Неамбициозный паренек Юрий Ващук: "Мыслей о победе у меня не было"

22.01.2014
"Аргументы и факты в Белоруссии", 22 января 2014 г.


Уже сложно вспомнить, когда в Беларуси национальный отбор для международного конкурса песни "Евровидение" не сопровождался скандалом. Нынешний год не стал исключением: после того как стало известно имя белорусского участника, который поедет в мае в Данию, в Интернете поднялись волны протеста - пересчитать, отменить, разобраться...
Напомним, что после выступления четырнадцати финалистов началось зрительское голосование - большинство голосов отдали Максу Лоренсу и Дидюле (8746). На втором месте оказалась группа "Nuteki" (5651), и только на третьем месте - певец Тео (5088). Однако когда суммировали баллы зрительского голосования и жюри, оказалось, что у Лоренса/Дидюли и Тео одинаковое количество балов - 52. В положении конкурса предусмотрено, что в такой ситуации жюри должно проголосовать еще раз - судьи все свои голоса отдали Тео, который и будет представлять Беларусь на "Евровидении".
Несогласные с таким решением Макс Лоренс и Дидюля даже написали открытое письмо Президенту Беларуси.
Сегодня, судя по всему, страсти улеглись, и всерьез эту шумиху никто не воспринимает. Зато в "АиФ" поступает очень много вопросов: "Кто такой этот Тео?"
Солист оркестра под управлением Михаила Финберга, композитор, аранжировщик Юрий Ващук на сцене уже 15 лет. Почему за столько лет артист не стал узнаваем, ожидал ли победы в национальном отборе, что думает о современной белорусской популярной музыке - об этом и многом другом мы поговорили с Юрием Ващуком.

В последнюю минуту

- Многие артисты, неоднократно участвовавшие в национальных отборах, уже устали штурмовать этот Олимп. У вас тоже был опыт - несколько лет назад вы пытались пробиться на "Евровидение" в дуэте с Анной Благовой. А в этот раз у вас было какое-то предчувствие?
- Думаю, не ошибусь, если скажу, что любой белорусский артист желает "попасть в телевизор", чтобы с его творчеством смогли познакомиться зрители. А "Евровидение" - рейтинговый проект, поэтому, грубо говоря, я использовал эту возможность как пиар-ход.

- Вы говорите, что послали заявку в последний день за полчаса до закрытия Главпочтамта. Почему такая спонтанность?
- Потому что слишком много было разговоров о "Евровидении" в моем окружении. Я сделал аранжировку для песни Натальи Тамело, принимавшей участие в национальном отборе, а Таша Оди исполняла композицию, которую для нее написали мы в соавторстве с Леонидом Шириным. Мне постоянно задавали вопрос: "А ты будешь подавать заявку?" - "Да нет, не буду!" Но потом я хорошенько подумал: у меня как раз была готова песня, которая не похожа на то, что я писал раньше. Я еще думал, какому исполнителю ее предложить. И сама собой возникла мысль: подам заявку. Повезет - пройду в финал, не повезет - ну и ладно. Расстраиваться я бы точно не стал.

- То есть о победе вы не думали?
- Я надеялся, что зрители оценят песню "Чизкейк", но мыслей о том, что я могу поехать на "Евровидение", у меня не было - честно говорю. Я не настолько амбициозный паренек. Все намного проще. Поэтому эта победа вызвала странные ощущения - невероятной радости и шока.

- И в Данию тоже поедете без мыслей о победе?
- Так все уже ездили за победой! Я предлагаю отнестись к этому конкурсу по-другому, проще, как к празднику. Люди из разных стран приезжают, чтобы поделиться своими эмоциями, получить удовольствие. Зачем все усложнять, продумывать какие-то стратегии, когда все намного проще?

