Что осталось за кадром детского “Евровидения”?

13.12.2007
"Белорусская нива", 13 декабря 2007 г.


Имя победителя Международного детского конкурса “Евровидение-2007” Леши Жигалковича сегодня на устах у всей страны. И пока сам юный исполнитель приходит в себя - и от неожиданно свалившейся славы, и после напряженного графика подготовки, - профессионалы шоу-бизнеса разбирают по полочкам слагаемые его громкого успеха. А тем временем, окрыленные победой своего соотечественника, сотни талантливых ребят и их родители ищут наикратчайший путь на большую сцену. О том, каким был он для Леши, его родителей и педагогов, о “подводных камнях”, оставшихся “за кадром” прямых эфиров и ток-шоу, рассказывают участники белорусской команды победителей.

Людмила Бородина, исполнительный продюсер телеканала “Лад”:
Сестры Толмачевы плакали
- Несмотря на то, что мы победили, от самой подготовки Роттердама к “Евровидению” остались не самые приятные впечатления. Было немало казусов в организационном плане, которые оставляли в недоумении не только белорусскую делегацию. Например, было очень горько и обидно за российских сестричек Толмачевых, победивших в прошлом году. Они ехали в Голландию не просто передать приз, но и выступить, как это всегда было принято на детском “Евровидении”. А им это даже не предложили. Девочки очень расстроились и не могли сдержать слез.

Детское “Евровидение” взрослеет
- Помню, когда в 2005-м в Бельгию ехала наша Ксения Ситник, организаторы конкурса вернули нам рекламные материалы с просьбой переделать костюм исполнительницы: их смутили лаковые ботфорты в сочетании с короткой юбочкой. Мол, это стиль “секси”, не допустимый в формате детского конкурса. Мы переделали Ксюшин костюм, но когда приехали в Брюссель, оказалось, что далеко не все страны-участницы придерживаются этого правила. В этом году еще раз убедились, что детское “Евровидение” все больше копирует взрослый конкурс, а в плане костюмов некоторые юные исполнители вполне могли бы соперничать с ним. Например, правила детского шоу запрещают открывать живот, слишком оголять ноги - одним словом, дети должны выглядеть детьми. Однако зрители сами могли убедиться, что многие образы исполнителей нарушали эти правила “по полной”. Я гадала: чья же сторона возьмет? И то, что Европа проголосовала за Лешу, это еще и победа детства на детском “Евровидении”. Я считаю, это очень важный факт: все-таки современный европейский зритель хочет видеть ребенка - ребенком, он устал от навязчивых картинок на телеэкране с различными частями тела: в рекламе, видеоклипах, кино.

Последнему номеру главное - “не перегореть”
- Многие говорят, что успеху нашего исполнителя помог последний номер выступления: мол, он запоминается лучше других. Однако профессионалы знают, насколько сложно для самого конкурсанта выступать замыкающим. Когда ты слышал всех своих соперников, когда после более чем часового ожидания идет на спад боевой кураж, эмоции не могут столько времени находиться на пике. Здесь все зависит от эмоционального склада самого исполнителя: для одних удача - вытянуть один из первых номеров, а другие способны выдать по максимуму лишь к финалу. Леша как раз из последних. Хотя еще на репетициях мы видели, как все участники бесятся и прыгают под каждый номер очередного конкурсанта - дети есть дети. Поэтому когда начался конкурс, самому старшему из танцевальной группы было строго наказано: не позволять Леше прыгать. И как только тот порывался вместе со всеми пританцовывать и подпевать, на его плечо опускалась рука Никиты. Так наш Леша терпеливо и просидел до своего номера, а уже где-то за три песни до своего выхода вообще не слышал ничего из происходящего на сцене: по распоряжению педагога Ольги Вронской он надел наушники с “минусовкой” своей песни и слушал только ее.

Как стать звездой “Евровидения”
Кстати, российские педагоги по вокалу, которые работали на всех предыдущих детских конкурсах “Евровидения” и помнят выступления и нашей Ксюши, и Андрея Кунца, которых учила Светлана Стаценко, сразу заметили, что Жигалковича готовил другой педагог. Леша по натуре своей интроверт, он довольно замкнутый и немногословный мальчик, журналисты уже это заметили: от него не добьешься более-менее распространенного ответа на вопросы: “Что ты почувствовал в первые минуты победы?”, “Ощущаешь ли себя знаменитым?”. Такой он и во всем. И чтобы заметить в этом “закрытом” ребенке огромный скрытый потенциал возможностей и желание работать, нужно быть педагогом от Бога. Андрей и Ксюша - по природе своей артисты, это чувствуется даже в их манере говорить, держать себя. Леша - “вещь в себе”. И это замечательно, что шансы на победу есть у таких разных детей. Непременное условие на пути к успеху - желание ребенка тяжело и помногу работать, забыв об отдыхе и детских играх, его понимание обратной стороны этого манящего мира “Евровидения”.

Отец Леши, Александр Жигалкович:
Секреты семейного воспитания
- В общем-то, у нас обычная семья. Я придерживаюсь такой линии воспитания, когда ребенку не запрещают или заставляют делать что-то, а личным примером показывают, что хорошо, а что плохо. Мы с женой по профессии врачи, но в сыне я никогда не видел склонности к этому делу, к тому же уже с пяти лет он начал петь, побеждать на конкурсах, и уже с таких ранних лет в доме звучало: “Я буду артистом”. Мы видели, что у него к этому способности, и не мешали, поддерживали, когда Леша уставал или что-то не получалось.

“Я еще не вырос”
Сам Леша признался, что, несмотря на такой недетский график работы, взрослым он себя пока еще не считает. Скромно опустив глаза, он уверяет, что победа и повышенное к нему внимание не изменили его, а постоянные съемки и интервью уже немного утомили. На вопрос, когда вернешься к школьным урокам, Алексей честно отвечает: “Не знаю”. Говорит, что уже больше трех недель пропустил в школе точно, но отстать не боится: “Отдохну - догоню”. А между тем впереди у него - участие в новогодних проектах Первого канала, выступления на Президентской елке и национальном отборочном концерте на взрослое “Евровидение”. И это только планы на оставшуюся часть декабря…

Юрий Азаренок, заместитель председателя Национальной Белтелерадиокомпании:
Приедет ли конкурс в Беларусь?
- Теперь к Беларуси в организационных кругах “Евровидения” относятся с большим уважением, и шансы нашей республики на проведение конкурса у себя значительно возросли. Мы подали заявку на 2009 год, но, хотя авторитет белорусских исполнителей достаточно велик, только хорошая вокальная школа не может служить веским аргументом в пользу выбора. Организаторы предъявляют высокие требования к принимающей стране: это и огромный зрительный зал, оборудованный по последнему слову техники, и возможности телекоммуникаций, и размещение всех делегаций в гостинице на высоком уровне. Но, думаю, к 2009-му Беларусь сможет соответствовать всем этим требованиям.
В Роттердаме у меня часто спрашивали, в чем секрет успеха Беларуси, на протяжении нескольких лет занимающей верхние строчки конкурсного рейтинга? Думаю, секрет этот еще и в том, что ни в какой другой стране не уделяется столько внимания работе с творчески одаренными детьми, как у нас. И к тому же Беларусь очень серьезно относится к подготовке к “Евровидению”, как к возможности поддержать престиж страны. Во многих государствах относятся к этому конкурсу более спокойно, хотя популярность его в европейских странах очень велика.

Светлана СЁМКИНА.