы зал считал мои шаги. Мы думали, что у нас этого не получится. И вот я иду, считаю - и прислушиваюсь: получается! У меня наворачиваются слезы... А потом я сижу на камушке и мысленно, вся в слезах и соплях, разговариваю с Андреем Федоровичем. "Спасибо, что вы жили", - говорю ему. И уже не для зрителя плачу... Вот за все это я и люблю театр.

- И что ты собираешься репетировать дальше?
- Пока ничего. Надо же школу как-то заканчивать, чтобы на второй год в 10-м классе не оставили. Это, конечно, шутка, но все-таки надо стараться, потому что школу я забросила сильно. Педагоги относятся ко мне с пониманием, хотя я не всегда оправдываю их доверие. От этого мне бывает стыдно...

Ирина ЗАВАДСКАЯ, "СБ".