Круто бы попасть на TV!

19.12.2003
"Обозреватель", 19 декабря 2003 г.


Если еще несколько лет назад почти все девчонки мечтали стать актрисами, то сегодня молодежь рвется в телеведущие. В кастингах, регулярно объявляемых отечественными телеканалами, участвуют тысячи человек. Но везет, разумеется, далеко не каждому. Чтобы "попасть в телевизор", симпатичная мордашка и приятный голос - далеко не все. Серьезную подготовку у нас в Беларуси можно пройти на базе практически единственной профессиональной школы телеведущих - курсах повышения квалификации Белтелерадиокомпании. Встреча для вас: корреспондент "Обозревателя" побеседовала с Ириной Моисеевой, "кующей кадры" для Первого Национального, - через ее руки прошли практически все ведущие, которых вы ежедневно видите в эфире этого телеканала.

У нее удивительный голос - грудной, бархатистый, глубокий, постоянно меняющий окраску.

Ирина Моисеева (далее -И.М.): "Это от мамы с папой. Природное. Честно говоря, по поводу голоса у меня в юности даже был комплекс. Люди воспринимали не то, как я читаю, - а я старалась, совершенствовалась, училась! Первая реакция у слушающих была: "Какой голос!" Я расстраивалась: "Ну вот, как будто у меня нет других достоинств!"

За плечами у Ирины Геннадьевны более 20 лет телевизионного и радийного стажа. На БТ пришла по распределению - выпускницей Белорусского государственного театрально-художественного института.

И.М.: "Я, наверное, от природы чтец. Мне это нравилось, у меня это получалось. Читала Ахматову, Цветаеву, Блока, Мандельштама. Студенткой даже стала лауреатом Международного Яхонтовского конкурса в Ленинграде. Поэтому при распределении о театре речи даже не шло.
Как я попала на БТ? Помог случай, а вернее... всесоюзный староста Михаил Калинин. Я выступала на открытии его памятника, между прочим, сразу за Петром Мироновичем Машеровым, как представительница минской молодежи и была замечена телевизионным начальством. Так мне предложили стать диктором".

И телевидение ей... не понравилось!

И.М.: "Свою роль сыграло театральное образование. Безусловно, мне хотелось творить, более осмысленно подходить к своей работе. А там были все бегущие, спешащие! Казалось, что телевизионщики больше во внешнюю оболочку уходят, нежели творят. И только потом, с опытом, поняла, что телевидение - это иной род деятельности, рассчитанный создавать нечто, что было бы интересно всем".

В своей среде почувствовала себя только на радио.

И.М.: "Во-первых, там были очень интересные программы, в том числе литературные. Мне нравилось, насколько продуманно и детально они готовились, нравились люди, которые работали рядом со мной, - богатейшие личности. Было другое время, и многие из дикторов являли собою целую радийную эпоху".

Закончилась эпоха дикторов, и Ирина вместе с ней ушла с любимого радио. После этого было несколько лет ведения информационных программ на Первом Национальном. Накануне - отучилась целый год на курсах повышения квалификации в Москве. Специальность, которую она там приобрела, - журналист-модератор - была ноу-хау не только для Беларуси, но и для России.

И.М.: "Полученные знания пришлись как нельзя кстати. Время предъявляло новые требования к ведению, подаче материала. Эфир стал динамичнее. Появилась целая плеяда новых лиц, и всем им чуть-чуть не хватало опыта. Тогда-то руководитель АТН Александр Иванович Мартыненко предложил поработать с молодежью. Снова стажировка в Москве - на Первом Национальном должно быть все самое современное и лучшее. Застой на телевидении подобен творческой смерти. Семья же отреаировала по-своему. "Ну все, можно пить холодную и газированную воду!" - сказал мой муж, когда узнал, что дикторская эпопея завершилась. Дело в том, что все эти годы я не позволяла себе пить ничего холодного: для голосовых связок это непозволительная роскошь".

По штатному расписанию Ирина Моисеева сейчас старший редактор службы АТН Первого Национального, но занимается в основном учебой молодежи, желающей работать в агентстве (рискнувшей поучаствовать в кастингах), и повышает квалификацию тех, кто уже не первый день занимается на канале подготовкой и подачей новостей.