- В соцсетях, кстати, есть версия, что именно вас выбрали кандидатом на "Евровидение" как идеологически подкованного гражданина благодаря патриотической композиции "Беларусь великая", которая звучала во время салюта в День Независимости. У вас много заказов на такую музыку?
- Такие заказы лично мне поступают нечасто. Инициатором создания композиции "Беларусь великая", написанной совместно с Леонидом Шириным, выступил канал ОНТ, с которым я плотно сотрудничаю как аранжировщик на многих проектах. Считаю эту работу очень интересной и важной в своей творческой копилке. Это не нарезка из каких-то песен. Это другая музыкальная форма. Перед нами стояла задача создать цельное произведение, синтезировать белорусские мотивы, запись хора с современным звучанием. Но я думаю, что мало кто знает, кто написал эту музыку, и что этому не придается большое значение. Если придается, то это приятно.
Еще мне было интересно создавать музыку для кино. Опять же в соавторстве с Леонидом Шириным мы писали музыку для картин "Майор Ветров", "В июне 41-го"...

Что за песни?

- Юра, в Интернете немало рассуждений о том, что в финале национального отбора были представлены неяркие, неинтересные песни. Это, кстати, продолжение бурных обсуждений после финального концерта "Песни года - 2013", где 95% песен вызывали только один вопрос: "Для чего их создавали?" В соцсетях композитор Макс Алейников даже предложил неравнодушным начать искать пути по спасению ситуации... У вас как автора музыки, аранжировщика, человека с двумя музыкальными образованиями есть ли ответ на вопрос: "Что сейчас происходит с белорусской эстрадой?"
- Было бы странным, если бы все создаваемые песни были мегахитами. И надо понимать, что в Беларуси не так много производится продукта, потому что как такового шоу-бизнеса нет. Наши артисты не готовы вкладывать большие деньги в то, чтобы покупать у серьезных авторов качественные песни и снимать видеоклипы, которые очень хорошо работают на раскрутку артиста, так как вложенные деньги не возвращаются. Это невыгодно.
Что касается качества песен, то не только в белорусской музыке, но и мировой действует кривая - есть периоды затишья и, наоборот, всплеска, когда появляются несколько звезд, исполняющих сильные композиции. Кстати, довольно много песен, которые слушатели слышат по радио и которые им нравятся, сделаны в Беларуси и исполняются белорусами, только мы этого не знаем, потому что это не объявляется.

- Можете навскидку назвать пару песен "Made in Belarus", которые вам нравятся?
- Могу: на "Песне года" группа "Лермонт" исполняла очень классную песню. Возможно, в ней есть стилистические заимствования, хотя не буду утверждать. Не имею права этого делать.

В телевизоре

- Вы участвуете во многих песенных проектах на телевидении, ведете программу "Наперад у мінулае", но зритель сейчас задает вопрос: "Кто такой Тео, кто такой Ващук?" Все артисты стремятся попасть в телевизор, а это, получается, не работает?
- Суть программы "Наперад у мiнулае" заключается в том, что экспедиция выезжает в белорусскую глубинку в поисках аутентичных песен. Уже в Минске мы приглашаем в студию кого-нибудь из белорусских артистов, он выбирает песню, которая ему ближе, я делаю аранжировку, учитывая стилистические интересы исполнителя, и песня приобретает новое звучание. Я надеюсь, что эти песни приобретают и вторую жизнь, потому что, к сожалению, наше наследие уходит вместе с бабушками. Перед нами стоит задача записать максимальное количество песен, кстати, сегодня их более тысячи.
Вряд ли молодежь в возрасте девятнадцати лет будет смотреть эту программу и слушать бабушек, поющих народные песни. Скорее, это для аудитории тех, кому за сорок. Поэтому эта передача вряд ли придала мне рейтинг как медийному человеку.
Честно говоря, я уже привык, когда мне говорят: "Это, оказывается, вы!" Когда я начал работать под псевдонимом Тео, первый трек слушатели очень активно заказывали на радиостанциях. Через несколько месяцев, когда люди узнали, что это сделано в Беларуси, я получил много лестных отзывов: "Мы думали, это Москва!"
Возможно, это мое личное упущение: я никогда не занимался самопиаром, у меня нет продюсера, я сам по себе, и для раскрутки творческой единицы Тео я не сделал многого, чтобы обо мне узнали. Я просто делал для удовольствия музыку и был рад, что эти песни услышали. Многие знакомые по-доброму мне завидуют: "Видно, что ты получаешь удовольствие от работы". Так и есть. Я выработал для себя формулу счастья: не идти против себя и не делать того, чего ты делать не хочешь.

Юлия ТЕЛЬТЕВСКАЯ.