Александр Жданович: “В жизни я - Маляваныч!”

01.09.2006
"Вечерний Минск", 1 сентября 2006 г.


Многие из нас в свое время смотрели “Калыханку”. Александр Жданович - сегодняшний гость телевизионной полосы, бессменный ведущий “Калыханкi” и актер “Русского театра”. С ним встретился корреспондент “Вечернего Минска”.

- Кем вы мечтали стать в детстве?
- Хотел всего и сразу. Не любил сидеть на одном месте. Вначале мечтал стать писателем, так как всегда что-то придумывал, фантазировал. У меня было затянувшееся детство. До 16 лет сам для себя придумывал игры и играл в них с большим интересом. Нарисовал огромную карту выдуманного мною мира, где были материки, страны, моря... Иногда задумываюсь, правильно ли сделал, что в жизни выбрал путь актера, ведь у меня есть много и других интересов. Чем только я не увлекался! Любил, да и сейчас люблю спорт. В детстве занимался легкой атлетикой, волейболом, боксом, несмотря на мое худощавое телосложение. Люблю рисовать, может потому и прозвали меня Маляванычем. Я заядлый болельщик, наверное, передалось от папы. Но больше всего хотел стать спортивным комментатором.

- Где учились? Как дела с успеваемостью?
- Окончив школу, хотел поступить в кулинарный техникум, но передумал. Подал документы в театрально-художественный институт, несмотря на то, что у меня была заниженная самооценка. Я всегда думал, что в актеры меня точно не возьмут. Это были какие-то заоблачные выси. В школе учился средне с очень большой разбежкой в оценках. По математике, физике мог получить 2-3 балла, а по литературе, истории - 5. Я любитель гуманитарных предметов. Не люблю точные науки. Это не мое!

- Где приходилось работать?
- По окончании института работал в детской передаче “Лiтарынка”, которая выходила на БТ. Там я играл роль “Слаукi-Забаукi”. В Национальном Русском драматическом театре имени Горького с 1985 года, а параллельно с 1996 меня пригласили в “Калыханку”. Согласился не сразу. Думал, что имидж ведущего детской передачи в дальнейшем может отрицательно повлиять на мою актерскую карьеру. Но, проанализировав, понял, что это мое. Ведь дети легко воспринимают меня на экране и любят. Из этого делаю вывод, что нахожусь на своем месте. Конечно, может меня и можно в чем-то покритиковать...

- Существует стереотип, что творческие люди “не умеют забить гвоздь”...
- Несмотря на то, что я мастер в узкой специализации “актер”, все же в состоянии выполнить некоторые физические и черновые работы. Другое дело, что это мне не приносит удовольствия. Недавно, этим летом, совершил трудовой подвиг - покрасил дачу, поклеил в комнате обои... Могу приготовить вполне съедобное блюдо. Был и единственный опыт, где я попробовал себя в режиссуре, правда издевался только над одним актером, то есть над самим собой. Дело в том, что это моноспектакль, где я и режиссер, и актер, и художник.

- Почему вы такой худой?
- Хотите верьте, хотите нет, но я соблюдаю церковные посты. Считаю, в этом нет ничего вредного для здоровья. От мяса отказаться могу легко, а вот от молочных продуктов, сладостей...

- Как вы стали Сан Маляванычем? Почему с приставкой “Сан”?
- Сан Малявынычем я стал давно. Со временем приставка “Сан” отпала. Я - актер и не вмешиваюсь в дела режиссеров, сценаристов, поэтому не знаю, почему исчезла эта приставка. Образ Маляваныча значительно изменился за последнее время. Сейчас я просто ведущий. Раньше был почти сказочным персонажем: одевал костюм художника с длинным шарфом. Единственное, что осталось от старого Маляваныча, - это очки.

- Расскажите о “Калыханке” за кадром.
- На съемочной площадке всегда царит жизнерадостная, шутливая атмосфера. Мы друг над другом подшучиваем, поднимаем таким образом настроение. Топу играет актер театра “Христофор” Владимир Воронков. По профессии он кукольный артист. Мне приятно работать с таким партнером. Он человек крупный, потому спрятать его под стол - тяжелая задача. Если едем на выездные съемки, то выкручиваемся по-разному. Иногда в кадре виднеется его лысина. Бывает, я накрываю голову Володе Воронкову тряпками, делаю вид, что держу Топу и пытаюсь им разговаривать: шевелю лапками. Одним словом, я - человек-оркестр.