- В этом году у нас прошли два кастинга. Мы отобрали людей, затем два месяца обучали их. Приглашали прекрасного преподавателя по технике речи, актерскому мастерству, с конкурсантами работали психолог, социолог. Такое огромное количество людей откликается, что нечаянно проглядеть талантливого человека не мудрено. Но тот, кто не прошел, однако в будущем себя видит только телеведущим, будет иметь возможность попытать свои силы еще раз на очередном кастинге, который мы планируем объявить в начале следующего года.

- На какие качества и характеристики конкурсантов вы обращаете внимание?

- И у меня, и у моих коллег, которые занимаются отбором, - за плечами огромный опыт. Так что обычно информацию о человеке просто считываешь на подсознательном уровне. В принципе "слышать человека" - это моя работа, но когда спрашиваю у наших режиссеров, что они думают о том или ином претенденте, поверьте, они не хуже меня рассказывают о достоинствах, и недостатках чтения новобранцев. Естественно, глаза многое говорят, то, как человек улыбается, какие у него жесты, мимика.
...Есть такое понятие, как интонационная (речевая) модель. Формируется она в зависимости от того, в какой среде ты воспитывался, что слышал вокруг себя с малолетства. Если речевая модель хорошая, а человек просто еще не владеет элементами исполнительского искусства, значит, с ним можно работать.
Исправимы и дефекты речи, невыговаривание букв или явный провинциальный акцент. Но это требует времени. Потому в этом случае сначала стоит позаниматься с логопедом - будет куда больше шансов пройти кастинг.

- Большинство людей, никогда "не общавшихся с телекамерой", просто теряются перед ней. Есть какие-то секреты, как овладеть собой в такой ситуации?

- Во-первых, к камере нужно просто привыкнуть, перестать замечать ее. Этого можно добиться только с помощью регулярных тренировок, которые мы называем трактами. А знаете, через сколько записей приходится пройти, чтобы попасть на экран! Так что времени для этого будет вполне достаточно. Кроме того, я советую всем во время трактов представлять себе, что общаешься не с объективом, а с каким-нибудь своим добрым приятелем. Но такой прием хорош только во время тренировок. Когда же выходишь в эфир, нужно просто на уровне подсознания воспроизводить то состояние, которое в себе отработал.

- А каким, на ваш взгляд, должен быть в идеале профессионал-телеведущий информационных программ?

- У меня действительно сформирован такой образ. Причем это образ не только телеведущего, а, скорее, вообще публичного человека. Среди его качеств должны быть умение говорить образно, страстно, привлечь внимание, и что еще главнее - это внимание удержать.
Совсем немаловажная вещь - дикция: чтобы люди хорошо поняли, о чем идет речь. Далее - голос предпочтительно низкий, грудной или с очень приятной тембральной окраской. Плюс ко всему умение не потеряться перед камерой, ведь этот железный монстр может просто поглотить выступающего, и все пропадет, абсолютно все! Ну, плюс обаяние, приятная внешность.
Разве много публичных людей с таким счастливым сочетанием данных? На пальцах ведь можно пересчитать!

- Например?

- Если брать телевизионщиков, о коллегах, с которыми работаю, говорить не буду - неэтично. Возьмем, к примеру, россиян. Мне всегда был интересен, например, Владимир Познер. Заметьте: мы не отрываясь смотрим и слушаем Киселева, несмотря на его "эканье", поскольку человек очень хорошо владеет темой, о которой рассказывает. Да, вот еще: обязательно хорошо знать предмет разговора, иначе будешь просто тушеваться. Ну и, конечно же, простота в общении. Телеэкран не терпит фальши, и самую лучшую маску сорвет без зазрения совести. Расхожая телевизионная фраза - быть, а не казаться - тут как нельзя кстати. Конечно, чтобы достичь всего этого, нужно проделать кропотливую работу над собой. Мое кредо: нет ничего практичнее теории. Если есть прочная теоретическая основа, то ее нужно постоянно обращать в практику - и ты будешь продвигаться вперед.

Лилия ТАРАСЕНКО.