Его телекамера любит всех

02.09.2016 "СБ. Беларусь сегодня"

О тех, кто работает по ту сторону телевизионной камеры, мы, журналисты отдела культуры, пишем редко. Бывает, вскользь упомянем, да и то, как правило, по случаю получения очередной профессиональной награды или статуэтки. Чаще наше внимание обходит их стороной: читатели любят знакомые лица. А ведь все эти лица открыли зрителям именно они - люди с большой камерой и не менее массивным штативом, чье полное обмундирование даже сейчас, в век крошечных гаджетов, весит немало.

В стенах родной Белтелерадиокомпании Виктор Плужников - личность не менее известная, чем его медийные коллеги. Он первым видит то, что, в конце концов, становится полноценной телепрограммой - процессу их создания "заслуженный оператор всея отечественного ТВ" посвятил ровно 35 лет. За эти годы умудрился не испортить, не разбить и не замучить ни одной телекамеры. Она - его инструмент, хлеб, продолжение рук и глаз. На счету Плужникова - несколько десятков программ (сегодня он работает над "Клубом редакторов", "Калейдоскопом" и "Калыханкай"), прямых эфиров специальных телепроектов (среди которых финал последнего национального отбора детского "Евровидения"), съемки "Главной елки страны", телеконцертов ансамбля "Бяседа", премии "За духовное возрождение", конкурсов "Зорная ростань" и "Маладыя таленты Беларусi"... Пытаемся подсчитать - цифры выходят абсолютно фантастические.

- Виктор Альбертович, как у вас, историка по образованию, завязался роман с камерой и телевидением? Да еще такой продолжительный, длиной почти в четыре десятилетия.

- А я ведь даже успел поработать учителем в одной из восьмилеток в Крупском районе. Сейчас вспоминаю - и как будто не со мной это было. Так случилось, что в конце 70–х я приехал домой в Минск на каникулы, и мой друг Саша Озеров, работавший на ТВ, предложил прогуляться туда на экскурсию. Мы походили по павильонам, я понаблюдал за съемочным процессом и подумал: "Вот это да, вот это работа!" Я-то всегда находился по другую сторону экрана, а тут - настоящая телевизионная кухня... Спустя время вернулся в павильоны на Макаенка, и Саша представил меня главному на тот момент телеоператору Владимиру Пронько: вот, мол, друг интересуется. Тот посмотрел на меня: "Ну, если интересно, приходи работать". Так и взяли меня ассистентом телеоператора. Учился всему на практике. Тогда не было вузов, которые бы готовили специалистов. Был московский ВГИК, но там учились будущие кинооператоры. А кино и телевидение имеют свою специфику.

- Каким было БТ в 1981–м, когда вы только-только заступили "на вахту"?

- Молодым, а оттого дерзким и очень-очень дружным. Раньше мы работали в бригадных группах: оператор-постановщик, оператор, ассистент. Все были самоучками, перенимали опыт у старших коллег и на курсах повышения квалификации. Плюс читали книги по телепроизводству. В плане творчества нас, операторов, никто и никогда не ограничивал. Не было рамок, шор: мол, делай только так и никак иначе. Конечно, есть законы света, но как с ними работать - тут уже творческий подход у каждого свой. Другое дело, получилась ли программа в итоге интересной. Не стоит забывать, что телевизионная съемка - процесс коллективный. На площадке есть режиссер. У него свое видение. У меня, бывает, свое. Но важно уметь не только увидеть, но и объяснить. Творчества не будет, если работать по указке, команде, со стандартным наборов приемов.

- А какова, на ваш взгляд, идеальная схема отношений оператора и режиссера?

- На двоих должна быть одна цель - сделать хорошую передачу. Не понимание с полуслова, нет. Это уже потом приходит. В свое время судьба свела меня с детской редакцией. Сколько детских программ прошло через мою камеру, даже подсчитать не берусь. С теплотой вспоминаю замечательные проекты "Улыбка Белой королевы", "Бухта капитанов", "Ящик сокровищ для детей будущего" - его мы, кстати, делали совместно с немецкими коллегами. Сегодня с удовольствием работаю над "Калыханкай". И мне не стыдно ни за один из этих проектов.

- Все мои знакомые телевизионщики любят повторять: "Мы телевизор не смотрим, мы в нем работаем". А вы, приходя домой, смотрите отснятые передачи?

- Обязательно. Если вдруг замечаю какой-то "косяк", беру на заметку, чтобы в будущем не повторить. На работу коллег также обращаю внимание. Помню, когда только начинал, старшие операторы говорили: "Не зацикливайся лишь на своей работе, ходи по павильонам, смотри, как работают другие". Потому что у каждого свой почерк, изюминка.

- Сейчас технологии вовсю совершенствуются, камеры становятся легче и удобнее, в Беларусь пришло HD-вещание... Это намного упрощает работу?

- Стало легче, это факт. Но вместе с технологиями прошлого ушла и та атмосфера. Хотя, возможно, это обычная ностальгия, свойственная людям моего возраста... Раньше, например, времени на подготовку проекта было гораздо больше. Если съемки натурные, мы заранее обязательно выезжали на место, смотрели точки, прикидывали, где и как лучше расположить камеры. Сейчас все быстро, оперативно, мобильно. Когда у нас появилась первая камера ТЖК, мы не знали, как с ней работать. Пока не покрутили, не понажимали на все кнопочки, не сделали ошибок. Студентам операторского факультета академии искусств сейчас намного проще: мы учились на своих ошибках, а они уже на наших.

- Кого из телезвезд камера любит?

- Камера, поверьте, любит всех. Другое дело, что за столько лет на телевидении многие ведущие знают все свои сильные и слабые стороны. Поэтому многих снимаем именно с того ракурса, с которого они выглядят максимально привлекательно. Но есть еще и понятие телегеничности. Так, среди тех, кого снимать всегда хорошо, могу отметить Светлану Боровскую, Дениса Дудинского, Юру Ващука, Оксану Вечер. Это люди, которые занимаются своим делом, тем, что каждому из них действительно интересно. И камера это чувствует.

Юлиана ЛЕОНОВИЧ.