- Что приятное в вашей работе?
- Очень приятно, что меня узнают работники ГАИ. Пользуясь случаем, хочу передать им огромный привет! Я, конечно, стараюсь не нарушать правила, но бывает по-разному. Часто узнают взрослые с маленькими чадами, которые смотрят “Калыханку”. Маленькие дети, как правило, меня не узнают. Они считают, что Маляваныч - сказочный персонаж, который не может ходить по городу и чесать затылок. Они не отождествляют мир телевидения с реальным миром. К тому же в городе я хожу без очков. Однажды был в Ботаническом саду, где встретил большую группу приезжих ребят из Молодечно. Они фотографировались со мной, брали автографы. Приятно. Ведь все мы люди тщеславные! Не так ли?

- Кто вы больше: Маляваныч или актер театра?
- Мне нравится работать и в театре, и в “Калыханке”. По-моему, чем больше у актера лиц, тем он лучше. В жизни я похож на моего Маляваныча, хотя не могу сказать, что совпадаю с ним полностью. Люблю возиться с детьми. Мне легко с ними общаться и, самое главное, интересно.

- У вас есть вредные привычки?
- Нет. Я не курю и не пью. В общем, я спортсмен-красавец. Поэтому на улице меня не смогут застать с сигаретой в зубах. Вредных примеров детям не подаю.

- В программе есть почта? Что обычно пишут?
- Почта действительно есть. Иногда дети присылают свои сказки, рассказы, просят передать привет. Бывает, договариваются об экскурсии в телестудию “Калыханкi”. Но больше всего в письмах рисунков. Раскрою секрет: я их коллекционирую. Однажды, к моему 40-летию, организовал выставку, где были представлены рисунки детей и мои “живописные” работы.

- “Калыханка” выходит в записи?
- Да. За один день записываем по 5, а иногда и по 6 выпусков программы. Конечно, прямой эфир - это момент адреналина в крови, который рождает живую энергетику, и это здорово. Но за счет того, что “Калыханка” выходит в записи, мы можем снимать по нескольку дублей, тем самым добиваемся лучшего качества выпуска.

- Вы волнуетесь перед камерой?
- Раньше волновался: тряслись руки, ноги, пересыхало во рту, было напряжено внимание. Сейчас не волнуюсь: уже привык. Хотя чувствуется некая ответственность перед зрителем.

- С какими трудностями сталкиваетесь в “Калыханке”?
- При съемке часто случаются оговорки. При монтаже они, конечно же, вырезаются. Наш режиссер нарезала этих ляпсусов и смонтировала из них забавный фильм. Конечно, для рабочего просмотра. Хотя, неплохо бы и телезрителю показать. Будет интересно.

- Что любит делать Маляваныч в свободное от работы время?
- Конечно же, рисовать! Но свободного времени у меня очень мало. Приходится много работать, ведь у меня большая семья. Сейчас с жалостью смотрю на свои недописанные маслом картины.

- Расскажите о детях.
- У меня двое сыновей. Саше 18 лет, в этом году поступил в Белорусский государственный лингвистический университет. Глебу 20. Он пока не решил, чем хочет заниматься в жизни. Ребята у меня очень крутые. Правда, никто не захотел стать актером. Я не давлю на них. Пусть решают сами. Когда я стал работать в “Калыханке”, им было 8-10 лет. Относились к моей работе с иронией. BR>
- Как предпочитаете проводить праздники?
- В кругу семьи. Не люблю шумиху, суету.

- Вспомните интересный случай из жизни.
- Однажды опаздывал на электричку. Подходят ко мне два милиционера и просят предъявить документы. Я спросил: “А в чем дело?”
- Мы ищем человека, который на вас похож.
С собой у меня документов не оказалось. Я начал объяснять, что работаю в театре. Они узнали меня, взяли автограф и отпустили.

- О чем мечтаете в будущем?
- Хочется достичь душевной гармонии. Иногда вся наша жизнь представляется мне суетой: театр, телевидение... Очень много в мире тщеславия, желания быть первым, иногда ничем не оправданного. Я не искал этого. Хочется быть честным перед собой, окружающими, любить ближних. Хочу узнать ответы на вопросы: для чего мы живем и что будет после смерти?

Интервью провел Жан СОДЕЛЬ.