"МІХАСЬ РАВУЦКІ, А-а-а-Тэ-Эн"

12.07.2003
"Советская Белоруссия", 12 июля 2003 г.


Михася РАВУЦКОГО я знаю со студенческой скамьи. Но уговаривать его на интервью пришлось долго. И никакие доводы вроде: "Миша - ты популярный репортер, наши читатели хотели бы познакомиться с тобой поближе" не помогали. Он скромный. И обаятельный. И очень впечатлительный. Вот вам история. Выпускник тюменской школы, белорус по происхождению, никак не мог решить, в какой университет ему поступать - Свердловский или Питерский. А потом башкирская девочка по имени Алеся познакомила его с творчеством легендарных "Песняров". И Михась, не раздумывая, устремился в Минск. Очень ему хотелось увидеть своими глазами, о чем так душевно поют его соотечественники. Так главная информационная телеслужба страны - АТН - нашла одну из своих "визитных" карточек.

- Миша, как к тебе официально обращаться? Михась? Михаил?

- Ты знаешь, согласно словарю белорусских имен, из Михася я уже вырос. Это юношеское имя. После 18 лет Михась становился Михеем. А в зрелые годы Михалом. Но для солидного имени я еще молод. Поэтому по старинке зовусь Михасем. Но отзываюсь и на Мишу.

- Твое фирменное "А-а-а-Тэ-Эн"...

- Да, меня часто об этом спрашивают. Особенно бывшие преподаватели журфака любят со мной поговорить об этом. Я скажу тебе честно, это я с перепугу, когда делал свой первый сюжет, так сказал. А потом понял, что это может сойти за фирменный стиль.

- А как давно ты делал свой первый сюжет?

- Сейчас подсчитаю. Девять лет назад. Все получилось спонтанно. На факультете журналистики я учился на газетном отделении. И был уверен, что моя жизнь будет связана с печатным словом. У нас собралась замечательная компания газетчиков. После окончания университета я устроился в газету "Культура". А потом мне предложили сделать сюжет для АТН. И я увлеченно стал осваивать новую для меня профессию. В коллектив я влился легко, сразу и ни о чем не жалею.

- Один серьезный профессионал сказал мне как-то, что журналисту должна сильно надоесть его тема, чтобы он добился карьерных высот. Вроде бы, когда тебе уже больше неинтересно описывать, например, про театры-кинотеатры, у тебя нет симпатий и антипатий, то рассказывать об этом получается интереснее. Как ты к этому относишься?

- Есть и такие моменты в нашей работе. Я жутко боюсь дат. Дни театра, юбилеи повторяются из года в год. И существует опасность повторений. Приходится изощряться художественными методами. Этим я очень увлекался вначале. Теперь же меня больше интересует фактическая сторона события. И сама тема. Я могу ждать три года подходящего случая, чтобы рассказать о чем-то, на мой взгляд, интересном.

- Но ты наверняка не ходишь на выставки и концерты ради своего удовольствия?

- Получается действительно редко. Я заканчиваю свою работу к 11 часам вечера. И когда ухожу в отпуск, первую неделю у меня все болит от такого ритма жизни. Вспомнил забавный случай по этому поводу. Одна моя витебская коллега, которая делает сюжеты для АТН о художниках, обратилась к врачу с жалобами на постоянное недомогание. Доктор посоветовал ей вести более размеренную жизнь, сбавить скорость и сходить, например, на выставку. Представляешь, какова была ее реакция? Но, к счастью, бывают такие события в культурной жизни, которые сильно трогают не только в профессиональном плане. Не поверишь, но "Анастасию Слуцкую" я посмотрел три раза. Два - по долгу службы, а потом самому захотелось еще раз увидеть. Не столько фильм, сколько зрительскую реакцию. И, по большому счету, мне кажется, главное - не тема, которой ты занимаешься. Важно просто любить свою работу. Это очень высокий процент простого человеческого счастья.

Анна ШАДРИНА, "СБ".