Думайте сами, решайте сами

06.11.2015

"СБ. Беларусь сегодня"

Василий Раинчик - о том, с чем белорусам нужно ехать на "Евровидение".

То, что финалом национального отбора на "Евровидение" в этом году будут рулить зрители, заставляет многих в предвкушении потирать руки: ну теперь-то мы проголосуем, теперь-то мы пошлем на конкурс того, кого надо! "Евровидение" с течением времени стало таким же мерилом престижа, как футбол, а в неудачах прошлых лет у нас традиционно винят профессиональное жюри. Спасет ли ситуацию зрительское голосование, мы спросили народного артиста, композитора, руководителя ансамбля "Верасы" Василия Раинчика.

- Василий Петрович, как член жюри предварительного прослушивания вы одобряете нововведения? Как считаете, поможет зрительское голосование исключить возможное недовольство?

- Идея предоставить решать зрителям - хорошая, на мой взгляд. Потому что каким бы ни было жюри, его решениями в итоге всегда кто-то недоволен. А так слушатели проголосуют сами за того, кого они хотят видеть в качестве представителя Беларуси на "Евровидении". Конечно, как следствие, на экспертов во время предварительного прослушивания ложится более сложная задача: нужно будет выделить до 15 исполнителей, одинаково достойных представлять страну. Это не так просто, куда легче выбрать кого-то одного. Тем не менее эту задачу мы выполним, а дальше пусть решает публика.

- Какова вероятность накрутки голосов при зрительском голосовании?

- Вопрос в том, кто из артистов и как общается в социальных сетях. Есть те, кто там присутствует не очень активно, и те, у кого популярность нарабатывается через интернет. Разумеется, на результат будет влиять количество поклонников у конкретного исполнителя. И если кто-то кинет клич по всем соцсетям: мол, голосуйте за меня и пусть ваши родные и друзья тоже звонят и посылают СМС, он будет в более выигрышном положении. Мы уже сталкивались с такими ситуациями в различных телепроектах. Зритель на самом деле необъективен.

- А жюри?

- Музыка - это не спорт, где все меряется скоростью или взятым весом. Эффект от выступления не пересчитаешь ни на секунды, ни на килограммы. Так что в жюри тоже не бывает абсолютной объективности, поскольку затронуты эмоции. Кого-то зацепило выступление артиста, а другой прослушал без эмоций.

- Из тех белорусов, которые выступали на "Евровидении" в предыдущие годы, кто вам больше всех приглянулся?

- Мне понравился Юра Ващук (Тео), и я все сделал, чтобы он прошел. Он сам прекрасный аранжировщик, его приятно слушать, на него приятно смотреть. Вообще, парень положительный, и это чувствуется.

- Проблема, на взгляд наших читателей, еще и в том, что из года в год в национальном отборе участвуют одни и те же лица.

- Такой момент есть. У нас, конечно, не настолько критическая ситуация, как в России, когда некоторые персоны просто живут в эфире и через этот заслон не пройти никому со стороны. Но обратите внимание вот на что: сколько прекрасных творческих проектов на наших телеканалах и какие перспективные молодые певцы на них появляются. В той же "Академии талантов" участвуют вот уже 4 года очень хорошие, симпатичные ребята. Если бы мне в руки попали такие, я бы все сделал, чтобы они пробились. А что мы видим? Они выступают, побеждают - и чаще всего исчезают бесследно. Телевизионные проекты у нас не имеют продолжения; телекомпания завершила съемки, и дальнейшая судьба участников никого не волнует. Поэтому новых имен на нашей эстраде гораздо меньше, чем могло бы быть.

- Едва ли не самый острый вопрос по завершении национального отбора - это композиция, с которой участник едет в Европу. Почему мы все время везем на "Евровидение" песни на английском?

- Эту идею уже можно было бы и пересмотреть. Я 40 лет занимаюсь эстрадной музыкой. Всю свою жизнь мы бежали за Западом, потому что в СССР нам все было нельзя. Отсюда у артистов желание доказать, что мы можем быть не хуже, чем заграница. Но сейчас–то времена изменились! Никаких запретов, разрешено буквально все, сегодня утром в Америке выступила певица, а вечером ты увидел ее выступление в интернете. Поэтому хватит доказывать, что мы можем быть такими же, как западные музыканты. Все равно хип-хоп лучше афроамериканца ты не споешь, и по-английски чище коренного британца не заговоришь. Наоборот, нам надо показать, что мы - другие, в этом наш интерес. Нужно подчеркивать свою самобытность!

Ирина ОВСЕПЬЯН.