Как снимается "Национальное достояние"

19.03.2010
"Обозреватель", 19 марта 2010 г.


Это необычный репортаж. Как журналист я буду рассказывать о съемках фильма "Национальное достояние" - экранизации мной же написанных детективов. Знаете, очень классно быть таким журналистом-писателем! У меня есть вся информация о ходе съемок и возможность пообщаться с режиссером и исполнителями главных ролей. Как репортер я пользуюсь этими преимуществами по полной программе. Как писатель - испытываю, с одной стороны, радость, а с другой... неловкость. Съемки - это очень тяжелый труд, и мне слегка неудобно, что из-за моего литературного хобби теперь задействовано такое огромное количество самых разных людей.
 
Первое впечатление от пребывания на съемочной площадке - шок. Кинопроизводство мне представлялось занятием легким и приятным. Казалось, прекрасные актрисы в кадре порхают как птички, а режиссер, попивая кофе, неспешно руководит этим процессом. Ничего подобного! Съемки пятиминутной сцены могут длиться шесть-восемь часов. Никакого порхания - актеры долго репетируют, отрабатывая каждые жест, фразу, даже взгляд. Работа режиссера - отдельный разговор. Мне кажется, ему приходится особенно трудно, так как он в ходе репетиции трансформируется в каждого персонажа по очереди. Но он не только актер, он же и за главного осветителя - под его руководством выставляют свет. Подсветка - это настоящее чудо: лампы просто преображают лица актеров. А еще режиссер - в том числе и оператор: контролирует работу камеры, дает указания по съемке планов. Он также и сценарист: вносит свои замечания в диалоги... Нет, я больше не верю, что кино - это романтика. Это адский труд, это иногда выглядит хуже армии с ее жестким распорядком! И все-таки это еще и большое чудо. Когда после долгих репетиций раздается команда "Мотор, снимаем!" и на режиссерском мониторе появляется картинка... - я вдруг ловлю себя на мысли, что смотрю настоящее кино. И как же раздражает вдруг звучащее: "Стоп, снято!" 

Елена Корикова

Я очень радовалась, когда узнала, что роль главной героини моих романов Лики Вронской будет играть Елена Корикова. Изысканная красота этой актрисы украсит любой фильм. Но я слегка нервничала накануне личного знакомства: красивые девушки иногда бывают вредными, а моя Лика - это простой, откровенный и не надменный человечек. 
Знаете, Елена оказалась потрясающей! Очень приветливой, без намека на звездность. Мне показалось, что актриса смогла сохранить в себе ребенка. Я говорю не об инфантилизме или беспомощности. Корикова производит впечатление сильного человека с крепким внутренним стержнем. Просто она сохранила в себе способность к искренним эмоциям, радости, любопытству. Елену интересовали характер героини, особенности ее биографии, она расспрашивала меня о малейших нюансах. Наверное, вот так у актеров происходит вживание в роль. А еще я поняла, чье лицо теперь я буду представлять, придумывая очередной роман про Лику Вронскую.

Андрей Соколов

Интеллигентный, симпатичный, он играет роль Владимира Седова, профессора криминалистики, всегда оказывающегося в самой гуще детективных событий. Не хочется сбиваться на банальности, но сложно не попасть под очарование этого актера. Хотя сам он ведет себя довольно сдержанно. Может, это усталость от женского внимания?
- Наверное, после "Адвоката" вам не очень интересно играть Седова? Типаж тот же - человек, связанный с правоохранительной системой.
- Мне интересно работать именно в этом составе - с этими режиссером, продюсером и актерами. Хотя
похожие роли мне как актеру интересны до определенной степени. Да, это моя работа. Но, наверное, этой ролью будет завершен какой-то этап в творческом плане. По крайней мере я надеюсь на это. 

- А какие впечатления от нашей страны?
- Только положительные. Это не первый мой приезд в Беларусь, мне приятно здесь работать, нравятся ваши люди и города. 

- Андрей, у вас есть профессиональное режиссерское образование. Что интереснее: актерство или режиссура?
- Режиссура насколько интересна, настолько и сложна. Актерство - совсем другая профессия, и сравнивать их сложно. Когда я как режиссер работал над фильмом "Артефакт", в моих сутках было 25 часов, и все -рабочие. С точки зрения занятости быть режиссером намного сложнее. 

А еще Андрей сказал, что не любит журналистов и полностью согласен со своим коллегой Александром Абдуловым, который говорил, что надо вьдавать лицензию на их отстрел. Что ж, по крайней мере такая позиция поспособствует игре - Седов журналистов тоже на дух не переносит.

Олег Фесенко

Этот режиссер окончил ВГИК, Высшие режиссерские курсы в Академии искусств в Германии, прошел курс семинаров в США по специальности "режиссер-постановщик театрализованных представлений". До 2000 года он работал в сфере телевизионной рекламы. Фильмография впечатляет: "Сага о Хантах", "Стрит-рейсеры", "Бабушка Ада", "Ведьма", "Час пик", "Умножающий печаль", "Если невеста - ведьма"... 

