Александр ОСТРОВСКИЙ: "Мою любовь к юмору выжигали каленым железом"

20.04.2011
"Аргументы и факты в Белоруссии", 20 апреля 2011 г.


Белорусы производят юмористический телепродукт, но насколько это, во-первых, смешно, во-вторых, востребовано "АиФ" решил обсудить с одним из персонажей "Смешного "Времечка" на телеканале ЛАД, актером, продюсером программы "Бульбокс" (8 канал) Александром ОСТРОВСКИМ.

- Александр, ваша актерская судьба немного обескураживает: почему вы не посвятили себя сцене, кинематографу, а сконцентрировались на юмористической программе? Вы же говорите, что любите глубокую драматургию.
- И юмор должен быть глубоким! Когда "Смешное "Времечко" только задумывалось, меня захватила драматургия проекта: для программы создавались игровые сюжеты, режиссеры, как положено, репетировали их с актерами. На мой взгляд, то, что мы сделали в первых выпусках программы, ничем не уступало скетч-шоу "6 кадров" и по уровню приближалось к "Большой разнице"! Это не голословно и не субъективно: я показывал записи разбирающимся людям. Когда режиссер, профессионал своего дела, не церемонящийся в оценках и высказываниях, сначала улыбается, а потом искренне хохочет, и не потому, что знает меня, а потому что ему действительно смешно и весело, это о чем-то говорит!
Сегодня формат изменился: в нынешних сюжетах главное показать журналиста, который берет интервью. Придумывать каждую неделю новый образ практически невозможно, поэтому возникает вопрос: "Чем будем удивлять публику?"

- Но пока удивляете?
- Удивляем... Я в "Смешном "Времечке" борюсь за каждое слово. К сожалению, сложно добавить что-то от себя, когда сценарий утвержден, хотя актеры часто предлагают интересные вещи. Мои коллеги по проекту Толя Голуб, Юра Баранов постоянно подкидывают идеи, но нам говорят: "Не надо".
А знаете, что меня радует больше всего? Когда меня спрашивают: "Слушай, это ты был в "Смешном "Времечке"? А я тебя не узнал".

- Что вам еще приносит удовлетворение от работы?
- Съемки в некоторых фильмах. В мистическом сериале "Вызов-4" я сыграл актера, в фильме "Вторая жизнь Федора Строгова" - друга главного героя, милиционера, персонажа с налетом юмора.

- Ваш комедийный дар востребован в кино, как бы вы этого хотели?
- Я, честно говоря, не совсем понимаю, как сегодня проводят кастинги: актеры порой не знают, кого играют в сериалах. Мне кажется, режиссеры просто выбирают фактуру: о, этому форму наденем, а этому дадим сказать пару слов... Присылают листики с текстом: "Ваш персонаж Егоров. Говорить нужно такие-то слова". А кто такой Егоров, куда он едет, почему появилась гора трупов?

- Подождите, Александр, но если не нравится, - вы вправе отказаться от так называемой роли.
- Я и отказываюсь, за что не очень любим.
 
Ноу-хау - Селивоны
 
- Не знаю, откуда это повелось, но почему-то принято считать, что плох тот актер, который не мечтает сыграть Гамлета.
- Да, это распространенный стереотип. Но лично у меня никогда не было такого желания. Я на экзамене по сценической речи в театральном институте читал монолог Ричарда III, что мне в принципе не свойственно, и получил высокую оценку. Мне понравился отрывок, я нашел рисунок, как его оформить, продумал все, даже костюм... От меня ждали Хлестакова, никак не меньше, а тут - на тебе - совершенно неожиданный образ. Артист должен уметь удивлять и поражать всегда!

- Если ждали Хлестакова, значит прецеденты были?
- Руководитель нашего курса Валерий Раевский каленым железом выжигал все мои "поползновения" в сторону юмора. Каждый раз он говорил: "Саша, если ты будешь дальше продолжать в таком же ключе, я буду вынужден тебя отчислить". Нас воспитывали как серьезных драматических актеров, но мы с моим другом и однокурсником Сергеем Новицким (х/ф "Ускоренная помощь", телепроект "Наша Белараша") отчаянно "сопротивлялись" и гремели на весь театральный институт. Мы обычно играли в паре в различных отрывках, но в дипломном спектакле "Лес" по пьесе Александра Островского, где есть два главных персонажа Счастливцев и Несчастливцев, нас разъединили. Сказали: "Вас нельзя выпускать на сцену вместе". Потому что даже когда мы играли серьезную сцену, люди в зале улыбались и аплодировали.

- Зато тандем Островский-Новицкий продолжается сейчас: периодически вижу вас в рекламных роликах. Развейте или подтвердите слухи: правда ли, что именно ваш тандем впервые заговорил на трасянке, продвинув в массы это ноу-хау?
- В начале 90-х мы придумали персонажей, которых назвали Селивонами (от названия деревни Селивоновка). Действительно, мы стали первыми, кто заговорил на трасянке. Потом еще долгое время студенты теперь уже Академии искусств передавали из уст в уста "селивоновские" цитаты. А лет через десять я случайно увидел по телевизору двух персонажей - Сашу и Сирожу, которые сыпали узнаваемыми шутками.
 
"Музыкальный апельсин"
 
- По первому образованию вы музыкант, валторнист. Это как-то вам пригодилось?
- Зная тяжелую судьбу музыкантов, я их всех люблю, как детей малых. Мне захотелось сделать что-то позитивное для них: так был организован демо-фест искренней музыки "Музыкальный апельсин", на котором о себе заявили многие белорусские группы, например, "Детидетей", "Акана". Мы снимаем выступающие команды, монтируем видео и дарим диски музыкантам, чтобы у них было профессиональное промо. Надеюсь, что оно поможет им в продвижении. А с августа по договоренности с 8 каналом в эфире будут показаны концерты команд, которые выступали на "Музыкальном апельсине".
Еще у меня есть идея спродюсировать игровой сериал, позитивный и добрый, о жизни рекламных агентств, в котором есть место для актеров Островского и Новицкого. Я уже двенадцать лет занимаюсь видеорекламой и собрал массу забавных и трогательных историй.

Юлия ТЕЛЬТЕВСКАЯ.