Был ли "Юмор на войне"?

30.04.2016 "Сельская газета"

Однозначное "да" вам скажут участники спецпроекта под таким названием, который выйдет на Беларусь 1 ко Дню Победы. Два месяца раз в неделю его команда собиралась в большой красочной студии "600 метров". Чтобы воссоздать былое и показать то, как в годы войны люди находили счастье в шутках, оптимистичных песнях, пришлось немало покопаться в архивах и документах. Сегодня идут последние съемки проекта, в них задействованы белорусские исполнители. К делу они подошли творчески и сделали свои аранжировки старых композиций. Каждая серия "Юмора на войне" закончится именно на их музыкальной ноте.

Время использования студии "600 метров", с экраном, раскрывающим уникальные возможности для телевизионщиков, о котором мы много рассказывали в "ТР", расписано по минутам. Поэтому работать предстоит с 10 вечера до 4 утра. На большом электронном полотне изображена старая кирпичная стена, в центре - большая черная дыра, через которую врываемся в прошлое. Во время выступлений артистов там будут крутить сцены из отснятых серий. На кирпичах появляются военные плакаты.

Опыт с созданием лент о войне для БТ, понятно, не первый. Так, в прошлом году с циклом хроникально-документальных фильмов "Испытание" канал взял "Телевершину" в нескольких номинациях. Идея создания проекта "Юмор на войне" принадлежит заместителю главного директора Главной дирекции телеканала Беларусь 1 Сергею Шишко: "Фильмы цикла "Испытание" получились серьезными и тяжелыми. Дарье Бусловой, которая написала серию "Кровь для вермахта", предложил работу над следующим проектом. Она сказала: "Дайте сделать паузу, я пропустила это через себя". Это натолкнуло меня на мысль сделать что-то позитивное, потому что юмор - это то, что всегда помогало человеку в очень тяжелых условиях".

- Не боитесь, что скажут: война, трагедия, смерть, а они веселятся?

- Все ветераны наши признают - юмор на войне помогал выжить. Я не боюсь критики, ведь это было, а значит, имеет право на то, чтобы мы показали. Так, во время войны выступали театральные бригады с мини-спектаклями, актеры изображали карикатурных Гитлера, Геббельса. Работали цирковые бригады. Знаменитый Карандаш в своих воспоминаниях писал о поездках на фронт. В разных сериях расскажем о фронтовых театральных бригадах, кино, цирке, о музыке тех времен.

На съемочной площадке застаю режиссера-постановщика Андрея Левчика. Пока он не ушел в аппаратную, из которой, как голос свыше, будет слышен его командный тон. К проекту тоже подошел неординарно. Настоял, например, на том, чтобы снять своего рода театральную постановку, используя условные декорации студии "600 метров":

- Я люблю чистую документалистику, где есть хроника, историческая достоверность. Но здесь мы добавили художественности, элементы мюзикла. Мы не реконструируем, как делают обычно в документальных фильмах. Думаю, необычный опыт это был и для автора сценария всех серий Бориса Герстена. Он много работал с документальными фильмами о войне. Здесь много драматургии. В первой серии еще нет четко выстроенной сквозной линии. Там идет речь о блатной песне "Гоп со смыком", которая переделывалась во время войны. Потом Борис Изидорович расписался так, что стал интересен непосредственно сюжет историй, происходящих между персонажами. Их не придумывали, за основу взяли реальные мемуары, воспоминания.

Ничего похожего на Белорусском телевидении 20-25 лет не было, могу сказать точно. В моей молодости здесь работала литдрамредакция, которая ставила телевизионные спектакли. В один момент вдруг это стало кому-то неинтересно, не нужно, "урезали". Со временем поняли, что поспешили.

На протяжении всего сериала актеры играют разные роли, но у них есть типажи, которых они придерживаются - смешной, серьезный, драматический. На экране, в зависимости от сцены, в черной дыре появлялась своя картинка. Чтобы декорация не была плоской, рядом размещали какие-то объемные предметы быта. Но все это, опять же, носит театральный, условный характер.

Первый певец уже на сцене. Герман будет исполнять песню фронтового шофера. Он и его танцевальная команда одеты в стиле ретро. Артистов снимают несколько раз, для чего задействуют четыре обычных камеры и кран. Потом на монтаже все сложат в единую картинку. "Песней шофер подбадривает себя и всех своих однополчан, - поясняет мне в перерыве Герман. - Моя задача - передать настроение". Долго не поболтаешь. "Алена, уходи из кадра. Через 20 минут съемка", - бросает режиссер художнику по гриму Алене Астапчик. Мастер покорно покидает сцену. Оказывается, через ее руки проходила не одна российская звезда - Дмитрий Шевченко, Андрей Душечкин, братья Ефремовы и другие.

"Из вас могу сделать кого угодно! - вдруг говорит мне. - В цикле "Испытание" у нас играли 10 актеров. Они были и немцами, и партизанами, и пленными. И каждый раз получались непохожими. В этом проекте гримом старались передать эпоху: делали небольшие ссадины, шрамы, прически, костюмы. Например, в 30-40-х годах у женщин прическа с "холодной волной", красные губы, стрелки на глазах и большие ресницы. У нас есть сцены, в которых главные герои - актрисы того времени. Изучали, например, в архивах, какой была Яна Жемчужная. Сегодня специфика немного другая, немножко форс-мажор. Во время репетиций режиссер из аппаратной подсказывает, кого сделать ярче, кому в прическе что-то поднять или убрать".

На большом экране замечаю и лидера группы "Дрозды" Виталия Карпанова в военной форме. Коллектив снимался в качестве актеров-музыкантов. Кому-то даже доверили произнести пару реплик. За кадром же Виталий был в роли музыкального продюсера и подбирал исполнителей, которые сегодня поют старые добрые песни: "Когда я увидел список, в основном сочинения Леонида Утесова, сразу понял, кто это мог бы их исполнить. У нас много хороших артистов, а вот веселых надо поискать. Привлекали и не широко известных, но очень талантливых "Девайсов", "Джаз сити Бэнд", Дмитрия Королева. Макса Лоренса узнают зрители из России. Каждый артист сам делал аранжировку".

К выступлению готовится Дмитрий Королев, который исполнит "Барон фон дер пшик" Утесова. Оригинал довольно медленный, поэтому сделали песню динамичнее, осовременили, добавив гитару, и получилось что-то в стиле Леонида Агутина.

В холле неподалеку от гримерок замечаю и репетирующего Макса Лоренса. Песня "В лесу прифронтовом" отличается от остальных своей лиричностью: "Я попытался понять и передать смысл произведения. Пели ее перед боем, когда солдаты идут воевать, понимая, что кто-то живым не вернется. Поэтому они решили вспомнить о чем-то приятном. Песня напоминает о родном доме, матерях. Мне показалось, что музыка должна создавать картину присутствия военного интима, тишины, которую чувствовали солдаты перед боем. Не хотелось делать из нее что-то современное. Поэтому собрал инструменты, которые хорошо передают ту эпоху. А что это могло быть? Гитара на трех аккордах с порванными струнами, гармошка, аккордеон, может, нашелся бы и клавишник".

Виктория БАБОВИЧ.