- Я слышала, как вы критиковали актеров за то, что они пользуются шпаргалками диалогов.
- Критиковал. Текста не знают только актеры постсоветского пространства. Актеры берут из Голливуда и Европы лишь пафос: "Ах, вот наши райдеры, где прописаны условия проживания!" И меня удивляет,
почему там не прописано главное - работа актера с режиссером над ролью. Актеры учат текст на репетиции, а мне кажется, что, если бы они пришли с выученным текстом, мы могли бы глубже проработать нюансы. 

- "Национальное достояние" для Беларуси - это важный фильм, у нас снимается не так много картин. Вы чувствуете ответственность перед нашей страной?
- Конечно! Я так и сказал: "Ребята, если вы хотите качественное кино, то я его сделаю!" Но все-таки,
знаете, мне хотелось бы видеть больше помощи, энергии, энтузиазма. Ведь это же белорусский проект. И
все говорят: "Да, мы хотим делать классное кино!" Только иногда мне кажется, что народ приходится тянуть за шкирку! В конце концов результат получается качественным, но какими усилиями! 

- Может, у белорусов более спокойный темперамент?
- Не думаю. Но мне бы хотелось видеть больше огня в глазах актеров. Я бы хотел, чтобы все не спали,
не ели, но сделали фильм, который заткнул бы за пояс российские каналы! Понимаете, я люблю, безумно
люблю... например, тех актеров, которые полностью отдаются работе, актеров старой советской школы: Евгения Леонова, Евгения Евстигнеева, Иннокентия Смоктуновского, других мэтров.

- Олег, тогда была советская система, и, чтобы ее обойти, приходилось полностью выкладываться.
- Нет, я знаю эти попытки оправдаться. Система тут ни при чем, все дело в ответственном отношении к
работе. "Старикам"-актерам, которые уходят, некому передавать свой опыт. Настоящие профессионалы не ели, не спали, кричали и думали, но жили в своих ролях, полностью отдавали себя людям. Сегодняшние
актеры другие. Они прибегают в кадр - а потом сразу на самолет, в другой проект. Им кажется, что сейчас они бегом-бегом, а потом появится роль - и они ее сделают. На самом деле надо максимально выкладываться в том, что делаешь сейчас. Мы помним эпизоды советских картин! А сегодня у актера - 100 спектаклей, 200 сериальных ролей, и все им мало. Они думают, что нарабатывают профессионализм, но ведь он измеряется не количеством. Профессионализм - в преодолении, в полной отдаче здесь и сейчас. Хотя, конечно, в этом правиле имеются исключения. Есть актеры, которые настолько серьезно относятся к своей работе и так сильны, что, когда они входят в кадр, все остальные просто блекнут.

- "Нет ансамбля" - кажется, так это называется у режиссеров?
- Какой ансамбль? Раньше режиссер выбирал актеров через пробы. А сейчас приходишь и слышишь: канал хочет актеров Петрова и Пупкина. А они вместе не смотрятся! Я это вижу как режиссер. Но продюсерский состав говорит: "А вдруг получится? Ты же талантлив, сделай это!" 20 лет продюсерского кино привели
к тому, что у нас нет ни одной картины, которая могла бы приблизиться к советской классике! 

- Да, но, может, есть кулинария шеф-повара и есть гамбургер, который тоже иногда нужен.
- Но если повар заточен на высокую кулинарию, то он даже гамбургер сделает круто! А сегодняшнее
кино - это не крутые гамбургеры, и оно не сравнится даже со средними картинами советских времен. Все
попытки снимать якобы духовные фильмы - это та же сладкая конфета "Мишка на Севере", и если на фантике при этом написано: "Михаил, размышляющий о сущности бытия", - то суть от этого не меняется! Ширпотреб.

- А мои книги - тоже ширпотреб? Мне нравится просто развлекать людей. А вы работаете над их экранизацией!
- Мне кажется, что склонность к развлечениям свела мышление людей до уровня букваря. Поэтому
да, придется говорить на уровне "мама мыла раму". Но я хочу, чтобы в этой "раме" было заложено и
другое: люди, любите друг друга, будьте добрее! Сегодня нельзя говорить на языке большого кинематографа - он забыт, его не поймут. Людей приучили его забывать. Те, кто стал делать на кино деньги, просто не могли понять высокий язык, для его постижения надо положить жизнь, а потом еще научиться его продавать. Поэтому сейчас все просто: создали новых потребителей, которые не едят изысканные пирожные, а уплетают черный хлеб с сахаром и думают, что это пирожные... Я не могу изменить эту ситуацию, но в эпизодах, в отдельных кадрах делаю все, чтобы с этим бороться.
"Национальное достояние" для меня - не только детектив, я вижу там важную часть, показывающую чувства людей, их отношение к жизни... Это напоминает мне какие-то традиции французского кинематографа - и легкого, и глубокого одновременно. Я буду стараться познать тайны французского кино, пытаясь почувствовать методы, которыми пользуются французские режиссеры, готовя блюдо кинофранцузской кухни, чтобы в этом фильме все это воплотилось! 

Ольга ТАРАСЕВИЧ.